Признание недействительной сделки должника-банкрота в связи с оказанием предпочтения одному из кредиторов

Сделки с предпочтением признаются недействительными

Генезис

Как отмечается в постановлениях Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. № 4-П, от 31 января 2011 г. № 1-П, установление особого режима удовлетворения имущественных требований к несостоятельному должнику, не допускающего удовлетворение этих требований в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства. Тем самым создаются необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов. По существу, эта мера направлена на предоставление им равных правовых возможностей при реализации экономических интересов, в том числе в случаях, когда имущества должника для справедливого его распределения между кредиторами недостаточно. При столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства решается задача пропорционального распределения среди них конкурсной массы.

В соответствии с положениями Федерального закона от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в текст Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) была введена в том числе ст. 61.3, установившая виды сделок с предпочтением, а также сроки их обжалования в рамках дела о банкротстве.

Согласно пояснительной записке к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” и Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”» указанные изменения призваны уточнить материально-правовые основания оспаривания сделок в деле о банкротстве. В частности, в законопроекте уточнен перечень сделок, которые могут быть отнесены к сделкам с предпочтительным предоставлением путем казуистичного перечисления таких сделок.

Таким образом, нормой п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве установлено, что сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

  • сделка направлена на обеспечение возникшего до совершения оспариваемой сделки исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором;
  • сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
  • сделка привела или может привести к удовлетворению при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил;
  • сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве).

Сам термин «сделка с предпочтением» возник и развился в практике благодаря Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление № 63), в п. 10 которого он закреплен.

Субъекты и процедура рассмотрения. Предмет доказывания

Согласно абз. 5 п. 10 Постановления № 63 бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.

Оспаривание сделок с предпочтением является обязанностью внешнего либо конкурсного управляющего, представителя собрания (комитета) кредиторов, иного лица, уполномоченного решением собрания (комитета) кредиторов, а также временной администрации финансовой организации. Кредитор должника может оспорить сделку должника-банкрота при условии, что он самостоятельно или совместно с другими кредиторами обладает более 10% голосов на общем собрании кредиторов должника (ст. 61.9 Закона о банкротстве; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. № 304-ЭС15-17156 по делу № А27-2836/2013).

Исходя из положений ст. 61.3 Закона о банкротстве и разъяснений, изложенных в п. 11–12 Постановления № 63, указанные в п. 1 данной нормы сделки, совершенные в пределах месяца до и после возбуждения дела о банкротстве (а в предусмотренных абз. 2 и 3 п. 1 случаях – в пределах 6 месяцев до и после возбуждения дела о банкротстве), признаются недействительными без необходимости установления недобросовестности контрагента (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 июня 2018 г. № 304-ЭС17-21427 по делу № А67-4289/2013).

Таким образом, оспаривание сделки, предусмотренной абз. 2 и 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, в совокупности с отсутствием необходимости доказывания недобросовестности контрагента по сделке носит формальный характер. Заявителю необходимо доказать только факт совершения сделки в пределах срока (после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом), предусмотренного п. 2 и 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Оспаривание сделки, предусмотренной абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, также носит формальный характер, если такая сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Таким образом, в предмет доказывания по обособленным спорам по оспариванию сделок банкрота с предпочтением (по ст. 61.3 Закона о банкротстве), не требующих доказывания осведомленности (опровержения добросовестности) контрагента, входит:

  • по сделкам, направленным на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки (абз. 2 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве; в них входят в том числе все виды обеспечительных сделок – залог, поручительство, независимая гарантия и т.д.), и по сделкам, которые привели или могут привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки (абз. 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве; в них входят, в частности, соглашения об изменении порядка и размера платежей по сделке должника, договоры залога), – необходимо доказать что, во-первых, такие сделки влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими кредиторами, и, во-вторых, совершены после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;
  • по сделкам, указанным в абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве (в них входят, в частности, следующие случаи: досрочное исполнение банкротом более позднему (последующему) кредитору (исполнение обязательств перед которым должно произойти позже) перед исполнениями кредиторам (более ранним кредиторам), срок исполнения обязательств перед которыми наступил; исполнение обязательств банкротом в срок перед одним кредитором в той ситуации, когда у должника на момент исполнения имелось обязательство, срок исполнения которого наступил, или просроченное обязательство перед другим кредитором) – необходимо доказать, что, во-первых, такие сделки влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими кредиторами, и, во-вторых, совершены после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Рекомендации по доказыванию

Как отмечает Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 17 октября 2016 г. № 307-ЭС15-17721(4) по делу № А56-71819/2012, в целях правильного применения положений ст. 61.3 Закона о банкротстве необходимо определить, какой характер имеет оспариваемая сделка, т.е. установить, какое сочетание прав и обязанностей сторон правоотношений опосредует ее содержание.

