Разъяснения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ как форма судебного надзора

Перестал существовать ВАС РФ, однако его разъяснения остались в силе

В соответствии с законами № 2-ФКЗ и № 4-ФКЗ перестал существовать ВАС РФ, а все его полномочия теперь переданы Верховному суду РФ.

Ранее ВАС РФ был судом первой инстанции для рассмотрения дел, указанных в части 2 статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса РФ (в предыдущей редакции), а также судом надзорной инстанции для всех дел, которые рассматривали арбитражные суды. Также ВАС РФ пересматривал принятые им судебные акты по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Кроме того, ВАС РФ давал нижестоящим арбитражным судам разъяснения по вопросам судебной практики, а судебные акты нижестоящих арбитражных судов могли быть отменены или изменены, если они не соответствовали правовым позициям, которые были изложены в постановлениях Пленума ВАС РФ и Президиума ВАС РФ.

Начиная с 6 августа ВАС РФ перестал существовать. Это повлекло за собой следующее.

1. С заявлениями о рассмотрении всех тех категорий дел, которые ранее ВАС РФ рассматривал в качестве суда первой инстанции (ч. 2 ст. 34 АПК РФ в предыдущей редакции), теперь нужно обращаться в Верховный суд РФ. Подсудность дел самому Верховному суду РФ теперь определена не в статье 27 Гражданского процессуального кодекса РФ (как раньше), а в части 4 статьи 2 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. № 3-ФКЗ О Верховном Суде Российской Федерации. Такие дела теперь будут рассматриваться по правилам Гражданского процессуального кодекса РФ.

ВАС РФ до 6 августа не успел рассмотреть дело в качестве суда первой инстанции. Что будет с этим делом после 6 августа 2014 года

Кроме того, если ранее решения и определения, которые выносил ВАС РФ в качестве суда первой инстанции, можно было обжаловать только в надзорную инстанцию, то теперь решения и определения Верховного суда РФ можно будет обжаловать также и в Апелляционную коллегию Верховного суда РФ по правилам, которые установлены в главе 39 Гражданского процессуального кодекса РФ.

2. Изменился порядок обжалования вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов: вместо ранее действующей надзорной инстанции в Президиуме ВАС РФ заявителям нужно обращаться в порядке кассационного производства в специально созданную Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ (ст. 291.1291.15 АПК РФ в ред. Закона № 186-ФЗ). Определения коллегии при определенных условиях можно обжаловать в порядке надзора в Президиум Верховного суда РФ в порядке главы 36.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ (в ред. Закона № 186-ФЗ).

3. Разъяснения, которые были даны в постановлениях Пленума ВАС РФ и Президиума ВАС РФ, по-прежнему обязательны для применения нижестоящими судами. Однако появилась оговорка о том, что такие разъяснения применяются лишь в тех случаях, когда они сохранили силу (абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ в ред. Закона № 186-ФЗ).

В отношении правовых позиций, которые были изложены в постановлении Пленума ВАС РФ, это означает, что если Верховный суд РФ не принял решения о том, что то или иное постановление утрачивает силу, то оно обязательно для применения всеми арбитражными судами (ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г. № 8-ФКЗ О внесении изменений в Федеральный конституционный закон ‘Об арбитражных судах в Российской Федерации’ и статью 2 Федерального конституционного закона ‘О Верховном Суде Российской Федерации’).

В отношении правовых позиций, которые изложены в постановлениях Президиума ВАС РФ, это, по всей видимости, означает следующее. Если Президиум Верховного суда РФ принял постановление, в котором изложена иная правовая позиция, то нужно руководствоваться разъяснениями Верховного суда РФ. В отсутствие таких разъяснений Президиума Верховного суда РФ арбитражные суды обязаны руководствоваться разъяснениями, которые были даны в постановлениях Президиума ВАС РФ.

В законе ничего не сказано про правовые позиции ВАС РФ, которые были изложены в информационных письмах Президиума ВАС РФ. Поэтому возникает вопрос о том, насколько они являются обязательными для арбитражных судов после 6 августа 2014 года. Однако стоит отметить, что и раньше в законе нигде не было сказано о том, что правовые позиции, которые были изложены в информационных письмах Президиума ВАС РФ, являются обязательными для арбитражных судов. С другой стороны, многие правовые позиции, которые были изложены в таких информационных письмах, были ранее сформулированы в постановлениях Президиума ВАС РФ по конкретным делам. Поэтому имеет смысл ссылаться не на сами информационные письма ВАС РФ, а на постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам. Разумеется, при условии что Пленум Верховного суда РФ или Президиум Верховного суда РФ после 6 августа 2014 года не заняли иную позицию по данному вопросу.

О самых важных и значимых изменениях в процедуре рассмотрения дел арбитражными судами будет рассказано в данной рекомендации:

Разъяснения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ как форма судебного надзора

Общие разъяснения вопросов применения законодательства, даваемые Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ, имеют важнейшее значение для обеспечения единообразия судебной практики. При этом разъяснения по большей части не просто комментируют законодательство, «расшифровывают» его лаконичные предписания, а решают действительно сложные вопросы его понимания. Не секрет, что законодательство имеет массу пробелов, неясностей, противоречий. Именно на их устранение в основном направлена праворазъяснительная деятельность высших судов страны. И конечно, невозможно избежать создания новых правовых норм.

