Суд отказал истцу в удовлетворении иска о сносе мансарды и сарая, принадлежащих ответчику

Самовольная постройка: ВС РФ против формального подхода

Минувший год был для ВС РФ плодотворным, и в конце декабря 2014 года наиболее значимые судебные акты были объединены в “Обзоре судебной практики ВС РФ” (утв. Президиумом ВС РФ 24 декабря 2014 г.). Одно из приведенных в этом документе дел касается особенностей признания права собственности на самовольную постройку (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 8 июля 2014 г. № 19-КГ14-6).

По общему правилу, лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности и не вправе ею распоряжаться (продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки). Такая постройка в соответствии с действующим законодательством подлежит сносу (п. 2 ст. 222 ГК РФ). Право собственности на самовольную постройку может быть признано за лицом, но только при наличии следующих оснований:

  • принадлежность земельного участка лицу;
  • отсутствие угрозы жизни и здоровью граждан;
  • отсутствие нарушения прав и законных интересов других лиц;
  • наличие попыток легализации постройки – например, попыток получения разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию (п. 3 ст. 222 ГК РФ, п. 26 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22, далее – Постановление № 10/22).

НАША СПРАВКА

Местная администрация обратилась в суд с иском о признании жилого дома, возведенного ответчиком, самовольной постройкой. В обоснование заявленных требований истец ссылался на отсутствие соответствующего разрешения на строительство (ст. 51 Градостроительного кодекса РФ) и в связи с этим просил суд обязать ответчика снести дом.

Суд первой инстанции установил, что сооружение расположено на земельном участке с соответствующим целевым назначением и видом разрешенного использования, права и охраняемые законом интересы других лиц не нарушает и угрозу их жизни и здоровью не создает, к тому же ответчик впоследствии зарегистрировал право собственности на указанный жилой дом. Однако в связи с тем, что у него отсутствовало разрешение на строительство, а также тот факт, что им не были заявлены встречные требования о сохранении постройки, суд исковые требования удовлетворил, признал сооружение самовольной постройкой и обязал ответчика снести дом. Апелляционная инстанция оставила принятое решение в силе.

Не согласившись с выводами судов, ответчик обратился с кассационной жалобой в ВС РФ. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ оба судебных акта отменила, указав на:

  • недопущение формального подхода при принятии решения о сносе самовольной постройки;
  • признание за лицами, участвующими в деле, права самостоятельно выбирать способ защиты своих интересов (принцип диспозитивности гражданского процесса).

Недопущение формального подхода

Коллегия отметила, что здание обоснованно признано судами самовольной постройкой, однако указала на возможность сохранения дома – для этого должно быть проверено наличие оснований для признания права собственности на такое сооружение (принадлежность земельного участка ответчику, отсутствие нарушений прав и законных интересов других лиц и т. д.). Сославшись на п. 26 Постановления № 10/22, ВС РФ подчеркнул, что отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку.

С одной стороны, даже наличие регистрации права собственности не исключает вероятности сноса постройки, если она будет признана судом самовольной (п. 23 Постановления № 10/22). Но, с другой стороны, если единственными признаками самовольной постройки является отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению, если иное не установлено законом (п. 26 Постановления № 10/22). В этом случае суд должен установить, что лицо предпринимало меры к легализации сооружения, и проверить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу их жизни и здоровью.

Проанализировав материалы дела и действующее законодательство, коллегия сделала вывод, что закон связывает снос самовольной постройки не с формальным соблюдением требований о получении разрешения на строительство, а с установлением обстоятельств, которые могли бы препятствовать использованию такой постройки ввиду ее несоответствия требованиям безопасности и/или нарушения прав третьих лиц. Кроме того, в своем Определении ВС РФ подчеркнул, что при отсутствии препятствий к получению лицом разрешения на строительство решение о сносе постройки будет основываться на формальном подходе суда к разрешению спора, не основанном на полном и всестороннем исследовании обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 195, 196 и 198 ГПК РФ).

Принцип диспозитивности гражданского процесса

Также, сославшись на принцип диспозитивности гражданского процесса, ВС РФ не согласился с выводом суда первой инстанции о необходимости подавать встречный иск о сохранении самовольной постройки и признании права собственности.

НАША СПРАВКА

В установленном законом порядке участвующие в деле лица могут обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов (ч. 1 ст. 3 ГПК РФ). Таким образом, обращение в суд с иском о защите нарушенного права является правом лица, а не его обязанностью.

Придя к выводу, что ответчик должен был предпринять меры к сохранению самовольной постройки путем предъявления соответствующего встречного иска, суд, как отметила коллегия, вменил ответчику в обязанность реализацию права, предоставленного законом, тогда как лицо должно реализовывать указанное право самостоятельно, вне зависимости от императивных предписаний суда.

В связи с этим ВС РФ отметил, что гражданские права, подлежащие, по мнению суда первой инстанции, защите посредством предъявления встречного иска, будут действительны вне зависимости от реализации стороной процессуальных прав.

Кроме того, коллегия обратила внимание на то, что ответчик впоследствии зарегистрировал право собственности на строение в установленном законом порядке (ст. 25.3 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”, далее – Закон о государственной регистрации). Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество (п. 1 ст. 2 Закона о государственной регистрации). А это значит, что право ответчика на спорное жилое здание, как справедливо отметил ВС РФ, было признано государством и не нуждалось в дополнительном признании в судебном порядке.

Значение позиции ВС РФ при рассмотрении аналогичных споров

Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 8 июля 2014 г. № 19-КГ14-6 задало направление в рассмотрении подобного рода споров как в отношении физических, так и юридических лиц.

Так, 15 ААС РФ своим постановлением от 15 августа 2014 г. № 15АП-12285/14 отменил решение суда первой инстанции, которым истцу, Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае, было отказано в признании права собственности на электросеть. Основанием для отказа стал тот факт, что истцом не было получено разрешение на строительство указанной электросети, а также не были предприняты меры по его получению.

Исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции установил, что принадлежащий государству земельный участок был предоставлен в постоянное (бессрочное пользование) ФГБОУ ВПО “КубГТУ”, которым на этом участке была построена электросеть. Отсутствие правоустанавливающих документов послужило основанием для обращения Территориальным управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае в суд с иском о признании за государством права собственности на это сооружение.

Учитывая, что иск был предъявлен собственником земельного участка, суд апелляционной инстанции подчеркнул, что единственным условием для признания права собственности на самовольную постройку оставалось соблюдение прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также отсутствие угрозы их жизни и здоровью. Согласно строительно-техническому заключению электросеть отвечает действующим строительным нормам и правилам безопасности.

Указав, что подобный правовой подход соответствует сложившейся судебной практике, и сославшись на определение ВС РФ от 8 июля 2014 г. № 19-КГ14-6, 15 ААС отменил решение суда первой инстанции и признал за истцом право собственности на электросеть.