Исходя из п. 1 ст. 61.4 Закона о банкротстве, сделки, совершаемые на организованных торгах на основании хотя бы одной заявки, адресованной неограниченному кругу участников торгов, а также действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих из таких сделок, не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве (такой запрет относится, в частности, к биржевым сделкам).

Аналогичный запрет установлен в отношении сделок по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемых в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, при условии, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает 1% стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Например, исполнение обязанности по внесению обязательных платежей не выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности должника для целей применения п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, если по размеру и срокам уплаты (взыскания) данные платежи не отличаются существенным образом от аналогичных платежей, ранее неоднократно совершенных должником или за его счет (п. 16 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г.).

Кроме того, как указано в п. 14 Постановления № 63, для сделок по передаче (отчуждению) должником имущества (платеж или передача другого имущества в собственность во исполнение договорного обязательства, в том числе по возврату кредита, договоры купли-продажи (для продавца), мены, дарения, кредита (для кредитора) и т.п.) с балансовой стоимостью активов должника сопоставляется стоимость этого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а если доказано, что рыночная стоимость этого имущества значительно превышала такую стоимость, – рыночная стоимость.

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены, в частности, платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и интернет, уплата налогов и т.п.). По общему правилу, не входят в круг таких сделок платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Например, если условиями кредитного договора предусмотрено, что погашение задолженности клиента по сумме основного долга осуществляется посредством ежедневного безакцептного списания банком денежных средств, находящихся на счете, то последовательно совершенные платежи по погашению кредита (списание денежных средств со счета должника в установленные кредитным договором сроки) представляют собой обычные текущие платежи по кредитному договору, не отличающиеся по срокам и размеру уплаченных платежей от определенных в кредитном договоре, и они не могут считаться взаимосвязанными сделками. В случае же, если каждый ежемесячный платеж в отдельности не превышает 1% от балансовой стоимости активов должника, в силу п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве исключается возможность их оспаривания по основаниям ст. 61.3 Закона о банкротстве (постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июля 2018 г. № Ф05-9485/18 по делу № А41-64492/2014).

Ответчику для доказывания, например, что оспариваемые платежи произведены в счет погашения обязательств по договору поставки товара и сумма перечисленных денежных средств не превышает 1% балансовой стоимости активов должника, помимо балансовых показателей необходимо представить доказательства того, что аналогичные данной сделке договоры систематически заключались должником с иными контрагентами. Другими словами, сделки осуществляются в рамках обычной хозяйственной деятельности, соответствующей видам экономической деятельности (ОКВЭД) должника, указанной в выписке из ЕГРЮЛ (постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. № Ф05-21415/16 по делу № А41-1815/2016).

Подозрительные сделки и сделки с предпочтением: как разграничить составы?

Закон предусматривает несколько специальных составов сделок, совершенных должником в преддверии банкротства, которые могут быть оспорены с целью возврата выбывшего по ним имущества должника в конкурсную массу. Для каждого из таких составов в законе предусмотрен определенный набор подлежащих доказыванию обстоятельств. О том, что нужно учитывать контрагентам должника, ставшим ответчиками в споре с арбитражным управляющим или конкурсным кредитором, а также самим оспаривающим подобные сделки лицам, читайте в материале «ЭЖ-Юриста».

Одним из способов пополнения конкурсной массы при банкротстве является возврат имущества через оспаривание сделок должника. Совершенные должником сделки можно оспорить как по общим (ст. 10, 168 ГК РФ), так и по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 и 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Как указал Пленум ВАС РФ в абз. 4 п. 4 постановления от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63), наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Согласно нормам Закона о банкротстве сделки должника могут быть оспорены как подозрительные или же как совершенные с предпочтением. При этом само по себе наличие таких оснований для признания сделки недействительной не является достаточным для отказа суда во включении в реестр требований кредитора, основанных на подобной сделке. Иными словами, если сделка все же будет признана недействительной, контрагент может включить свои требования к должнику в части возврата исполнения по такой сделке в реестр. Соответственно, правом заявить о недействительности подозрительной сделки или сделки с предпочтением в рамках дела о банкротстве наделены арбитражный управляющий и конкурсные кредиторы.

Контрагенты должников, с одной стороны, и арбитражные управляющие и конкурсные кредиторы, с другой, нередко сталкиваются с рядом вопросов, касающихся разграничения подозрительных сделок и сделок с предпочтением и определением квалифицирующих признаков составов таких сделок. Необходимость четкого разграничения данных сделок и определения их квалифицирующих признаков обусловлена различиями в предмете доказывания по делу.