При этом сегодня остается неясным главный вопрос – о юридическом значении таких разъяснений. Во-первых, в Конституции РФ говорится о «разъяснениях», тогда как ранее говорилось о «руководящих разъяснениях». Во-вторых, принятый после Конституции РФ Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» не содержит норм о том, являются ли разъяснения обязательными (п. 5 ст. 19, п. 5 ст. 23). В то же время в Законе «О судоустройстве в РСФСР» 1981 г. (который действует в части, не противоречащей указанным актам) закреплено правило об обязательности постановлений Пленума Верховного Суда. В этой связи возникает вопрос, согласуется ли с новой российской Конституцией и законодательством правило об обязательности разъяснений Верховного Суда РФ. Несколько иная ситуация с разъяснениями Высшего Арбитражного Суда РФ. Принятый после Конституции РФ 1993 г. Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в РФ» закрепил, что постановления, издаваемые Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам его ведения, обязательны для арбитражных судов в РФ, следовательно, обязательны и праворазъяснительные постановления (ст. 13 Закона). Аналогичное правило об обязательности разъяснений Пленума Верховного Суда РФ содержится и в проекте Федерального закона «О Верховном Суде РФ», внесенном Верховным Судом в Государственную Думу.

Очевидно, что вопрос об обязательности разъяснений должен решаться единообразно, одинаково для обеих высших судебных инстанций страны. Это, однако, не означает, что решение должно быть именно таким, какое существует в настоящее время применительно к Высшему Арбитражному Суду РФ. Надо сказать, что приведенные положения Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в РФ» воспринимаются неоднозначно и подчас вызывают возражения, в том числе как противоречащие Конституции РФ. См.: Карпов Д.В. Конституционно-правовые основания актов судебной власти: технико-юридический аспект // Проблемы юридической техники: Сб. ст. / Под ред. В.М. Баранова. – Н. Новгород, 2000. – С. 484.

Различные ученые и практики относятся к обязательности разъяснений диаметрально противоположно: одни полагают, что разъяснения должны быть и по-прежнему являются обязательными, См., напр.: Демидов В.В. О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1998. – N 3. – С. 12; Кропачев Н.М. Уголовно-правовое регулирование. Механизм и система. – СПб., 1999. – С. 207 – 208. другие – что разъяснения должны носить и на новом этапе носят лишь рекомендательный характер. См., напр.: Карпов Д.В. Указ. соч. С. 83; Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам / Под ред. В. Лебедева, Б.Н. Топорнина. – М., 1999. – С. 5 – 7.

Более целесообразным представляется лишить разъяснения обязательной юридической силы. Считаем, что этого требуют новые правовые условия организации власти в стране, прежде всего принцип разделения властей и принцип независимости судей. Об этом см. также: Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учеб. пособие. – М., 1999. – С. 72 – 81; Карпов Д.В. Указ. соч. С. 482 – 483. Наличие разъяснений как формы руководства судами, средства выработки единой судебной политики, безусловно, необходимо, особенно в условиях формирования и развития судейского права. Однако обязательность разъяснений (в случае воплощения в них новых нормативных правил) превращает их из актов руководства судами в нормативные правовые акты. Соответственно дача таких разъяснений представляет собой правотворчество путем издания подзаконных актов. Такое правотворчество по своему характеру вовсе не является судебным, и подобные полномочия не могут быть отнесены к судебным функциям, а значит, их наличие влечет грубое нарушение принципа разделения властей. Кроме того, принцип независимости судей требует подчинения судей только закону (в более развернутом смысле – также соблюдения всех соответствующих закону нормативных правовых актов), и постановка между судьей и законом некоего дополнительного нормативного звена в виде разъяснений высших судов вступает в коллизию с указанным принципом. В Концепции судебной реформы России провозглашено такое направление судебной реформы, как повышение независимости судей от мнения вышестоящих инстанций. См.: Концепция судебной реформы в РФ. – М., 1992. – С. 12, 25, 43 и др. Аналогичный тезис – о повышении значения каждого звена судебной системы – содержится в Рекомендации N R/94/12 по вопросам независимости судей, принятой Комитетом Министров государств – членов Совета Европы в 1994 г. Нелишне напомнить, что институт обязательных абстрактных разъяснений законодательства не был известен дореволюционной России и не известен современному зарубежному законодательству, за исключением некоторых постсоциалистических стран (т.к. феномен разъяснений был характерен лишь для стран социалистической ориентации).

Думается, что лишение разъяснений Верховного (Высшего Арбитражного) Суда РФ обязательной силы вовсе не приведет к разнобою в судебной практике. Не следует сбрасывать со счетов инстанционное устройство судебной системы и связанный с ним самоконтроль судебной системы. Отступление от позиции Верховного Суда РФ возможно лишь в том случае, если суд убежден в правильности иного подхода к решению проблемы и готов противопоставить его «официальной» точке зрения. Такая свобода лишь повышает степень ответственности судьи за принимаемое решение. Тем самым обеспечивается искомый баланс между интересами единообразия практики и независимостью отдельных судей. Разъяснения должны играть роль «официальной судебной доктрины», а не самостоятельного, довлеющего над судьями источника права.

По сути, аналогичную позицию высказал Конституционный Суд РФ в Определении от 4 июля 2002 г. N 200-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерного общества открытого типа «Энергомаш» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 5 Закона Российской Федерации «О дорожных фондах в Российской Федерации», пункта 5 Порядка образования и использования территориального дорожного фонда Новгородской области, пункта 1 статьи 75 Налогового кодекса Российской Федерации и пункта 2 статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В пункте 4 мотивировочной части данного Определения суд указал: «Специфика деятельности системы арбитражных судов в Российской Федерации состоит в том, что на Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, в отличие от Верховного Суда Российской Федерации, возлагается осуществление мер по созданию условий для судебной деятельности арбитражных судов, в том числе по их кадровому, организационному, материально-техническому и иным видам обеспечения (подпункт 8 пункта 1 статьи 10 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации»). Реализуя эти полномочия, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в предусмотренном законом порядке утверждает места постоянного пребывания федеральных арбитражных судов округов, формирует президиумы федеральных арбитражных судов округов и арбитражных судов субъектов Российской Федерации, утверждает регламент арбитражных судов, решает другие вопросы их организации и деятельности (подпункты 6, 7, 8, 9 и 10 пункта 1 статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации»), и именно по этим вопросам деятельности нижестоящих арбитражных судов постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации являются обязательными.