6 ААС РФ также встал на сторону собственника в своем постановлении от 26 сентября 2014 г. № 06АП-4228/14.

ООО “Мега-сеть”, будучи собственником земельного участка, произвело реконструкцию принадлежащего ему здания административно-бытового корпуса, в результате которой к имеющемуся сооружению сделаны пристройки и изменена его площадь. Произведенная реконструкция зданий не влекла угрозы жизни и здоровью граждан, что подтверждается рядом положительных заключений контролирующих органов. Однако администрация г. Хабаровска в выдаче разрешительной документации на реконструкцию и ввод в эксплуатацию сооружения отказала.

Поскольку реконструкция спорного здания была произведена без соответствующих разрешений, ООО “Мега-сеть” обратилось в суд за признанием права собственности на самовольную постройку. Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано, в связи с тем, что истец не предпринимал попыток получить разрешение на строительство как до начала реконструкции объекта, так и во время проведения работ.

Суд апелляционной инстанции отметил, что спорный реконструированный объект расположен на земельном участке с соответствующим целевым назначением и видом разрешенного использования, не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан, поэтому само по себе несвоевременное обращение истца за разрешением на реконструкцию здания означало бы формальный подход суда к разрешению спора, не основанном на полном и всестороннем исследовании обстоятельств, имеющих значение для дела. Таким образом, решение суда первой инстанции было отменено, а за истцом признано право собственности на реконструированное сооружение.

Решение суда об отказе в части иска о демонтаже (сносе) самовольной постройки в виде балкона и мансарды

Иск о выделе дели домовладения в натуре и прекращение долевой собственности по сути спора не было. Основной спор между истцом и ответчиком разгорелся по вопросу демонтажа самовольной постройки в виде балкона и мансарды. При удовлетворении такого иска существенно была бы существенно снижена рыночная стоимость дома (его части), не считая иных негативных последствий. Дело на стороне ответчика вела адвокат Ушакова Н.М. Согласно представленной правовой позиции и целого ряда доказательств адвоката ответчика, суд принял сторону нашего клиента-ответчика и отказал в этой части исковых требований.

Именем Российской Федерации

г. Солнечногорск 11 октября 20хх года

Солнечногорский городской суд Московской области в составе:

Председательствующего судьи Красноженова Ю.В.

При секретаре Шишковой А.В.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С-й к Д-вой и К-вой о прекращении права долевой собственности на жилой дом, выделе доли домовладения натуре, демонтаже самовольно возведенной постройки и взыскании судебных расходов,

УС Т А Н О В И Л:

С-ВА обратилась в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что ей на праве собственности принадлежит 21100 доли домовладения по адресу: Московская область, Солнечногорский район, пос. Алабушево, ул.Кирова, д.ХХ, остальные 35100 долей принадлежат Д-вой и 44100 долей К-вой. Доли каждого из сособственников фактически представляют собой изолированные квартиры, имеющие отдельные входы, кроме того, стороны имеют в пользовании хозяйственные постройки на территории участка.

При реконструкции домовладения ответчик Д-ва произвела самовольные постройки, возведя без соответствующих разрешений на реконструкцию балкона и мансарду, которые при этом нарушают Правила пожарной безопасности, строительные нормы и правила, затеняют С-вой окно, создают угрозу жизни и здоровья истицы. Также истица указывает, что возведенный балкон заходит на ее участок.

В связи с этим С-ва с учетом уточненных исковых требований просит выделить ей в натуре часть жилого дома (квартира № 3) и сарай, прекратив за ней право общей долевой собственности на домовладение, обязать Д-ву перенести каркасную стену мансарды, демонтировать балкон и взыскать с ответчика ХХХХХр за экспертизу.

В судебном заседании С-ва и ее представитель по доверенности Ц., уточненные исковые требования поддержали, дав пояснения по существу.

Ответчица Д-ва и ее представитель по ордеру – адвокат Ушакова Н.М. в судебном заседании исковые требования не признали и пояснили, что домовладение фактически разделено между сособственниками в соответствии с их долями. Спорные помещения – мансарда с балконом – были возведены вместе с домом в 1956г, что отражено в материалах технической инвентаризации. Более того мансарда с балконом были узаконены и решением Исполкома Алабашевского поселкового Совета Солнечногорского района от 1991г. Указанные спорные помещения не нарушают Правила пожарной безопасности и СНиП, не создают угрозу жизни и здоровья, на участок С-во балкон не заходит.

Ответчица К. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела уведомлена. Представитель по доверенности К-вой Ф. в судебном заседании против удовлетворения иска С-вой не возражала.

Третье лицо –ГУП МО «МО БТИ» – в судебное заседание не явилось, о времени и месте рассмотрения дела уведомлены. Ранее в судебном заседании в ГУП МО «МО БТИ» в лице своего представителя по доверенности Б. разрешение исковых требований оставило на усмотрение суда.

Допрошенная в судебном заседании по ходатайству истца эксперт П. заключение с строительно-технической экспертизы поддержала, пояснив, что мансардное помещение было возведено вместе с домом, нарушений требований строительных норм и правил, правил пожарной безопасности не выявлено, балкон мансарды не влияет на инсоляции, однако отсутствует организованный ливнесток с крыши.

Свидетель М-ва в судебном заседании показала, что она является главным государственным инспектором Центрального управления Ростехнадзора, которое осуществляет контроль за объектами промышленного строительства, однако в связи с обращением С-вой, она выезжала по адресу: Московская область, Солнечногорский район, пос. Алабушево, ул.Кирова, д.ХХ, с целью осмотра жилого дома, в том числе, проходящего под балконом газопровода. Часть данного газопровода находится на расстоянии от балкона, а частично прилегает к нему. Визуально газопровод имеет изгиб, однако определить когда и из-за чего произошел прогиб, не представляется возможным.

Свидетель Б-н в судебном заседании подтвердил обстоятельства, указанные в своих пояснениях ответчицей Д-вой и ее представителем, указав, что жилой дом вместе с мансардой и балконом был возведен в 1956-1957гг.

Проверив материалы дела, выслушав пояснения сторон, показания эксперта и свидетелей, исследовав доказательства в полном объеме, представленном сторонами. Суд приходит к следующим выводам:

В судебном заседании установлено, что сторонам на праве долевой собственности принадлежит домовладение по адресу: Московская область, Солнечногорский район, пос. Алабушево, ул.Кирова, д.ХХ, С-вой принадлежит на праве собственности 21100 доли домовладения, 35100 доли – Д-вой и 44100 долей –К-вой. Доли каждого из сособственников фактически представляют собой изолированные квартиры, имеющие отдельные входы, кроме того, стороны имеют в пользование хозяйственные постройки на территории участка.