Отметим, однако, что, если лицо, оспаривающее сделку, неверно квалифицировало заявленные им требования (например, ссылалось на нормы ст. 61.2 Закона о банкротстве вместо ст. 61.3), арбитражный суд может самостоятельно определить характер спорного правоотношения и признать сделку недействительной на основании надлежащей правовой нормы (абз. 4 п. 9.1 постановления № 63).

Подозрительные сделки

Подозрительными могут быть признаны сделки двух категорий: совершенные с неравноценным встречным исполнением обязательств и имеющие своей целью причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Неравноценное встречное исполнение

Поскольку правоотношения, возникающие при банкротстве, затрагивают интересы не только сторон договора, но и иных кредиторов должника, оспаривание неравноценных сделок в деле о банкротстве позволяет отойти от общего принципа свободы договора.

Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления. При этом фактическое исполнение сторонами сделки не имеет значения: даже если сделка не исполнена, суд может оценить неравноценность исходя из ее условий (абз. 2 п. 8 постановления № 63).

В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора (см. Определение ВС РФ от 11.01.2017 № 309-ЭС16-13732(2) по делу № А71-83/2014).

Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам.

Примерами таких сделок могут служить — неоправданное завышение окладов одних сотрудников перед другими, выполняющими аналогичные функции (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.06.2016 № Ф04-20327/2015 по делу № А70-8790/2014) или передача ликвидного имущества в обмен на неликвидное (см. постановление АС Северо-Кавказского округа от 28.07.2016 № Ф08-4997/2016 по делу № А32-28073/2014).

Неравноценность встречного предоставления арбитражные суды, как правило, признают в случае расхождения между рыночной стоимостью и ценой контракта на 30—40 % и более (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 29.07.2014 № Ф09-11083/12 по делу № А50-8797/11, АС Уральского округа от 19.11.2014 № Ф09-2243/14 по делу № А60-37238/2012, Центрального округа от 16.10.2017 № Ф10-4119/2017 по делу № А08-7446/2015).

Следует иметь в виду, что оспаривая неравноценную сделку, нельзя взыскать разницу между ценой сделки и ее рыночной стоимостью — контрагенту должника придется вернуть в конкурсную массу все полученное по сделке, лишь затем он сможет включить свои требования в реестр (см. Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 303-ЭС15-11427(2) по делу № А51-17166/2012).

Необходимо учесть, что оспорить как неравноценные сделки, совершенные по исполнению публичных обязанностей, не получится. Налоговые и административные правоотношения не носят возмездного характера, ввиду чего не могут быть оспорены по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. Определение ВС РФ от 30.03.2017 № 304-ЭС17-2805 по делу № А27-1804/2015).

Таким образом, в отличие от других специальных оснований для оспаривания сделок, чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве, достаточно двух условий:

соответствия периоду подозрительности в один год;

неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов

Для оспаривания сделки по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать причинение вреда имущественным правам кредиторов. Под таким вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В отличие от неравноценных, сделки, совершенные с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, могут быть оспорены в случае их совершения в течение более длительного периода — трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления. Это обусловлено пороком сделки с субъективных позиций, поскольку другая сторона сделки знала об указанной противоправной цели должника. Однако и предмет доказывания по этой норме более сложный.

Закон о банкротстве определяет ряд презумпций, упрощающих доказывание для признания такой сделки недействительной.

Так, знание стороны о противоправной цели сделки предполагается, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве; если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (абз. 4 п. 7 постановления № 63).

Читайте также:  Институт регистрации граждан по месту жительства и месту пребывания

Согласно второй презумпции цель причинения вреда кредиторам предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была безвозмездной или же при наличии иных условий, предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Для разграничения составов п. 1 и п. 2 ст. 61.2 необходимо учесть, что:

если сделка совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно неравноценности;

если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее, чем за три года, то необходимо доказать наличие трех обстоятельств:

1) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

2) в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов;

3) другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

Следующим основанием для признания сделки недействительной по специальным нормам Закона о банкротстве является совершение сделки с предпочтением. Если подозрительные сделки, как правило, влекут полную или частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника (Определение ВС РФ от 30.01.2017 № 305-ЭС16-12827 по делу № А40-121454/2012), то сделки с предпочтением обычно влияют на распределение конкурсной массы. Данные сделки могут быть признаны недействительными ввиду того, что влекут нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, а также нарушают принцип пропорциональности удовлетворения требований. При этом бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице (абз. 5 п. 10 постановления № 63).

По общему правилу указанная сделка может быть признана судом недействительной, если она совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом.