Что касается разъяснений по вопросам судебной практики, которые Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в форме постановления дает арбитражным судам на основании изучения и обобщения практики применения ими законов и иных нормативных актов, то они имеют целью предупреждение судебных ошибок, но не предрешают результаты рассмотрения конкретных дел и в этом смысле не являются обязательными. Иное означало бы недопустимое превышение Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации своих конституционных полномочий и нарушение конституционного принципа независимости судей при осуществлении правосудия».

Итак, разъяснения Верховного, Высшего Арбитражного Судов РФ не должны обладать обязательной юридической силой. В то же время они необходимы как важное средство обеспечения единообразия практики, повышения квалификации судей, форма предзаконодательного правообразования («модельного нормотворчества»).

Роль и значение постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в судебной практике

Разъяснения Пленума ВС РФ играют существенную роль в преодолении пробелов в правовом регулировании, противоречий и коллизий, существующих в действующем законодательстве, выступают важнейшим средством обеспечения единства судебной практики.

Эти разъяснения в настоящее время рассматриваются судьями как фактически обязательные.

В практике Верховного Суда РФ имеются случаи обращения граждан с заявлениями об обжаловании отдельных положений постановления Пленума Верховного Суда РФ с использованием процедуры оспаривания нормативных правовых актов. Верховный Суд РФ в данном случае занял однозначную позицию, согласно которой такие заявления не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку разъяснения Пленума не являются нормативными правовыми актами, а возможность и порядок обжалования разъяснений Пленума Верховного Суда РФ законом не определены (определение Верховного Суда РФ от 4 апреля 2003 г. N ГПИ2003-371 “Об отказе в принятии заявления об отмене пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).

Читайте также:  Как согласовать границы?

Такая позиция вполне обоснованна, поскольку постановления Пленума Верховного Суда РФ, как и другие акты высших судебных органов, содержащие разъяснения судебной практики, не относятся ни к нормативным правовым актам, ни к актам правоприменения. Они не могут быть оспорены в форме прямого судебного контроля ни в рамках специальной процедуры оспаривания нормативных актов (гл. 24 ГПК РФ, гл. 23 АПК РФ) , ни в рамках общей (исковой) процедуры гражданского (арбитражного) судопроизводства.

Разъяснения высших судебных органов (в том числе и Пленума ВС РФ) имеют существенное регулирующее значение как для судебной, так и для иной правоприменительной практики, независимо от того, признаются ли они источником права или выступают в качестве актов судебного толкования.

В настоящее время лишь в отношении постановлений пленумов Верховного Суда РФ имеются указания федерального закона об обязательности для судов, содержащихся в них разъяснений (п. 6 ст. 58 Закона РСФСР “О судоустройстве РСФСР”. Однако ни в законодательстве о судоустройстве, ни в процессуальном законодательстве не раскрывается содержание такой обязательности.

Нормативное толкование Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов, являясь действенными правовыми регуляторами общественных отношений, все-таки обладают признаками обязательности. Так, решение судей, игнорирующих сформулированное Пленумом правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться в соответствии с указанием высшей судебной инстанции. На обязательный характер постановлений пленумов постоянно обращают внимание, как высшие судебные органы, так и органы исполнительной власти.

Так, например, толкование текста ст. 126 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия.

Роль и значение разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на примере постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в ред. постановления Пленума от 25 октября 1996г. № 10).

В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 года (нормы которого в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Как видно из приведенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, его цель – не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи хочу подчеркнуть, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если же исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникает сомнение: а была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики? И к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В подтверждение сказанного уместно сослаться на ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В соответствии с этой нормой по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента. Они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных, обоснованных и справедливых приговоров, решений, определений и постановлений.

Данные факты позволяют сделать вывод: нормативные акты, обладающие высшей юридической силой (конституция, законы), могут быть конкретизированы нормами, содержащимися в актах, обладающих меньшей юридической силой, и, по сути, являющимися актами, разъясняющими и развивающими положения конкретизируемых актов. В этом смысле постановления пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов по юридической силе весьма сходны с подзаконными актами.

Даже существование на практике судебного прецедента, означает то, что постановления высших судебных инстанций являются источником права.

И в заключение можно процитировать слова ученого юриста-практика В. Жуйкова, также сторонника судебной практики как источника права, «. что недостатки и пробелы в праве были и всегда будут, как бы законодатель не хотел, или не умел принимать необходимые законы. Ведь предусмотреть все отношения, требующие законодательного регулирования, просто невозможно. Особенно ярко это проявляется в период кардинального обновления законодательного массива и в ситуациях, когда роль судебной практики в целом и как источника права, в частности, значительно повышается. Суд, выполняя свои обязанности, устраняет недостатки, пробелы и противоречия в законодательстве. В то же время суд просто вынужден создавать право, иначе его деятельность будет не просто неэффективной, а приведет к результатам, которых общество от него совсем не ждет. Суд не будет защищать права, а, наоборот, будет способствовать нарушению этих прав»

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома – страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 9028 – | 7294 – или читать все.

Природа и значение руководящих разъяснений ВАС РФ.

Конституция РФ закрепляет за высшими органами судебной власти Российской Федерации – Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ в качестве важнейших предметов их ведения осуществление надзора за судебной деятельностью нижестоящих судов (ст. 126, 127). В отличие от правосудия, осуществляемого общей и арбитражной системой в силу ст. 118 Конституции РФ, судебный надзор – это вид деятельности, присущий только высшим судам. Высшие судебные органы рассматривают судебные дела в порядке надзора, выступая как органы правосудия, но они осуществляют также особую надзорную деятельность в отношении нижестоящих судов.