Согласно ст. 252 ГК РФ имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При не достижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

Поскольку соглашения о разделе домовладения между сторонами фактически не достигнуто, суд считает возможным удовлетворить требования С-вой о выделе ей в натуре доли домовладения и прекратить право за ней долевой собственности.

На основании материалов технической инвентаризации судом установлено и не оспаривается сторонами, что в фактическом пользовании С-вой находится квартира № 3 общей площадью ХХ, состоящая из: жилой комнаты площадью Х кВ.м. (лит.А) и кухни площадью Х кВ.м. (лит.11), а также расположенной на участке истицы сарай дощатый площадью Х кВ.м. (лит.Г7).

Читайте также:  Обязание судом ответчика исполнить условия предварительного договора купли-продажи доли дома и земельного участка

В связи с этим за С-вой надлежит признать право собственности на указанную квартиру и хозяйственную постройку, прекратив ее право общей долевой собственности на домовладение по адресу: Московская область, Солнечногорский район, пос. Алабушево, ул.Кирова, д.ХХ.

На основании ст. 222 ГК РФ, самовольной постройкой является жилой дом, другое строение. Сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за ее счет.

В судебном заседании установлено, что жилой дом по адресу: Московская область, Солнечногорский район, пос. Алабушево, ул.Кирова, д.ХХ, построен в 1956г, вместе с домом возведены и спорные помещения – мансарда ( как чердачное помещение под крышей на последнем этаже дома) с балконом. При этом ответчица Д-ва приобрела права на долю домовладения только в 1993 году на основании Свидетельства о праве на наследство по завещанию от 12 ноября 1993 года.

Тот факт, что спорные мансарда с балконом были возведены не Д-вой после 1993г, а изначально при строительстве дома в 1956г. подтверждается материалами технической инвентаризации, в частности – карточкой на домовладение, составленной 23 января 1957г, где в составе домовладения уже отражены мансарда и балкон. Указания на них имеются и в последующих технических паспортах и инвентаризационных картах БТИ.

Это же подтверждает и заключение строительно-технической экспертизы по делу, не доверять которой суд оснований не находит, и эксперт П-ва в своих показаниях. Доказательств возведения мансарды с балконом Д-вой после вступления в права наследования в 1993г суду не представлено.

Более того, мансарда и балкон над комнатой Б-кой (наследодателя и правопредшественника Д-вой) узаконены на основании Решения Исполнительного Комитета Алабушевского поселкового ешения исполнительногРеРррьвмопыо

Совета народных депутатов Солнечногорского района Московской области от 23 июля 1991года. В этом же решении указано, что существующие мансарда и балкон над комнатой Б-кой «достались ей в наследство от брата», что также подтверждает возведение указанных строений вместе с домом в 1956г.

Доводы истицы о том, что мансарда и балкон нарушают правила пожарной безопасности, строительные нормы и правила, затеняют С-вой окно, создают угрозу жизни и здоровью истицы, являются необоснованными, ничем объективно не подтверждаются, а напротив опровергаются материалами дела.

Так, согласно заключению строительно-технической экспертизы по делу, при обследовании помещения мансарды « не выявлено нарушений норм СНиП и пожарной безопасности «расположение и размеры балкона не влияют на обеспечение нормативной инсоляции жилых помещений дома». Для обеспечения конструктивной безопасности здания при дальнейшей эксплуатации балкона необходимо проведение работ по устройству колонн или раскосов, установленных в углах балкона. Также необходимо устройство организованного водостока и отмостки.

Таким образом, при проведении экспертизы доводы С-вой не нашли подтверждения. А требования об обязании провести работы по устройству колонн или раскосов, а также об устройстве организованного водостока сторонами не заявлялись и не являются предметом рассмотрения по настоящему делу.

Доводы истицы о том, что балкон провис и создает угрозу проходящему под ним газопроводу, надлежащими доказательствами не подтвержден и опровергается заключением строительно-технической экспертизы, согласно п.2. которой « дефектов, свидетельствующих о снижении несуще2 способности балок, на дату проведения обследования не выявлено.»

При таких обстоятельствах, суд не усматривает оснований для признания спорных мансарды и балкона самовольными постройками, для обязания Д-вой перенести каркасную стену мансарды и демонтировать балкон.

Также С-ва просит « взыскать соответчика за экспертизу ХХХрублей», однако доказательств несения истицей указанных расходов суду не представлено, в связи с чем в удовлетворении иска в этой части также надлежит отказать.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 1940199 ГПК РФ, суд

Исковые требования С-вой ХХ – удовлетворить частично.

Выделить С-вой ХХ в натуре часть жилого дома ( квартира № 3) по адресу: Московская область, Солнечногорский район, пос. Алабушево, ул.Кирова, д.ХХ,, общей площадью ХХХ кВ.м., состоящую из жилой комнаты площадью ХХКВ.М. ( лит.А) и кухни площадью ХХкв.м.,( лит.А1), а также сарай дощатый площадью ХХкв.м.(лит.Г7). прекратив за С-вой право общей долевой собственности на указанное домовладение.

В удовлетворении исковых требований об обязании перенести каркасную стену мансарды, о демонтаже самовольно возведенной постройки и взыскании судебных расходов – отказать.

Решение может быть обжаловано в московский областной суд через Солнечногорский городской суд в течение 10 дней

Суд отказал истцу в удовлетворении иска о сносе мансарды и сарая, принадлежащих ответчику

Д е л о № 33-3165

Судья Епифанова С.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда в составе:

Председательствующего: Уварова В.В.

Судей: Пачиной Л.Н., Белоусовой В.Б.

При секретаре Стрыгиной С.А.

Рассмотрела в судебном заседании от 27 октября 2010 года гражданское дело по кассационной жалобе Климовой Т.В. на решение Тамбовского районного суда Тамбовской области от 13 сентября 2010 года

Заслушав доклад судьи Пачиной Л.Н., судебная коллегия

У с т а н о в и л а :

Климова Т.В. обратилась в суд с иском к Копылову А.Ю., Копыловой Н.С. о сносе самовольно возведенных построек (деревянного гаража и деревянного сарая), расположенных на земельном участке ответчика по адресу ***, взыскании компенсации морального вреда в сумме 50000 руб., в обоснование указав, что является собственником соседнего жилого дома *** и земельного участка, расположенного по тому же адресу. В период с 2007 по 2008 г.г. без соответствующего разрешения администрации поселкового совета и без её согласия ответчик самовольно по границе, разделяющей их земельные участки, рядом с принадлежащим ей жилым домом, возвел деревянный сарай, а затем деревянный гараж. В данных сооружениях ответчик хранит горюче-смазочные материалы и свою автомашину. Данные строения возведены с нарушением санитарных, противопожарных и градостроительных норм. Добровольно снести постройки ответчик отказался. В результате возведения данных построек нарушены её права, для ее дома и ее семьи создана угроза пожарной безопасности, ей причинены нравственный и физические страдания, моральный вред оценивает в 50000 руб.