Перечень условий для признания такой сделки недействительной является открытым. Сделка может быть признана недействительной, если она, к примеру, приводит к изменению очередности удовлетворения требований или же к удовлетворению требований с ненаступившим сроком исполнения. В таком случае доказыванию по делу подлежит только оказание предпочтения. Для признания такой сделки недействительной не требуется доказывать недобросовестность контрагента.

Однако п. 1 и 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве не говорят о признании судом сделки недействительной по одному лишь формальному основанию. Само по себе совершение платежей в течение определенных периодов времени не свидетельствует о недействительности указанной сделки. Правовое значение имеет именно оказание предпочтения одному из кредиторов. Суд при рассмотрении дела должен исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, важные для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании (см. Определение Конституционного суда РФ от 02.07.2013 № 1047-О).

Сделка с предпочтением может быть оспорена и в том случае, если она была совершена и в более ранний, чем один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, срок, но при этом заявителю потребуется доказать больше обстоятельств.

Так, если сделка совершена в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, для признания ее недействительной как влекущей оказание предпочтения в наличии должны иметься следующие условия:

совершение сделки, влекущей нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, или же сделки, направленной на обеспечение исполнения обязательств перед отдельным кредитором, возникших до совершения оспариваемой сделки;

совершение сделки в пользу лица, которому было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, свидетельствующих об указанных признаках.

О таком знании может свидетельствовать:

1) неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке платежа;

2) известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);

3) осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом (п. 12 постановления № 63).

Законом закреплена презумпция осведомленности заинтересованного лица (перечислены в ст. 19 Закона о банкротстве) о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. Однако указанная презумпция применяется в отношении признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, но не в отношении обстоятельств, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, что сужает сферу ее применения.

Особенности разграничения составов

Таким образом, в отличие от правил ст. 61.2 Закона о банкротстве, для оспаривания сделки с предпочтением не требуется ни неравноценности встречного предоставления, ни цели причинить вред имущественным правам кредиторов. Однако здесь сложность может возникнуть с доказыванием субъективного элемента — осведомленности контрагента в случае, если сделка совершена в период от одного до шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Зачастую заявители по делу не могут доказать наличие осведомленности контрагента: в таком случае суд может использовать свои полномочия по самостоятельной правовой квалификации сделки и признать ее недействительной по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, даже в отсутствие соответствующих заявлений истца (см., например, определения ВС РФ от 26.12.2016 № 301-ЭС16-6637(2) по делу № А43-28914/2014 и от 18.11.2016 № 309-ЭС16-14163(2) по делу № А50-20422/2012).

В основном, разграничивая основания недействительности сделок по п. 2 ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве, суды опираются на различия в целях и последствиях совершенных сделок, зачастую используя ссылку на правовую позицию, изложенную ВАС РФ (см. постановления ФАС Уральского округа от 29.08.2013 № Ф09-7174/13 по делу № А50-15608/2011, АС Поволжского округа от 28.10.2016 № Ф06-3071/2015 по делу № А72-2183/2014, Западно-Сибирского округа от 14.05.2015 № Ф04-17111/2015 по делу № А02-712/2013). Как следует из постановления Президиума ВАС РФ от 20.06.2013 № 4172/13 по делу № А43-21911/2010, в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве речь идет о сделках, совершенных с умыслом на причинение ущерба кредиторам, в то время как оспаривание по ст. 61.3 Закона о банкротстве предполагает нарушение интересов кредиторов преимущественным удовлетворением требования одного из кредиторов.

Подводя итог, стоит отметить, что при разграничении оснований для оспаривания сделок по п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.2, п. 1 и 2 ст. 61.3, п. 3 ст. 61.3 следует исходить:

из периода совершения спорной сделки;

цели совершения сделки;

последствий, которые повлекло за собой совершение оспариваемой сделки;

осведомленности контрагента о противоправности сделки.

Несмотря на трудности, с которыми сталкивается заявитель при оспаривании сделки должника-банкрота, указанный механизм является одним из наиболее действенных с точки зрения реального пополнения конкурсной массы и, как следствие, наиболее полного удовлетворения требований кредиторов. Данный институт позволяет противостоять выводу активов должника в предбанкротный период, а также способствует сокращению злоупотреблений при распределении конкурсной массы должника.

Признание недействительной сделки должника-банкрота в связи с оказанием предпочтения одному из кредиторов

Обзор судебной практики по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

Помимо общих оснований, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, оспаривание сделок должника осуществляется по специальным основаниям, подлежащим применению только в отношении должника, только в рамках дела о банкротстве (речь идет прежде всего об основаниях, указанных в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве). Нормы, регулирующие оспаривание сделок должника, сформированы законодателем в отдельную главу, в которой определяются:

– основания для оспаривания и квалифицирующие признаки сделок, которые могут быть оспорены в процедурах банкротства;

– процессуальные нормы о порядке оспаривания сделок, в том числе особенности рассмотрения соответствующего заявления об оспаривании сделки;

– последствия признания сделки недействительной в рамках проводимых в отношении должника процедур банкротства.