Следовательно, Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Аналогичны положение и полномочия Высшего Арбитражного Суда РФ. В Федеральных конституционных законах от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации” и от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ “Об арбитражных судах в Российской Федерации” дается конкретизация тех полномочий, которые составляют содержание судебного надзора. К их числу относятся изучение и обобщение судебной практики, анализ судебной статистики, дача разъяснений судам по вопросам применения законодательства Российской Федерации, возникающим при рассмотрении судебных дел. При этом разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума ВАС РФ, в отличие от Верховного Суда РФ носят обязательный характер для арбитражных судов. Необходимо отметить, что исходящие от суда правоположения (в разъяснениях и указаниях пленумов) являются актами судебной власти в особой сфере ее деятельности. В литературе правильно отмечалось, что разъяснения Пленума ВС РФ по вопросам применения законодательства выступают в качестве актов руководства судебной деятельностью, а не актов правосудия.

Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ не рассматривают индивидуально конкретные дела, они дают разъяснения по вопросам судебной практики в форме постановлений по материалам изучения и обобщения судебной практики. Постановления Пленумов являются результатом изучения и обобщения судебной практики по отдельным категориям дел и поэтому имеют важную теоретическую и практическую значимость для совершенствования законодательства.

Разъяснения высших судебных органов содержатся не только в постановлениях Пленумов ВС РФ и ВАС РФ, но и в обзорах законодательства и судебной практики, обобщений судебной практики.

Обзоры законодательства и судебной практики являются видом разъяснений, которые включают в себя извлечения из судебных постановлений, вынесенных по делам по спорам, касающимся важнейших правовых проблем, имеющих доктринальное значение, а также ответы на вопросы судов, возникающие в процессе правоприменения. Обзоры утверждаются президиумами высших судебных органов. Европейский суд по правам человека и Конституционный Суд РФ в своих постановлениях ссылаются на обзоры судебной практики Верховного Суда РФ и постановления Пленума ВС РФ как прецедентное право России.

Особое место среди разъяснений высших судебных органов занимают обобщения судебной практики, систематическое изучение которой позволяет выявить актуальные проблемы правоприменения действующего законодательства судами при осуществлении правосудия. Установив проблемные вопросы, вышестоящий суд обеспечивает единообразное понимание и применение судами норм права, что способствует повышению эффективности судебной защиты.

Потребность в даче разъяснений обусловливается главным образом трудностями понимания нормативных предписаний и в первую очередь наличием тех вопросов, которые не нашли однозначного решения в законе.

Разъяснения Верховного Суда РФ представляются эффективными как официальная судебная доктрина, ориентир для судей в процессе правоприменения и фактор повышения научно-практического уровня квалификации судейского корпуса. Это форма предзаконодательного моделирования, апробирования и совершенствования правовых норм .

Постановления Пленумов по вопросам применения судебной практики в настоящее время обретают все большее юридическое значение. Однако ни в теории, ни в практике до сих пор нет единого мнения относительно их юридической силы и характера для нижестоящих судов, более того, не закреплен даже в общих чертах порядок приведения их в действие (исполнение).

Если мы обратимся к названным выше Федеральным конституционным законам, выяснится, что они не определяют характер разъяснений Пленума ВС РФ, выраженных в форме постановлений.

Реформирование процессуального законодательства актуализировало проблему правовой природы и юридической силы разъяснений высших судебных органов. Как уже отмечалось, в законодательстве на этот вопрос нет однозначного ответа. Так, согласно п. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона “Об арбитражных судах в Российской Федерации” Пленум ВАС РФ по вопросам своего ведения принимает постановления, которые обязательны для арбитражных судов в Российской Федерации. Часть 4 ст. 170 АПК РФ определяет, что мотивировочная часть решения может содержать ссылки на постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики.

Следовательно, названные выше законы признают разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ в форме постановлений Пленума по вопросам судебной практики источником права и их обязательность для арбитражных судов.

Как справедливо отметил В.М. Жуйков, такое положение недопустимо, “когда в стране действует одна Конституция Российской Федерации, в которой по отношению к Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации и Верховному Суду Российской Федерации в ст. 126 и 127 записано одинаково: эти органы дают разъяснения судам по вопросам, возникающим в судебной практике, а значение таких разъяснений – разное”.

С начала зарождения судебного надзора разъяснения Верховного Суда имели обязательный характер. В Постановлении ВЦИК от 19 ноября 1926 г. о судоустройстве указывалось на общеобязательность разъяснений Верховного Суда для всех судебных учреждений, действующих на территории РСФСР. Данное положение было воспроизведено в Законе СССР от 30 ноября 1979 г. “О Верховном Суде СССР”. В Законе РСФСР от 8 июля 1981 г. “О судоустройстве РСФСР” разъяснения, исходящие от Верховного Суда, именовались руководящими. В.М. Лебедев данную ситуацию считает естественной, “поскольку такие разъяснения облечены в форму постановления органа государственной власти” . Кроме того, он делает вывод, что “право Верховного Суда давать руководящие разъяснения есть не что иное, как (в том числе) и право толковать законы. Предоставление такого права высшему судебному органу, т.е. самому квалифицированному правоприменителю, осуществляющему судебный надзор за деятельностью судов, необходимо и оправданно” .