Копылов А.Ю., Копылова Н.С., действующие в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Копыловой Д.А., обратились в суд с встречным иском о сносе самовольной постройки Климовой Т.В. и переносе дома Климовой Т.В. на 1 м от границы земельных участков, указав, что Климова Т.В. без соответствующего разрешения и согласия соседей возвела строение из цементных блоков с нарушением градостроительных норм, чем нарушила права истцов. Кроме того, дом Климовой Т.В. расположен прямо на границе смежных земельных участков, в связи с чем подлежит переносу.

28.01.2010г. Климова Т.В. дополнила заявленные исковые требования просьбой взыскать понесенные ею в размере 12963 руб. судебные расходы с ответчика Копылова А.Ю.

28.01.2010г. Копылов А.Ю., Копылова Н.С., действующие в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Копыловой Д.А., дополнили встречное исковое заявление, просили снести также недостроенное сооружение – сарай ***.

Решением Тамбовского районного суда Тамбовской области от 13 сентября 2010 года постановлено:

Исковые требования Климовой Т.В. удовлетворить частично.

Снести деревянный сарай и деревянный гараж, расположенные по адресу ***

В удовлетворении исковых требований Климовой Т.В. о компенсации морального вреда в размере 50000 руб. отказать.

Взыскать в равных долях с Копылова А.Ю. и Копыловой Н.С. в пользу Климовой Т.В. 10000 руб. – судебные расходы, связанные с оплатой производства строительно-технической экспертизы.

Встречные исковые требования Копылова А.Ю., Копыловой Н.С., действующей также в интересах несовершеннолетней Копыловой Д.А., удовлетворить частично.

Снести деревянный и блочный сараи, расположенные по адресу: ***

В удовлетворении встречных исковых требований Копылова А.Ю., Копыловой Н.С., действующей также в интересах несовершеннолетней Колпыловой Д.А., о переносе жилого дома, отказать.

Взыскать с Климовой Т.В. в пользу Копылова А.Ю. и Копыловой Н.С. в равных долях 10000 руб. (по 5000 руб. каждому) – судебные расходы, связанные с оплатой производства строительно-технической экспертизы.

В кассационной жалобе Климова Т.В. просит отменить решение суда в части сноса деревянного сарая и незавершенной строительством блочной постройки, направить дело на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав Климову Т.В. и её представителя Казначееву Т.С., поддержавших жалобу, возражения на жалобу представителя Копылова А.Ю. – Черновой М.А., судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с требованиями ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В соответствии с требованиями статьи 222 Гражданского кодекса РФ, самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой – продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи.

Удовлетворяя исковые требования Копылова А.Ю., Копыловой Н.С. к Климовой Т.В. о сносе блочного сарая, расположенного по адресу: *** суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что данное сооружение возводится последней в нарушение строительных норм и правил в части обеспечения противопожарных и санитарных разрывов.

Данные выводы суда подтверждаются совокупностью исследованных доказательств по делу, в том числе, заключением эксперта № 442/4-2 от 02.08.2010г. Доказательств обратного Климовой Т.В. не представлено.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда в решении в этой части. А поэтому решение суда в этой части подлежит оставлению без изменения.

Вместе с тем, решение в части сноса деревянного сарая при домовладении Климовой Т.В. подлежит отмене, поскольку при его вынесении суд не исследовал в должном объеме обстоятельства, имеющие значение для дела.

Заслуживают исследования и оценки доводы кассационной жалобы о том, что деревянный сарай не возводился Климовой Т.В., а был приобретен ею на законных основаниях вместе с домом по договору купли-продажи жилого строения и земельного участка от 28.08.1998 года, в связи с чем, по мнению автора жалобы, отсутствуют правовые основания для удовлетворения требований о его сносе.

В остальной части решение никем из сторон не обжалуется, и подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Тамбовского районного суда Тамбовской области от 13 сентября 2010 года в части обязывающей Климову Т.В. снести деревянный сарай, расположенный по адресу: *** – отменить, дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд.

В остальной части то же решение оставить без изменения, кассационную жалобу Климовой Т.В. – без удовлетворения.

Решение

Дата опубликования: 22 августа 2012 г.

Липецкий областной суд

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Дудников С.А. Дело №33-1966/2012

Докладчик Уколова О.В.

15 августа 2012 г. судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе: председательствующего Уколовой О.В.,

судей Нагайцевой Л.А. и Жуковой Н.Н.,

при секретаре К.А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке дело по апелляционной жалобе истца Каплева Сергея Владимировича на решение Грязинского городского суда Липецкой области от ДД.ММ.ГГГГ , которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Каплева С.В. к Поповой В.В. о признании постройки самовольной и ее сносе; о сносе построек, расположенных на меже земельного участка, расположенного по адресу: , отказать.

Заслушав доклад судьи Уколовой О.В., судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Каплев С.В. обратился с иском к Поповой В.В. о признании самовольным строения в виде гаража с надстройкой и о сносе указанного строения, ссылаясь на то, что он является собственником дома № по , ответчице Поповой В.В. принадлежит дом № расположенный на соседнем смежном земельном участке. На границе земельных участков № и № возведен гараж размером с общей стеной по меже участков В ДД.ММ.ГГГГ Попова В.В. без соответствующих разрешений и согласований начала сооружать надстройку второго этажа над принадлежащим ей гаражом. Возведенная надстройка создает препятствия в нормальном пользовании своим имуществом. Гараж, принадлежащий ответчице, частично возведен на земельном участке, принадлежащем ему, задняя стена гаража на 1,5 метра выступает на земельный участок истца. В связи с чем, просит признать гараж ответчицы с надстройкой самовольной постройкой и обязать снести его.

В ходе рассмотрения дела исковые требования были уточнены, истец просил признать строение в виде гаража с надстройкой самовольной постройкой, обязать ответчика снести гараж с надстройкой, обязать ответчика снести все постройки, которые находятся на меже (душ, сарай).

Представители истца Каплева С.В. – Каплева С.В. и Марчуков Ю.Т., поддержали уточненные исковые требования, просили обязать ответчика снести хозяйственные постройки, сарай и душ, расположенные на смежной границе земельных участков домовладений № и № за спорным гаражом. Дополнительно пояснили, что в результате проведенных кадастровых работ было установлено, что гараж, возведенный ответчиком, частично расположен на земельном участке истца, что нарушает его права собственника. Сарай и душ, расположенные за спорным гаражом, возведены ответчицей без соблюдения установленных нормативов, практически на границе земельных участков, что также нарушает права собственника. Устранить указанные нарушения возможно только путем сноса указанных построек, гаража с надстройкой, сарая, душа. Просит иск удовлетворить и взыскать с ответчика в свою пользу все понесенные по делу судебные расходы.