Следует отметить, что предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (что также подтверждается названием главы III_1 Закона о банкротстве).

В то же время наличие в Законе о банкротстве указанных специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке (пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”).

Применение норм статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве подробно разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63:

1. В случае оспаривания подозрительной сделки судом проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть с учетом оценки неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки и наличия целей причинения вреда имущественным правам кредиторов (пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

2. При оспаривании сделки с предпочтением, применяя перечень условий, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, приведенный в абзацах втором – пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, следует иметь в виду, что для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из этих условий.

При этом при проверке сделок по данной статье необходимо учитывать дату их совершения. Если сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, то для признания ее недействительной достаточно условий, указанных в пункте 1 названной нормы; если же сделка совершена в период от одного до шести месяцев до возбуждения производства по делу о банкротстве, то для признания этой сделки недействительной дополнительно необходимо доказать наличие еще одного признака – недобросовестности контрагента (статья 61.3 Закона о банкротстве, пункты 10, 11, 12 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

3. Заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано только в процедурах внешнего управления или конкурсного производства. В процедурах же наблюдения или финансового оздоровления по основаниям, предусмотренным статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, сделки (в том числе совершенные после введения этих процедур) оспорены быть не могут (пункт 30 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

В силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника (включая сделки с недвижимостью).

В свою очередь, на основании статьи 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим.

Таким образом, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности (пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве), а именно:

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве;

2. Оспаривание подозрительных сделок должника;

3. Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами;

4. Оспаривание сделок должника в отношении правопреемников;

5. Последствия признания сделки недействительной;

6. Отказ в оспаривании сделок должника.

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве

1.1. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.04.2015 N Ф03-988/2015 по делу N А73-1322/2014

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО “КРАЙМЕКС” (организации-должника, правопреемника залогодателя) в рамках дела о банкротстве в порядке, предусмотренном статьей 61.1 Закона о банкротстве, обратился в суд с заявлением о признании недействительными действий ООО “РИФ” (цессионария по договору с залогодержателем) по обращению взыскания во внесудебном порядке на нежилое здание и земельный участок.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив, что обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и оставление предмета ипотеки ООО “РИФ” за собой произведено в соответствии с условиями договора об ипотеке между залогодателем и залогодержателем, дополнительного соглашения к нему и требованиями Федерального закона от 16.07.98 N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, и отказывая в удовлетворении требований, суд дополнительно отметил, что к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными по правилам главы III_1 этого Закона, могут относиться в том числе оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога, при этом наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотреблением правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ) (пункты 2, 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”). Однако в данном случае судом оснований для применения названных статей не установлено.

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ТСЖ “Альфа” (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительным акта приема-передачи, подписанного между председателем ТСЖ “Альфа” и представителем ООО “АК БАРС ИПОТЕКА”, о передаче ООО “АК БАРС ИПОТЕКА” объектов недвижимого имущества и применении последствий недействительности сделки в виде включения в конкурсную массу ТСЖ “Альфа” указанных объектов.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив из материалов дела, что подписание акта приема-передачи имущества состоялось при совершении исполнительных действий, суды трех инстанций со ссылкой на пункт 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве указали, что действия по исполнению судебного акта (как сделка) могут быть оспорены только по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, а не по основаниям, установленным статьей 64 Закона о банкротстве, регулирующей обязанности и ограничения должника в процедуре наблюдения, в этой связи оспариваемая сделка не может быть признана судом недействительной по основаниям, указанным конкурсным управляющим.

Также суд признал несостоятельным довод конкурсного управляющего ТСЖ “Альфа” о том, что сделка подлежит признанию недействительной на основании статьи 64 Закона о банкротстве, поскольку действия по передаче квартир были осуществлены во исполнение вступивших в законную силу судебных актов, в связи с чем подлежали оспариванию по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, поскольку суд не может по собственной инициативе применять нормы названной главы, так как требуется иной порядок доказывания обстоятельств оспоримости сделок.