Разъяснения пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики в системе источников российского права

Весьма специфической формой судебного правотворчества в России и некоторых других постсоциалистических странах являются разъяснения пленумов высших судов по вопросам судебной практики. В России полномочия Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ давать такие разъяснения предусмотрены Конституцией (ст. 126, 127). Конституция Казахстана (ч. 1 ст. 4) нормативные постановления Верховного Суда Республики прямо относит к «действующему праву» (наряду с Конституцией, законами, иными нормативными правовыми актами, международными договорами и нормативными постановлениями Конституционного Совета). В России формально-юридически обязательность разъяснений пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ непосредственно из Конституции не следует, но может быть выведена из целого ряда законодательных положений. Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает, что в мотивировочной части решения арбитражного суда могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики (ст. 170). Более того, согласно ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. №1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской

Федерации» 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ обязательны для арбитражных судов. А в соответствии с и. 1 ч. 1 ст. 304 АПК РФ судебное решение подлежит отмене, если при рассмотрении дела в порядке надзора будет установлено нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21 января 2010 г. № 1-П [1] [2] фактически не только признал обязательность для нижестоящих судов постановлений Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, определяющих практику применения законодательства, но и допустил (в определенных пределах и при определенных условиях) придание им обратной силы (возможность пересмотра на их основании ранее принятых судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам). Во исполнение данного Постановления Конституционного Суда ст. 311 АПК РФ была дополнена специальным пунктом, предусматривающим, что основанием для пересмотра судебных актов в связи с новыми обстоятельствами является определение либо изменение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Высшего Арбитражного Суда РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства (п. 5 ч. 3 ст. 311) [3] .

Читайте также:  Права и обязанности поручителя по договору поручительства

Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. № 1 -ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» [4] , устанавливая, что Пленум Верховного Суда РФ дает судам общей юрисдикции разъяснения по вопросам применения законодательства Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики (п. 1 ч. 4 ст. 14), не содержит положения об обязательности для судов данных постановлений Пленума. Вместе с тем Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» 1 предусматривает, что вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом (ст. 6). Резонно предположить, что это положение распространяется и на постановления Пленума Верховного Суда РФ, содержащие разъяснения по вопросам судебной практики. В любом случае в рамках системы судов общей юрисдикции действуют аналогичные с системой арбитражных судов процессуальные механизмы, позволяющие приводить решения судов низших инстанций в соответствие с правовой позицией, поддержанной Верховным Судом РФ. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» [5] [6] судам разъяснено, что в мотивировочной части судебного решения необходимо учитывать имеющие отношения к делу постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека (п. 4).

Исторически появление разъяснений пленумов высших судов в качестве формы судебного правотворчества в Советской России (а затем и в СССР) связывалось с установлением контроля за деятельностью судов сначала со стороны Народного комиссариата юстиции, потом Верховных судов РСФСР, СССР и союзных республик [7] . Одним из элементов этого контроля и были «руководящие разъяснения», которые высшие судебные органы давали нижестоящим судам. Обращение к такой форме руководства судами было обусловлено как невысоким уровнем общей и профессиональной подготовки судей, неизбежным в первые годы Советской власти, так и необходимостью обеспечить проведение ими при отправлении правосудия политики Коммунистической партии. В определенном смысле здесь проявился и принцип централизации власти, лежавший в основе советской государственности. Свою роль сыграла и генетическая принадлежность России к континентальной системе права, где «к судьям относятся как к чиновникам, которые применяют закон под внимательным надзором вышестоящих судов. Высшие суды считаются воплощением высшей мудрости, и поэтому верховный суд наделен полномочиями издавать общие указания, которые являются обязательными для нижестоящих судов» 1 .

Прямое указание на обязательность для судов руководящих разъяснений Пленума впервые появилось в Положении о Верховном Суде СССР, утвержденном Законом СССР от 12 февраля 1957 г. «Об утверждении Положения о Верховном Суде СССР и внесении изменений и дополнений в ст. 104 и 105 Конституции (Основного Закона) СССР» [8] [9] . Согласно п. «в» ст. 9 Закона, Пленум Верховного Суда СССР рассматривал материалы обобщения судебной практики и судебной статистики и давал руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства при рассмотрении судебных дел, а ч. 2 ст. 1 возлагала на Верховный Суд функции надзора за судебной деятельностью судебных органов Союза ССР и союзных республик и проведение проверки применения судебными органами союзных республик общесоюзного законодательства и исполнения постановлений Пленума Верховного Суда СССР.

Закон СССР от 30 ноября 1979 г. «О Верховном Суде СССР» [10] содержал специальную ст. 3 «Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР», согласно которой «Верховный Суд

СССР изучает и обобщает судебную практику, анализирует судебную статистику и дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства, возникающим при рассмотрении судебных дел. Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. Верховный Суд СССР осуществляет контроль за выполнением судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР». Данное положение затем было воспроизведено в Законе РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» 1 применительно к Верховному Суду РСФСР (ч. 1 ст. 56).

На практике в советский период разъяснения пленумов верховных судов Союза ССР и союзных республик всегда рассматривались как имеющие обязательный характер (по меньшей мере, для судов), что удивительным образом сочеталось с абсолютным доминированием в советской доктрине (как в общетеоретических работах, так и в отраслевых исследованиях) позиции, не признающей судебную практику, в целом, и разъяснения высших судов, в частности, источником права [11] [12] .

Сегодня ученые уже не отрицают нормативный характер разъяснений пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики и пытаются определить их место в системе источников права. Иногда они трактуются как прецедент («своеобразная форма судебного прецедента») [13] , но, думается, для этого нет оснований. Прецедент — это правовая позиция (вывод общенормативного характера), выраженная в решении по конкретному делу и ставшая моделью (образцом) для разрешения аналогичных дел. Разъяснения пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики, как правило, имеют в своей основе конкретные судебные решения, но формулирование содержащихся в них правополо- жений полностью отделено от анализа фактических обстоятельств определенного судебного дела 1 . Разъяснения являются результатом обобщения судебной практики по какому-либо вопросу, ее доктринальной переработки (в их подготовке всегда принимают участие научно-консультативные советы, действующие при Верховном Суде РФ и Высшем Арбитражном Суде РФ) [14] [15] и своего рода кодификации. Кроме того, в тексте «разъяснений» присутствуют положения, сформулированные посредством сугубо абстрактного толкования и правоустановления, в частности, дефиниции юридических понятий [16] , указания организационно-процессуального характера, которые подчас тесно сопряжены с предлагаемым толкованием правовых норм. Нередко пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ дают судам разъяснения относительно законодательных актов, еще не вступивших в силу [17] , когда какая-либо судебная практика их применения полностью отсутствует. Даже если исходить из того, что такие разъяснения основываются на анализе судебной практики применения законодательства, ранее регулировавшего соответствующие отношения, данные акты, безусловно, представляют собой абстрактное толкование (прошлый юридический опыт всегда лежит в основе абстрактного правоустановления и толкования).