Ответчик Попова В.В. просила рассмотреть дело в ее отсутствие.

Представитель ответчика Поповой В.В. – Сухоребров Д.С. иск не признал, пояснил, что прежний собственник дома № Г.М.А. давала письменное согласие Попову Е.П. на возведение спорного гаража с расположением одной стены по меже между их усадьбами в ДД.ММ.ГГГГ, гараж был возведен, после чего предыдущий собственник соседнего земельного участка, принадлежащего в настоящее время истцу, возвел свой гараж, пристроив его к гаражу ответчика, таким образом, что гаражи имеют общую стену, расположенную по меже между участками. Ответчица не получала разрешение на реконструкцию гаража в связи с надстройкой 2 этажа, полагала, что такое разрешение не требуется по нормам Градостроительного кодекса. Предписание, выданное администрацией Грязинского района Липецкой области о прекращении самовольного строительства надстройки над гаражом ответчицей исполнено, строительство законсервировано. Хозяйственные постройки в виде сарая и душа были возведены на земельном участке, принадлежащем ответчице на праве собственности, не нарушают какие-либо права истца.

Представитель третьего лица- администрации Грязинского муниципального района Липецкой области, в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, причина неявки суду не известна.

Читайте также:  Взыскание неустойки за просрочку выплаты алиментов на содержание несовершеннолетних детей

Суд отказал в удовлетворении заявленных исковых требований.

В апелляционной жалобе истец Каплев С.В. просил отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным, полагая, что суд необоснованно пришел к выводу об отсутствии доказательств невозможности использования находящегося в его собственности земельного участка по назначению, не дал должной оценки представленным истцом фотографиям; суд неверно трактует согласие предыдущего владельца домовладения № на строительство гаража; необоснованно сделан вывод об отсутствии доказательств намерения истца снеси гараж на своем участке; в нарушение статьи 60 ГПК РФ суд пришел к неверному выводу о принятии в эксплуатацию спорного гаража, который не признан самовольной постройкой, не учел предписание администрации Грязинского муниципального района Липецкой области о прямом запрете на самовольно начатое строительство надстройки над гаражом от ДД.ММ.ГГГГ; суд не применил закон, подлежащий применению – ФЗ № 123 от 22.07.2008г. «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности».

Выслушав представителей истицы Каплева С.В. по доверенностям Каплеву С.В. и Марчукова Ю.Т., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения против жалобы Сухореброва Д.С. – представителя ответчицы Поповой В.В. по доверенности, проверив материалы дела, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным.

В силу части 1 статьи 263 Гражданского Кодекса Российской Федерации собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (пункт 2 статьи 260).

Согласно статье 304 Гражданского Кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Судом установлено верно установлено, что Каплев С.В. является собственником земельного участка площадью кв.м с кадастровым № и расположенного на нем жилого дома № по ; ответчица Попова В.В. является собственником 2/3 доли в праве общей долевой собственности на земельный участок площадью кв.м с кадастровым № и расположенного на нем дома № по , сособственником 1 /3 доли дома № является К.Р.П.

Как правильно установлено судом, дом № состоит из двух изолированных частей: квартиры № площадью и квартиры № ответчица пользуется квартирой № и все хозяйственные постройки: гараж лит Г, сарай лит. Г1, душ лит. Г2 расположены на земельном участке со стороны части № жилого дома №, принадлежащей ответчице Поповой В.В.

Истец требовал сноса гаража ответчицы с надстройкой, а также сарая и душа, как самовольных построек, выстроенных без соответствующего разрешения, с нарушением норм отступления от границ со смежным земельным участком.

Согласно части 1 статьи 222 Гражданского кодекса РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

В соответствии с частью 3 той же статьи ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

При проверке доводов истца установлено, что земельный участок № (2/3 доли в праве без выдела в натуре) был предоставлен в собственность Поповой В.В. ДД.ММ.ГГГГ Указанный земельный участок был сформирован в установленном законом порядке и поставлен на кадастровый учет с присвоением кадастрового номера (л.д. 28), право на дом № возникло у ответчицы на основании договора от ДД.ММ.ГГГГ и свидетельства о праве на наследство по закону от ДД.ММ.ГГГГ, что свидетельствует о том, что ответчица обладала исключительным правом на приватизацию земельного участка при соответствии с пунктом 4 статьи 3 Федерального Закона от 25.10.2001 года № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного Кодекса РФ».

Суд обоснованно признал, что спорные строения возведены ответчицей на земельном участке, принадлежащем ей на праве собственности, в порядке реализации ею правомочий собственника по владению и пользованию принадлежащем ей на праве собственности недвижимым имуществом.

В силу пункта 17 статьи 51 Градостроительного кодекса РФ не требуется выдачи разрешения на строительство в случае строительства гаража на земельном участке, предоставленном физическому лицу для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности; строительства на земельном участке строений на сооружений вспомогательного использования;

Установив, что земельный участок был предоставлен ответчице из земель сельскохозяйственного назначения для обслуживания индивидуального жилого дома, то есть для личных целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, суд пришел к правильному выводу, что разрешение на строительство гаража и строений вспомогательного использования (сарай и душ) на указанном земельном участке не требовалось и не требуется. Следовательно, по основанию отсутствия разрешения на строительство указанные постройки ответчицы нельзя признать самовольными.

Более того, судом установлено, что дом № по был принят в эксплуатацию постановлением главы администрации района № от ДД.ММ.ГГГГ с учетом переоборудования и при наличии всех хозяйственных построек, в том числе гаража, душа и сарая. Суд также проверил содержание технического паспорта на дом и не установил сведений о наличии самовольных построек. Суд правильно оценил представленные доказательства и признал, что на земельном участке ответчицы не имеется самовольных построек.

Как следует из экспертного заключения от ДД.ММ.ГГГГ при возведении ответчиком спорного гаража смежная граница земельных участков № и № установленная в результате проведения межевых работ в ДД.ММ.ГГГГ не нарушена. Хозяйственные постройки гараж лит. Г, сарай лит. Г1, душ лит. Г2 расположены на земельном участке №. Конструктивное исполнение гаража лит. Г и надстройка над ним соответствуют действующим строительно-техническим нормативам и не создают угрозу жизни и здоровью граждан.

Оснований сомневаться в правильности выводов эксперта у суда не имелось. Доказательств, опровергающих выводы экспертизы, истцом суду представлено не было.

Судом также установлено, что ДД.ММ.ГГГГ ответчице выдано предписание о необходимости прекращения самовольно начатого строительства надстройки над гаражом, которое было исполнено ответчицей.

При таких обстоятельствах, учитывая, что спорные хозяйственные постройки возведены ответчицей на принадлежащем ей земельном участке, необходимость получения разрешения на возведение указанных хозяйственных построек в данном случае отсутствует, конструктивное исполнение гаража и надстройки над ним соответствует действующим строительно-техническим нормативам и не создают угрозу жизни и здоровью граждан, суд пришел к правильному выводу о том, что оснований для признания спорных построек самовольными и их сноса не имеется.