1.3. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2015 N 10АП-15790/2014 по делу N А41-51561/13 (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.04.2015 N Ф05-4497/2014 данное постановление оставлено без изменения)

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ОАО “АБ “Пушкино” (организации-должника) обратился в суд с заявлением к Зейцу Р.О. о признании недействительными дополнительного соглашения к трудовому договору, мотивировав требование тем, что имели место злоупотребление правом при заключении дополнительного соглашения ввиду заинтересованности выгодоприобретателя (Зейца Р.О.), а также отсутствие экономической обоснованности и плохое финансовое состояние должника на момент его заключения.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Отметив, что норма пункта 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве, наряду с оспариванием гражданско-правовых сделок, позволяет оспаривать по правилам главы III_1 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” также и действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с другими отраслями законодательства, в том числе трудового, то есть вводит новый институт – признание недействительными действий граждан и юридических лиц по исполнению своих обязательств, при этом в соответствии с разъяснениями Пленума ВАС РФ, содержащимися в пункте 1 Постановления от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, правила главы III_1 Закона о банкротстве могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с различными отраслями законодательства РФ, а применительно к трудовому законодательству – действий по выплате заработной платы, в том числе премии, суд пришел к выводу о том, что оспаривание действительности самого трудового правоотношения, ранее возникшего на основании трудового договора, главой III_1 Закона о банкротстве и разъяснениями Пленума ВАС РФ не предусмотрено, так как правовое регулирование трудовых правоотношений осуществляется самостоятельной отраслью законодательства – трудового права, не предусматривающего признание трудового договора недействительным.

1.4. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.09.2014 N Ф05-14327/2011 по делу N А40-51217/2011

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО “КОМПАНИЯ “ФИНАНССТРОЙИНВЕСТМЕНТ” (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделкой действий должника по перечислению со своего расчетного счета денежных средств в пользу компании “Андреас Софоклеус и Компания” и о применении последствий ее недействительности в виде обязания компании “Андреас Софоклеус и Компания” вернуть указанные денежные средства в конкурсную массу должника, основывая свое заявление на утверждении о том, что платеж является ничтожной сделкой в силу статьи 168 ГК РФ, а также отвечает признакам недействительности, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61_2 Закона о банкротстве, поскольку влечет причинение существенного вреда имущественным правам и интересам других кредиторов.

Читайте также:  Практика применения договора долевого участия в строительстве и предварительного договора

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Сроки исковой давности при оспаривании сделок во время банкротства

Оспаривание сделок, совершенных будущим банкротом, позволяет пополнить конкурсную массу и увеличить шансы кредиторов на погашение их требований. Более того, наличие такой перспективы зачастую останавливает в желании избавиться от долгов посредством процедуры банкротства.

Для этого важно понимать, в течение какого периода могут быть оспорены (срок исковой давности) сделки должника, в отношении которого введена процедура банкротства.

Прежде всего определимся, кто может быть заинтересован в признании сделок должника недействительными. К ним относятся:

    Арбитражный управляющий (по личной инициативе/по инициативе собрания кредиторов).

    Уполномоченный представитель собрания кредиторов, в случаях, если этого не сделает арбитражный управляющий по их поручению.

    Конкурсный кредитор/несколько кредиторов или уполномоченный орган, если размер их требований к должнику составляет более 10% от общей реестровой задолженности.

    Сторона оспариваемой сделки.

    Очевидно, что из всех перечисленных субъектов только арбитражный управляющий наделен обязанностью (а не правом, в отличие от остальных) оспаривать сделки, причиняющие вред должнику, ведь основной задачей его в деле о банкротстве является пополнение конкурсной массы, в том числе путем возврата имущества по недействительным сделкам.

    Закон «О несостоятельности (банкротстве)» говорит о специальных основаниях оспаривания сделок в рамках процедуры банкротства. При этом одной из важнейших характеристик каждого основания является период совершения сделки относительно принятия судом заявления о признании лица банкротом.

    СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ОСПАРИВАНИЯ СДЕЛОК ПРИ БАНКРОТСТВЕ

    Подозрительные сделки

    (ст. 61.2 Закона о банкротстве)

    Сделки с предпочтением

    (ст. 61.3 Закона о банкротстве)

    Неравноценные сделки

    Совершена в течение 1 года до принятия
    заявления о банкротстве
    Совершаются при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной,
    включая случаи отличия цены и иных условий в худшую сторону

    Сделки с возможностью оказания предпочтения

    Совершена после принятия судом заявления о банкротстве или за 1 месяц до этого
    Влекут или могут повлечь оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

    Вредные сделки

    Совершена в течение 3 лет до принятия
    заявления о банкротстве или после его принятия
    Совершаются в целях причинения
    умышленного вреда имущественным правам кредиторов. Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом

    Сделки с оказанием предпочтения

    Совершена в течение 6 месяцев до принятия заявления о банкротстве
    Когда установлено, что кредитору/контрагенту по сделке было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

    Сроки же исковой давности, то есть период, в течение которого совершенная сделка может быть оспорена, определены Гражданским кодексом РФ.