Наконец, все разъяснения пленумов высших судов по вопросам судебной практики принимаются по инициативе самого суда в рамках процедуры, не имеющей ничего общего с отправлением правосудия [18] . В данном случае оказывается нарушен принцип инцидентности деятельности суда, обеспечивающий гарантии его беспристрастности, а отсюда и правовой характер его решений, в том числе выраженных в них предписаний общенормативного характера.

Таким образом, нормативные положения, содержащиеся в разъяснениях пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики, не имеют с судебным прецедентом ничего общего.

Наиболее распространенной позицией является признание разъяснений пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросом судебной практики своеобразным видом нормативных актов 1 («квазинормативными» актами [19] [20] ), что в общем верно, ибо это акты вторичного абстрактного нормоуста- новления, в том числе посредством абстрактного толкования. При этом очевидно, что ни конституцией, ни законом такие постановления пленумов высших судов не являются. Отсюда вполне логичным кажется рассматривать их как подзаконные акты [21] , а далее, следуя той же логике, ставится вопрос о необходимости проверки законности разъяснений пленумов высших судов.

Так, А. Н. Верещагин сетует на то, что «постановления Пленума Суда сохраняют свой двусмысленный и спорный статус, они оказываются в некой «серой зоне» неопределенности: не будучи безусловно обязательными, они фактически являются таковыми. Иначе говоря, имея на деле «права» нормативных подзаконных актов, они не несут той «ответственности» перед законом, с которой обычно сопряжены эти «права». Пока не существует возможности оспаривания постановлений пленумов высших судов, они сохраняют привилегированное положение в российской правовой системе, направляя судебную практику, с одной стороны, и находясь вне зоны контроля — с другой» [22] . По мнению автора, «остается неясным, кто должен проверять их законность 1 . Однако нет сомнения, что раньше или позже, по решение проблемы может быть найдено» [23] [24] .

На самом деле данная проблема в принципе не имеет и не может иметь решения. Ведь проверку законности подзаконных нормативных актов в контексте принципа разделения властей и системы «сдержек и противовесов» осуществляют именно суды, а само право издания подзаконных нормативных актов в целях конкретизации закона и па основе специального полномочия, предоставленного законом, принадлежит органам исполнительной власти и иным организациям, реализующим функции исполнительной власти, и осуществляется в целях эффективного публичного администрирования. Требование подзаконности судебного толкования закона и проверки его на соответствие закону делает такое толкование просто бессмысленным, ибо оно осуществляется, среди прочего, в целях корректировки закона с позиций права.

Таким образом, наиболее корректной представляется точка зрения, согласно которой разъяснения пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики являются «дополнительным, вспомогательным источником права, нетрадиционным по происхождению и юридической силе» [25] . Причем эта их «нетрадиционность» обусловлена используемым в данном случае ненадлежащим способом позитивации права. Исходя из принципа разделения властей, судебное правотворчество допустимо, только если оно осуществляется в процессе реализации специфической функции судебной власти — разрешения конкретных споров о праве. Абстрактная (безотносительно к определенному спору) нормоустановительная деятельность органов судебной власти противоречит принципу разделения властей. В данном случае суд, будучи по своей природе и назначению юрисдикционным органом, присваивает себе законодательные прерогативы органа представительного, обладающего абстрактной правотворческой компетенцией именно в силу своего представительного характера.

В связи с этим достаточно противоречивой представляется позиция В. А. Четвернина и Г. Б. Юрко, которые, с одной стороны, утверждают, что нормотворческая деятельность высших судов, осуществляемая посредством абстрактного нормативного толкования конституции или закона, противоречит принципу разделения властей и природе правосудия 1 , а с другой — признают «квази- нормативные» акты абстрактного толкования одним из видов судебных источников права, при этом разъяснения пленумов высших судов рассматриваются ими как акты то конкретного (инцидентного [?! — Я. В.)) нормативного толкования, то абстрактного нормативного толкования [26] [27] .

К сожалению, в России и в некоторых других постсоциалистических государствах разъяснения пленумов высших судов по вопросам судебной практики «играют именно ту роль, которую в других правовых системах берут на себя прецеденты» [28] . К не меньшему сожалению, активизировавшаяся в последнее время дискуссия о признании в России судебного прецедента в качестве источника права на деле сводится к стремлению утвердить общеобязательность «руководящих разъяснений» пленумов высших судов. При этом речь отнюдь не идет, как полагает А. Н. Верещагин, о сохранении на ближайшую перспективу существующего равновесия между разными формами судейского права [24] . Гораздо ближе к истине Л. В. Головко, призывающий не путать «судебный прецедент» и элементарную политическую борьбу за обладание нормативными полномочиями, т. е. борьбу за дополнительный источник власти. За «теоретическими изысканиями» многих российских апологетов прецедента скрывается желание получить право издавать циркуляры и ничего более. Собственно, такие циркуляры и так уже существуют в достаточном количестве (постановления пленумов, информационные письма и др.), но какое отношение к ним имеет прецедентное право?» 1 . «Судебный прецедент, — поясняет автор, — есть творческий поиск в чужом судебном решении теоретической квинтэссенции — ratio decidendi, т.е. той правовой конструкции, которую никто не «предлагает на блюдечке». Иногда подобным поиском занимаются сами судьи, иногда — профессора права. Важно другое: судейское мнение является в такой ситуации объектом анализа, а не субъектом «послушания» вышестоящему начальству. Иначе говоря, мы столь трепетно относимся к позиции судьи, что готовы тратить время и силы на то, чтобы эту позицию понять и воспроизвести в собственном судебном решении, если, конечно, она подойдет нам ad hoc. Но нам и в голову не приходит давать судье какие-либо «руководящие указания», т.е. обязывать его следовать нашей точке зрения, поскольку противное означает неуважение к судье и восприятие его в качестве рядового клерка» [30] [31] .