Факт несоответствия расстояния от спорного гаража, сарая и душа до границы смежного земельного участка № градостроительным и строительным нормам сам по себе не может служить достаточным основанием для сноса построек, поскольку не представлено доказательств нарушения ответчицей прав истца и невозможности использования принадлежащего ему земельного участка по прямому назначению. Истец не представлял доказательств, что постройки сарая и душа каким-либо образом влияют на урожайность посадок на его земельном участке либо нарушают нормы инсоляции (освещенности) его жилого помещения, либо нарушают какие либо иные его законные права и охраняемые законом интересы. Основанием к сносу было заявлено строительство построек без соответствующего разрешения и согласования.

Суд правильно установил, что прежний собственник дома № Г.М.А. в ДД.ММ.ГГГГ дала письменное согласие на возведение соседом Поповым Е.П. гаража на границе земельных участков (л.д. ), поэтому гараж был правомерно построен одной стеной по меже участка, а в дальнейшем к этой стене собственником дома № был пристроен свой гараж, получилось сблокированная постройка с общей стеной по меже, что истцом не оспаривалось.

Истец стал собственником дома № и земельного участка при доме на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ, когда все постройки на земельном участке при доме № имелись в наличии, порядок землепользования между прежними собственниками сложился, границы земельных участков не оспаривались, поэтому в силу правопреемства прав и обязанностей при переходе собственности для него сохраняется прежний порядок пользования земельными участками и постройками. Судом правильно не установлено нарушения его прав расположением построек на соседнем земельном участке, выстроенных до перехода к нему права собственности на смежный участок.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с выводами суда об отсутствии законных оснований для удовлетворения исковых требований.

Ссылка истца на создание препятствий в пользовании своим гаражом в связи с надстройкой ответчицей своего гаража сооружением второго этажа без его согласия, не может повлечь отмены обжалуемого решения суда, поскольку предметом данного спора являлось строение в виде гаража с настройкой, которое истец просил признать самовольным и снести по данному основанию, что суд первой инстанции правильно признал необоснованным. Решение об отказе в иске о сносе постройки, как самовольной, не препятствует истцу обратиться в суд с иным требованием об устранении препятствий в пользовании и избрании иных соразмерных способов защиты в случае нарушения его прав собственника.

Доводы жалобы о том, что истцом представлено достаточно доказательств о невозможности использования земельного участка по прямому назначению, не могут повлиять на результат рассмотрения настоящего спора, поскольку основаны на субъективной оценке доказательств по делу, что противоречит требованиям ст. 67 ГПК РФ, согласно которой оценка доказательств входит в исключительную компетенцию суда.

Довод ответчика о том, что суд не применил Федеральный закон № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», нормы СНиП о нормах удаленности строений друг от друга и от границ смежных земельных участков для обеспечения пожарной безопасности, не могут повлечь отмены решения, поскольку эти нормы распространяются на строения, возводимые после введения в действие указанных норм, тогда как постройки ответчицы возведены на её земельном участке до введения их в действие и узаконены принятием в эксплуатацию, поэтому изменение норм не может служить самостоятельным основанием для сноса существующих построек. Факт несоответствия расположения построек указанным нормам не является безусловным доказательством нарушения права собственности истца на его дом и земельный участок и не может служить самостоятельным основанием для сноса построек ответчицы.

Ссылка на опечатку в решении суда в виде указания в тексте номера дома № не может быть принята во внимание, поскольку наличие технической ошибки само по себе не свидетельствует о незаконности судебного постановления.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

Решение Грязинского городского суда Липецкой области от ДД.ММ.ГГГГ – оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Каплева С.В. – без удовлетворения. Председательствующий – подпись-

Определение Рязанского областного суда от 17.12.2008 n 33-2120 Отказывая в удовлетворении иска о сносе гаража и хозяйственных построек, суд правильно исходил из того, что строения, возведенные ответчиком, нарушают права землепользования истца, поскольку доказательств, подтверждающих указанный факт бесспорно, истец суду не представил.

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 декабря 2008 г. N 33-2120
(извлечение)
17 декабря 2008 года судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Е.В.А. на решение Рыбновского районного суда Рязанской области от 30 октября 2008 года, которым постановлено:
В иске Е.В.А. к С.Ю.М. о сносе гаража и хозяйственной постройки – отказать.
Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи, объяснения Е.В.А., поддержавшего кассационную жалобу, возражения С.Ю.М., судебная коллегия
установила:
Е.В.А. обратился к С.Ю.М. с иском о сносе гаража и хозяйственных построек, указав, что является собственником жилого дома и земельного участка в д. Чемрово Рыбновского района Рязанской области. В период с 1996 по 2006 год на границе с его земельным участком его сосед – С.Ю.М. самовольно, с нарушением установленного порядка, норм и правил строительства, построил гараж и погреб с этажом из бетонных блоков по линии границы земельного участка, крышу погреба перекрыл металлическими листами, склон крыши стал выступать на земельный участок Е.В.А., затеняя его, туда же стал происходить слив дождевых осадков и сползание снега, появилась повышенная влажность, в связи с чем он не имеет возможность использовать приусадебный участок по назначению. Просил обязать ответчика снести самовольно возведенные постройки – гараж из шпал и хозяйственную постройку из бетонных блоков с металлической кровлей.
Впоследствии истец изменил исковые требования, просил обязать ответчика переделать крыши гаража и хозблока, предусмотрев уклон крыш на земельный участок ответчика.
В ходе судебного заседания 30 октября 2008 года истец уточнил исковые требования, просил снести гараж и хозпостройку.
Суд отказал в удовлетворении исковых требований, постановив указанное решение.
В кассационной жалобе Е.В.А. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное.
Судебная коллегия, заслушав мнение участвующих лиц, оставила без удовлетворения ходатайство Е.В.А. о приобщении к материалам дела ответа на его письмо из программы “Слушается дело” как не имеющего правового значения для разрешения настоящего дела.
Проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда отмене не подлежит по следующим основаниям.
Судом было установлено, что Е.В.А. является собственником земельного участка и дома, расположенного в д. Чемрово Рыбновского района Рязанской области, собственником соседнего земельного участка является С.Ю.М. Граница их земельных участков определена, проведено межевание земель.
С.Ю.М. на принадлежащем ему земельном участке на границе с участком истца были возведены надворные постройки – гараж и сарай.
Е.В.А. обратился в суд с названным иском, полагая, что возведение указанных сооружений нарушает его права, указав, что сооружения возведены с нарушением СНиП, слив дождевых осадков и сползание снега происходит на его земельный участок, в связи с чем происходит затенение его участка и повышенная влажность, он лишен возможности высаживать на него растения.
При рассмотрении дела, судом, в порядке ст. 56 ГПК РФ, был правильно определен круг юридически значимых обстоятельств и распределена между сторонами обязанность по доказыванию тех или иных обстоятельств.
На истца была возложена обязанность представить доказательства нарушения его прав землепользователя самовольными постройками ответчика, обосновать способ устранения этих нарушений.
Отказывая в удовлетворении иска суд правильно исходил из того, что строения, возведенные С.Ю.М. нарушают права землепользования истца, поскольку доказательств, подтверждающих указанный факт бесспорно, истец суду не представил.
Суд в полном соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года “О судебном решении” оценил представленное истцом доказательство – заключение эксперта, обоснованно пришел к суждению о его предположительных выводах, указав мотивы невозможности удовлетворения требований при отсутствии бесспорных доказательств.
Вместе с тем, исходя из возможности переувлажнения почвы, суд констатировал, что имеется реальная возможность создания водоотведения (устранения стекания) с крыши сарая ответчика способом, изложенным экспертом. При такой возможности, суд обоснованно указал, что снос строений не вызван необходимостью и не является единственной возможной мерой, обеспечивающей защиту прав истца.
Такие выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах, оцененных в порядке ст. 67 ГПК РФ, и соответствуют ст. 304 ГК РФ о защите прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения.
Доводы истца о самовольной постройке С.Ю.М. гаража и хозяйственной постройки судом правильно оценены как не создающие правовых оснований для удовлетворения требований истца о защите принадлежащих ему прав, поскольку согласно ст. 2.46 Правил обеспечения благоустройства муниципального образования – Рыбновский муниципальный район, контроль за строительством возложен на органы местного самоуправления, а истцу не предоставлено право требования сноса по мотиву осуществления построек самовольно.
Таким образом, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.
При таких обстоятельствах, решение суда постановлено в полном соответствии с действующим материальным правом и при точном соблюдении норм процессуального права, оснований для его отмены не имеется.
Доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке доказательств, но, судом были приняты во внимание все представленные сторонами доказательства, которые получили оценку, соответствующую ст. 67 ГПК РФ.
Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:
Решение Рыбновского районного суда Рязанской области от 30 октября 2008 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Е.В.А. – без удовлетворения.