    Общее правило: один год

    Верховный Суд специально обратил внимание, что заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ).

    Согласно ГК РФ годичный срок для подачи иска по своей сути представляет собой срок признания недействительной оспоримой сделки (той, которая нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе влечет неблагоприятные для него последствия) (п.2 ст. 166 ГК РФ).

    Согласно пункту 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности начинает исчисляться с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии специальных оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Это правило касается и подачи иска конкурсными кредиторами (п.2 ст. 61.9 Закона о банкротстве).

    Таким образом, начало течения срока исковой давности связано не только с моментом, когда лицо фактически узнало о наличии оснований для оспаривания, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело юридическую возможность, узнать об этом.

    Так, например, если конкурсный или внешний управляющий узнал о наличии оснований оспаривания сделки до момента его утверждения (например, будучи временным управляющим в наблюдении), то срок исчисляется с момента его утверждения (п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010г. № 63).

    Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 15.06.2015 г. № 309-ЭС15-1959 указала: «. о совершении оспариваемой сделки арбитражный управляющий мог и должен был узнать в период исполнения им обязанностей временного управляющего, о чем свидетельствует составленное им заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ЗАО, в котором спорная сделка отражена. Поэтому срок исковой давности начал течь с момента возложения на него обязанностей конкурсного управляющего должника.

    Однако, как всегда, из общего правила есть исключения.

    Срок три года

    Согласно п.1 ст. 94 и п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве со дня введения внешнего управления (открытия конкурсного производства) арбитражный управляющий принимает на себя полномочия органа управления должника. Соответственно, у него имеется право от имени должника также оспаривать совершенные им сделки и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

    При наличии таких оснований действуют общие правила ГК РФ о сроках, и, соответственно, годичный срок может быть увеличен. Это становится важным, когда имеются основания для признания сделки ничтожной.

    Ничтожные сделки считаются недействительными с момента их заключения, независимо от признания их таковыми в суде. Срок исковой давности по ним – три года. (п. 1 ст 181 ГК РФ).

    В Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.11.2015г № Ф08-7752/15 по делу № А32-4086/2012 суд указал, что заявленное требование о признании недействительным в силу ничтожности кредитного договора как не соответствующего положениям гражданского законодательства (ст. 1, 9, 166, 167, 819 ГК РФ) не может быть оспорено конкурсным управляющим по специальным основаниям Закона о банкротстве. Поэтому, как правильно отметили суды, на данное требование конкурсного управляющего распространяется трехлетний срок исковой давности, предусмотренный п.1 ст. 181 ГК РФ, течение которого началось со дня, когда началось исполнение сделки.

    Общие сроки исковой давности по недействительным сделкам

    Ничтожные сделки

    Оспоримые сделки

    3 года ( но не более 10 лет для 3-го лица)

    • со дня исполнения ничтожной сделки ее стороной;
    • со дня, когда 3-е лицо узнало о начале ее исполнения
    • со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых совершена сделка;
    • со дня, когда истец узнал/должен узнать об иных обстоятельствах недействительности

    Таким образом, очень важно, прежде всего, отличать оспоримую и ничтожную сделку. От этого зависит срок исковой давности.

    Как отличить оспоримую и ничтожную сделки?

    Если, скажем, речь идет о сделке, в которой должник оказал наибольшее предпочтение одному кредитору по сравнению с другими (ст. 61.3 Закона о банкротстве), то мы имеем дело с оспоримой сделкой, соответственно применяем срок – 1 год.

    Если же сделка совершена, к примеру, недееспособным лицом или является мнимой (то есть, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ), то она является ничтожной. Тогда срок оспаривания будет составлять 3 года.

    К сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, не могут быть применены нормы п. 1 ст. 181 ГК РФ, предусмотренные для ничтожных сделок.

    Такой вывод содержится в Определении Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 года № 304-ЭС15-13605, где указано: «Доводы конкурсного управляющего о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо». То есть, в отношении таких сделок действует срок исковой давности 1 год, а не 3 года.

    Арбитражные суды очень часто ссылаются на статью 10 Гражданского кодекса РФ «Пределы осуществления гражданских прав», в п. 1 которой указано: «Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, «действия в обход закона» с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).»

    Каковы сроки оспаривания таких сделок?

    Суды считают,1 что сделки, при заключении которых допущено злоупотребление правом также являются ничтожными в силу п. 2 ст. 168 ГК РФ, в связи с чем на требования о признании таких сделок недействительными распространяется трехлетний срок исковой давности, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ ГК РФ. [1-такая практика впервые была применена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011г. № 18484/10]

    Применительно к делам о банкротстве срок оспаривания сделки со злоупотреблением начинает течь с момента, когда оспаривающее лицо узнало или должно было узнать о злоупотреблении правом со стороны должника, но не ранее дня введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

    Основные признаки сделки, в которой имеется злоупотребление правом (при банкротстве):

    основной целью сделки является причинение вреда другим лицам (например, в виде невозможности последующего обращения взыскания на имущество должника);

    отчуждение имущества должника происходит по заведомо заниженной цене и др.