Обязательны ли для судей разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда РФ?

В настоящее время Пленум Верховного Суда РФ действует в соответствии с Законом РСФСР «О судоустройстве РСФСР», принятым в 1981 году. Согласно ст.56 Закона «. руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение». В статье 126 Конституции РФ указывается: «Верховный Суд Российской Федерации. дает разъяснения по вопросам судебной практики». При этом «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону» (ст.120 Конституции РФ). Содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства основаны на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны. Они представляют собой своеобразную форму судебного прецедента и являются ориентиром, подлежащим учету в целях вынесения судьями законных и обоснованных приговоров, решений, определений и постановлений.

Читайте также:  О недостатках правовой конструкции договора ренты

Наши читатели в своих обращениях в редакцию журнала «Адвокатские вести» просят ответить, вправе ли судьи игнорировать указанные разъяснения, содержащиеся в процессуальных документах, при рассмотрении ими исковых заявлений, апелляционных, кассационных и надзорных жалоб и т. п. С этим и другими вопросами внештатный корреспондент журнала «Адвокатские вести» Ксения ЛИСУКОВА обратилась к Секретарю Пленума, судье Верховного Суда РФ В. В ДЕМИДОВУ.

— Владимир Венедиктович! Позвольте в начале нашей беседы уточнить некоторые основополагающие моменты. Хотелось бы узнать, как изменился за последние годы объем полномочий Пленума Верховного Суда РФ по сравнению с полномочиями, изложенными в ст.58 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»? Какие заседания Пленума были наиболее представительными? Какие темы для обсуждения запланированы на ближайшие месяцы?

— Прежде всего, считаю нужным подчеркнуть, что вся деятельность Пленума Верховного Суда РФ направлена на повышение уровня судебной защиты прав и свобод граждан, на утверждение в судопроизводстве принципов правового государства.

Объем полномочий Пленума за последние годы значительно увеличился. Верховный Суд РФ, используя свое конституционное право, вносит в Государственную Думу РФ проекты законов, которые Пленум обсуждает на своих заседаниях и принимает по этим вопросам соответствующие постановления.

За последние 10 лет Пленум Верховного Суда РФ принял несколько сотен постановлений. Из них 77 постановлений содержат разъяснения по вопросам судебной практики, 68 — о внесении в порядке законодательной инициативы в Государственную Думу Федерального Собрания РФ проектов законов, 92 — о согласии с законодательной инициативой субъектов Федерации по вопросу об общем числе мировых судей и количестве судебных участков на их территориях.

Что касается так называемых представительных заседаний Пленума, то из них можно выделить те, что состоялись в конце минувшего года: «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003г. (докладчик — Председатель Верховного Суда РФ В. М. Лебедев); «О судебном решении» от 19.11.2003г. (докладчик — заместитель Председателя Верховного Суда РФ В. М. Жуйков).

Постановления Пленума Верховного Суда РФ играют большую роль в формировании единого правового поля. Они стали основой для судебной практики, а также разъясняют судам, как правильно применять нормы гражданского, уголовного и процессуального права. Кроме того, эти постановления ориентируют правоохранительные и иные государственные органы, а также адвокатское сообщество на единообразное применение и истолкование законов.

В декабре минувшего года состоялись заседания Пленума Верховного Суда РФ: «О применении судами Трудового кодекса Российской Федерации», докладчик — судья Верховного Суда РФ Б. А. Горохов; «О применении судами некоторых норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», докладчик — заместитель Председателя Верховного Суда РФ А. Е. Меркушов.

— Длительное время в теории и практике считалось бесспорным, что Пленум Верховного Суда РФ дает руководящие разъяснения, обязательные для судов (ст. 56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»). Эта статья не корреспондируется с требованием ст.120 Конституции РФ, в соответствии с которой судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.

Однако значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики сохраняется.

В этой связи, Владимир Венедиктович, уточните, пожалуйста, какова роль содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснений и их значение для практики судов общей юрисдикции и мировых судей? Являются ли разъяснения Пленума источником права или нет? А если источником — то, каким именно?

— Хочу подчеркнуть, что значимость этих разъяснений отмечена в ст.126 Конституции РФ, где наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ указано на его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики.

То обстоятельство, что в отличие от содержания ст.56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в ст.126 Конституции РФ не говорится о том, что указанные разъяснения являются руководящими, на наш взгляд, ни в коем мере не означает, что их можно игнорировать.

Напротив, толкование текста ст.126 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия.

Роль и значение разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на примере постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в ред. постановления Пленума от 25 октября 1996г. № 10).

В нем разъяснено, что в соответствии со ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976г. (нормы которого в соответствии с ч.4 ст.15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Как видно из приведенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, его цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи хочу подчеркнуть, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если же исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникает сомнение: а была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики? И к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В подтверждение сказанного уместно сослаться на ч.2 ст.13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В соответствии с этой нормой по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

— Есть, видимо, и другие доводы в пользу позиции об обязательности для федеральных судей всех уровней разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики?

— Ну, конечно, есть. Можно, скажем, привести и такой довод. До принятия Пленумом постановлений по конкретной категории дел проводится большая работа по изучению данных судебной статистики и сбору необходимых материалов как непосредственно в Верховном Суде РФ, так и в нижестоящих судах с выездом на места судей Верховного Суда РФ.