Читайте также:  Предоставление наследнику доли в новой квартире, взамен той которая была указана в завещании

Решение суда об обязании устранить нарушения, не связанные с лишением владения и сносе за свой счет сарая, хоз. блока, прилегающих к общей границе, смежного забора, возведенного между домами, взыскании судебных расходов, расходов на представителя № 2-2549/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Уфа 1 ноября 2017 года

Уфимский районный суд Республики Башкортостан в составе:

председательствующей судьи Мозжериной Г.Ю.,

при секретаре Файрузовой Э.Р.,

с участием истца Богоутдинова Р.Р., его представителя адвоката Хабибуллина В.С., ордер от 24.08.2017г. №54,

представителя ответчика Ахмадуллина А.А., доверенность от 17.07.2017г. сроком на 1 год,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Богоутдинова ФИО5 к Андреевой ФИО5, Андрееву ФИО5 об обязании устранить нарушения, не связанные с лишением владения и сносе за свой счет сарая, хоз. блока, прилегающих к общей границе, смежного забора, возведенного между домами, взыскании судебных расходов, расходов на представителя,

Богоутдинов Р.Р. обратился в суд с вышеуказанным иском с последующим уточнением, указав, что истцу на праве собственности принадлежит земельный участок, площадью кв.м. и жилой дом, общей площадью кв.м, расположенные по адресу: РБ, , в подтверждении имеются свидетельства о государственной регистрации права.

Ответчиками на занимаемом ими земельном участке по адресу РБ, , вплотную к забору, стоящему на границе участков возведены постройки: сарай, хоз. блоки Длинной около 20 метров. Забор, возведенный ответчиками, расположен на расстоянии в 25 см. в передней части и 35 см. в задней части от жилого дома, принадлежащего истцу. Постройки возведены Ответчиками с грубым нарушением существующих строительных норм и правил.

Эксплуатация ответчиками указанных строений и сооружений грозит уничтожением или повреждением имуществу Истца, причинение вреда здоровью и жизни истца и членов его семьи.

Ответчики не чистили крышу данных строений от снега, весь снег скапливался вплотную у дома Истца. Неоднократные обращения в адрес ответчиков с просьбой о принятии мер по уборке снега остались безответными. В итоге скопившийся снег на крыше данных строений обрушился на дом истца, причинив при этом материальный ущерб, в виде разбитого сайдинга.

Строения и сооружения, принадлежащие ответчикам, возведены гораздо позже строительства домовладения Истца (1989 год постройки), истец согласия на строительство не давал.

По данному факту нарушения со стороны ответчиков истец ДД.ММ.ГГГГ обратился в адрес участкового Уфимского РОВД майора полиции ФИО5 В результате участковым был произведен осмотр, замеры, отсняты фотографии.

Просит суд обязать Ответчиков устранить нарушения, не связанные с лишением владения: снести за свой счет сарай, хоз. блок, длиной 20 метров, расположенные на земельном участке РБ, и прилегающие к общей бане, смежный забор, возведенный между домами 68 и 70. Взыскать с ответчиков 30000 руб. за услуги адвоката, 3000 руб. расходы по составлению искового заявления, 300 руб. госпошлина, 700 руб. за изготовление фотографий.

В судебном заседании истец Богоутдинов Р.Р. и его представитель Хабибуллин В.С. исковые требования поддержали в полном объеме, просили удовлетворить.

Представитель ответчика Ахмадуллин А.А. исковые требования не признал, просил отказать в удовлетворении.

В судебное заседание ответчики Андреева Г.В., Андреев Н.Ф. не явились, о судебном заседании извещены надлежащим образом, о причинах неявки суду не сообщили.

На основании ст. 167 ГПК РФ суд счел возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Выслушав стороны, изучив и оценив материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения свои имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Согласно ст. 260 ГК РФ лица, имеющие в собственности земельный участок, вправе продавать его, дарить, отдавать в залог или сдавать в аренду и распоряжаться им иным образом (ст. 209 ГК РФ) постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте.

Статьей 263 ГК РФ предусмотрено, что собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (п. 2 ст. 260 ГК РФ).

Ч. 2 ст. 222 ГК РФ установлено, что лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой – продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

На основании п. 2 ч. 1 ст. 40 ЗК РФ собственник земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

В соответствии с п. 46 Постановления Пленума ВС РФ № 10, ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» при рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.

Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.

В п. 26 указанного Постановления разъяснено, что в суд о сносе самовольной постройки вправе обратиться лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки.