Наряду с этим запрашиваются справки по результатам обобщения судебной практики из Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов. При этом акцентируется внимание судов на возникающие у них вопросы по применению законодательства, а также на ошибки, допускаемые при разрешении конкретной категории дел.

Полученные материалы изучаются и обобщаются. С привлечением опытных специалистов соответствующих министерств и ведомств, а также ученых-правоведов разрабатывается первоначальный вариант проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ с разъяснениями по наиболее важным вопросам, от решения которых зависит качество осуществления правосудия по той или иной категории судебных дел.

Составленный проект рассылается в нижестоящие суды для получения отзывов на него. Кроме того, тот же проект постановления обсуждается на заседании Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ и в судебных коллегиях Верховного Суда РФ, после чего он дорабатывается с учетом поступивших поправок. В процессе этой работы приходится уточнять содержание разъяснений, что зачастую приводит к необходимости подготовки новых вариантов проекта. Затем он выносится на Пленум, где заслушиваются и обсуждаются позиции практических работников и ученых-юристов по каждому пункту проекта постановления. На этом же заседании Пленума образуется редакционная комиссия из числа его членов и иных участников обсуждения, которая дорабатывает проект постановления с учетом высказанных предложений и замечаний и выносит его на Пленум для голосования.

Принятию этого документа предшествуют выступления Министра юстиции РФ, Генерального прокурора РФ и членов Пленума по существу доработанного проекта постановления, и лишь после этого он принимается путем голосования, причем по каждому его пункту.

Приведенный далеко не полный перечень вопросов, разрешаемых в ходе подготовки и принятия постановления Пленума, свидетельствует, на наш взгляд, не только о значимости содержащихся в нем разъяснений, но и подтверждает вывод о необходимости обязательного их учета при разрешении конкретных судебных дел. Значение разъяснений Пленума как эффективного средства оказания помощи судам, в том числе и практикующим юристам и адвокатам, в правильном толковании и применении законов все более возрастает ввиду существенного изменения и дополнения действующего законодательства, а также введения в действие УПК РФ (с 01.07.2002г.) и ГПК РФ (с 01.02.2003г.), а также других федеральных законов.

Хочу еще раз подчеркнуть то обстоятельство, что в отличие от содержания ст.56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в ст.126 Конституции РФ не говорится о том, что указанные разъяснения являются руководящими, обязательными. Но это, на наш взгляд, ни в коем мере не означает, что их можно не учитывать.

— Имея в виду конституционную норму (ст126) о возложении на Верховный Суд РФ обязанности по даче разъяснений по вопросам судебной практики, можно ли расценить эти разъяснения как своего рода судебный прецедент?

— Очень правомерная постановка вопроса. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ по применению законодательства сконцентрированы в обобщенном виде выработанные многолетней судебной практикой подходы к разрешению вопросов, возникающих при рассмотрении определенной категории гражданских либо уголовных дел. Они основаны на опыте и знании многих судей, практикующих юристов и ученых. Все это облекается, в конечном счете, в форму конкретных разъяснений. В этом, кстати, их принципиальное отличие от научно-практических комментариев к той или иной норме, которые даются одним либо группой ученых, и основываются на собственном видении пути разрешения возникшей правовой проблемы.

Можно констатировать, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента. Они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных, обоснованных и справедливых приговоров, решений, определений и постановлений.

— Позвольте уточнить, а кто принимает участие в работе Пленума Верховного Суда РФ?

— В настоящее время Пленум Верховного Суда РФ действует в соответствии с Законом РСФСР от 08.07.1981г «О судоустройстве РСФСР». В состав Пленума входят Председатель Верховного Суда РФ и его заместители, а также судьи Верховного Суда РФ.

В работе Пленума обязательно участие Генерального прокурора РФ, который дает заключение по всем рассматриваемым вопросам. Вопросы на рассмотрение Пленума вносятся Председателем Верховного Суда РФ, Генеральным прокурором РФ или Министром юстиции РФ. По рассмотренным вопросам принимаются постановления Пленума Верховного Суда РФ. На каждом заседании Пленума присутствуют и принимают активное участие в обсуждении вопросов члены Комитетов Государственной Думы РФ и Совета Федерации Федерального Собрания РФ, а также ученые-юристы. В прениях по докладам выступают председатели, заместители председателей, судьи Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов, районные судьи.

— Владимир Венедиктович, а где же здесь место адвокатуры? Известно, что адвокатура как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти (ст.3 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). При этом Совет Федеральной палаты адвокатов представляет Федеральную палату адвокатов в органах государственной власти (п.2 ч.3 ст.37 ФЗ).

В этой связи, как Вы полагаете, правомерна ли постановка вопроса о том, что в условиях проводимой в стране судебной реформы уже наступило время для приглашения представителей Совета Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов Российской Федерации для участия в работе Пленума Верховного Суда РФ?

— На этот вопрос я бы ответил так. В соответствии с ч.3 ст.57 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в заседаниях Пленума по приглашению Председателя Верховного Суда РФ могут участвовать судьи, члены Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ, представители министерств, государственных комитетов, ведомств, научных учреждений и других государственных и общественных организаций.

Следовательно, участие в работе Пленума Верховного Суда РФ представителей Совета Федеральной палаты адвокатов отнюдь не исключается. Но для этого нужна инициатива самого Совета. Однако насколько мне известно, такая инициатива пока от него не исходила. Будем надеяться, что это всего лишь вопрос времени.

— Хотелось бы знать, Владимир Венедиктович, как быстро Постановления Пленумов появляются на официальном сайте Верховного Суда РФ?

— Очень оперативно. Уже через два часа после их передачи в объединенный отдел правовой информации они вносятся на официальный сайт Верховного Суда РФ (www. supcourt. ru).

Кроме того, на регулярной основе Секретариатом Пленума и объединенным отделом правовой информации вносятся соответствующие изменения в предыдущие Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Ссылка на основную публикацию