Сами по себе отдельные нарушения, которые могут быть допущены при возведении постройки, в том числе градостроительных, строительных, иных норм и правил, не являются безусловным основанием для сноса строения, поскольку постройка может быть снесена лишь при наличии со стороны лица, осуществившего ее, тех нарушений, которые указаны в ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в предмет доказывания по иску о сносе постройки входят факты: 1) создание объекта недвижимости на земельном участке, не отведенном в установленном законом порядке для этих целей; 2) строительство объекта без соответствующего разрешения либо с существенным нарушением градостроительных норм и правил, создающим угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан.

Судом установлено, что истцу принадлежит на праве собственности земельный участок с кадастровым номером №, расположенный по адресу: РБ, , что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права, запись регистрации №.

Также судом установлено, что построенные ответчиками Андреевым Н.Ф. и Андреевой Г.В. сарай, хоз.блок, расположены в границах земельного участка с кадастровым номером: №, расположенного по адресу: РБ, , Указанный земельный участок принадлежит ответчику Андрееву Н.Ф. на праве собственности (запись регистрации №).

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 20.05.2015г. указанный земельный участок относится к землям населенных пунктов, с разрешенным использованием: для ведения личного подсобного хозяйства.

В обоснование исковых требований Богоутдинов Р.Р. указывает, что ответчиками на занимаемом ими земельном участке по адресу РБ, , вплотную к забору, стоящему на границе участков возведены постройки: сарай, хоз. блоки длиной около 20 метров. Забор, возведенный ответчиками, расположен на расстоянии в 25 см. в передней части и 35 см. в задней части от жилого дома, принадлежащего истцу. Эксплуатация ответчиками указанных строений и сооружений грозит уничтожением или повреждением имуществу Истца, причинение вреда здоровью и жизни истца и членов его семьи.

Для правильного и всестороннего рассмотрения данного дела судом назначена судебная строительно-техническая экспертиза, производство которой поручено ООО «КБ «Метод».

Согласно заключению эксперта ООО «КБ «Метод» №С по санитарно-бытовым условиям расстояние от хоз.блока до границы (забора) соседнего участка должна составлять 1 м., а фактически составляет 255см. По противопожарным нормам расстояние от дома до хозяйственного блока должно составлять 10м., а фактическое расстояние колеблется от 751-835 см., что недопустимо.

Одним из вариантов технического решения устранения выявленных нарушений является устройство противопожарной стены между домом и хозяйственным блоком. Другим вариантом является снос хозяйственного блока. Также, вследствие того, что у хозяйственного блока двускатная крыша, и в период осенне-зимнего периода сход осадков подмачивает стену жилого дома, необходимо переустройство конструкции крыши хозяйственного блока из двускатной в односкатную крышу со скатом в сторону участка по .

Эксплуатация хозяйственного блока несет угрозу жизни и здоровью граждан, так как крыша у хозяйственного блока двускатная и в осенне-зимний период, в период обильных осадков, сход осадков с крыши может подмачивать стену жилого дома, что может повлечь за собой нарушение конструкций. А также в случае возникновения пожара, огонь может распространиться на соседние постройки.

Следовательно, спорные строения возведены на земельном участке, принадлежащем ответчику Андрееву Н.Ф. на праве собственности, с соблюдением требований о целевом назначении земельного участка, и, соответственно факт создания объектов недвижимости на земельных участках, не отведенных в установленном законом порядке для этих целей истцом не доказан.

При таких обстоятельствах, само по себе сохранение спорных строений не нарушает прав и законных интересов истца, поэтому оснований для сноса не имеется.

Пунктом 7 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В соответствии с ч.ч. 1, 3 ст. 67 ГК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Оснований сомневаться в объективности и соответствии действительности выводов заключения ООО «КБ «Метод» №С у суда не имеется. Экспертное заключение дано на основании материалов гражданского дела, а также результатов, полученных при осмотре спорных строений с выездом на место в присутствии истца Богоутдинова Р.Р., ответчика Андреева Н.Ф., квалифицированным специалистом, обладающим специальными познаниями. Эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Истцом не представлено доказательств, с достоверностью свидетельствующих о нарушении прав истца вследствие возведения построек на принадлежащем ответчику Андрееву Н.Ф. земельном участке.

При этом суд исходит из того, что снос строения является крайней мерой гражданско-правовой ответственности лица, осуществившего такое строительство, при этом устранение последствий нарушения прав должно быть соразмерно самому нарушению и не может нарушать права лица, осуществившего такое строительство либо третьих лиц.

Закон не содержит четких критериев определения существенности или несущественности нарушений градостроительных и строительных норм и правил. Существенность нарушений должна устанавливаться на основании совокупности доказательств применительно к особенностям конкретного дела. К существенным относятся такие неустранимые нарушения, которые, например, могут повлечь уничтожение постройки, причинение вреда жизни, здоровью человека, повреждение или уничтожение имущества других лиц. В данном же случае нарушения являются устранимыми.

В судебном заседании истец Богоутдинов Р.Р. суду пояснил, что забор между домами истца и ответчиков стоит на границе земельных участков, но поскольку забор стоит слишком близко к его дому, то его это не устраивает, поэтому ответчики должны снести забор.

Однако суд находит данные доводы истца необоснованными и не подлежащими удовлетворению, поскольку нарушений прав истца возведенным на границе земельных участков забором, истцом не доказано.

Таким образом, оснований для удовлетворения исковых требований Богоутдинова Р.Р. у суда не имеется.

На основании ст. 103 ГПК РФ с Богоутдинова Р.Р. в пользу ООО «КБ «Метод» подлежат взысканию расходы на производство экспертизы в размере 15000 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

В удовлетворении искового заявления Богоутдинова ФИО5 к Андреевой Галине Вакасовне, Андрееву ФИО5 об обязании устранить нарушения, не связанные с лишением владения и сносе за свой счет сарая, хоз. блока, прилегающих к общей границе, смежного забора, возведенного между домами, взыскании судебных расходов, расходов на представителя, отказать в полном объеме.

Взыскать с Богоутдинова Рашита Равиловича в пользу ООО «КБ «Метод» расходы на производство экспертизы в размере 15000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд РБ через Уфимский районный суд РБ в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья Г.Ю. Мозжерина

Решение в окончательной форме принято 02.11.2017г.

Решения судов в категории “Споры, связанные с землепользованием -> Споры о праве собственности на землю -> иные споры о праве собственности на землю”

Баязитова Н.А. обратилась в суд с вышеназванным иском, в обоснование доводов указала, что дд.мм.гггг умер ФИО8, что подтверждается свидетельством о смерти Ш-АР № от 08.04.2016г. Наследником по закону первой очереди является дочь-Баязитова ФИО8, ро.

Истец обратился к мировому судье с иском о признании права собственности на капитальный гаражный, указав в основание своих требований на следующие обстоятельства. Негода М.В. является членом Автогаражного кооператива «Волга», расположенного по адр.

Ссылка на основную публикацию