    стороны сделки действуют умышленно, то есть руководствуются исключительно целью уменьшения конкурсной массы. Необходимо обязательно доказать осведомленность второй стороны сделки о финансовых проблемах должника.

    Высшие судебные инстанции о сделках со злоупотреблением правами:

    п. 10 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» с изменениями, внесенными Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013г. № 60»;

    Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2015г № 310-ЭС15-2953;

    п.1 Определения Конституционного Суда РФ от 23.06.2015г № 1458-О.

    В одном из дел, рассмотренных Арбитражным судом Свердловской области, конкурсный кредитор оспаривал договоры дарения имущества, совершенные должником в трехлетний период, предшествующий банкротству2. [2-Определение Арбитражного суда Свердловской области от 09.09.2017г по делу № А60-52847/2015]

    В определении суд указал, что неплатежеспособность должника еще не свидетельствует о мнимости, недействительности всех совершаемых им сделок. Недействительными они признаны как раз ввиду злоупотребления правом должником, который совершил несколько сделок отчуждения имущества по заниженной цене с целью вывода своих активов во избежание обращения взыскания на них, при сохранении контроля над выведенным имуществом.

    Злоупотребление правом является самостоятельным основанием для оспаривания сделок, хотя само по себе не поименовано в качестве квалифицирующего признака недействительности сделок ни в параграфе 2 главы 9 ГК РФ, ни в главе III.1 Закона о банкротстве.

    В таких делах присутствует одна характерная черта – со стороны кажется, что суды выходят за пределы трехлетнего срока исковой давности, однако это не так. Просто начало течения срока сдвигается к моменту поступления информации потенциальному истцу о такой сделке.

    Важно отметить, что даже по этому основанию не может быть оспорена сделка, совершенная 10 лет назад и более (п.1 ст. 181 ГК РФ). Пожалуй, только такие сделки имеют полную индульгенцию от оспаривания.

    Вот еще один яркий пример судебного дела на тему злоупотребления правами3. [3-определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.12.2017г по делу № А60-53138/2015 о признании сделки недействительной и применении ее последствий]

    Все имущество супруги предпринимателя-банкрота, принадлежащее ей на основании брачного договора (дом, земельный участок, автомобиль, квартира, доли в бизнесе) было признано совместно нажитым и включено в конкурсную массу в 2017 году, тогда как сам брачный договор, заключенный в 2012 году, признан ничтожным.

    В качестве основного кредитора выступил Сбербанк, который не получил исполнение по кредитам. Брачный договор был признан недействительным судом по иску арбитражного управляющего ввиду злоупотребления правом должником.

    По мнению суда, злоупотребление выразилось в том, что супруги заключили оспариваемый договор не с целью установления раздельного режима собственности, а с целью исключения возможности обращения взыскания на имущество должника, включив в него положения о том, что все имущество, приобретенное супругами после регистрации брака, независимо от оснований приобретения, включая полученное одним из супругов в порядке приватизации, по наследству или в дар, является исключительно единоличной собственностью того из супругов, на чье имя оно зарегистрировано.

    Перед тем как подписать брачный договор, супруга приобрела на свое имя 100% долю в одной из компаний мужа, а уже после подписания брачного договора – ряд объектов недвижимого имущества. Суд установил, что покупки оплачивались исключительно за счет средств мужа, в то время как у супруги не было собственных источников дохода. Исходя из этого был установлен режим совместной собственности супругов.

    Вся недвижимость была зарегистрирована на жену в то время, когда у ее супруга уже существовали непогашенные обязательства перед банками. Суд пришел к выводу, что супруга должна была быть осведомлена о финансовых проблемах мужа.

    В данном случае отсчет срока исковой давности был произведен с декабря 2015 года – когда брачный договор был представлен в материалы банкротного дела, и о нем узнал арбитражный управляющий.

    Как видим, наличие брачного договора должнику не помогло.

    Срок менее одного года?

    Существуют судебные споры, в которых происходит конкуренция норм банкротного и корпоративного законодательства, и в связи с этим возникают вопросы о сроке исковой давности по оспариванию корпоративных документов (не всегда речь идет только о сделках, оспариваться могут, например, решения исполнительного органа, поскольку по смыслу ст. 61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки»).

    Более наглядно поясним это на примере:

    Компания А взяла займ у компании Б, и в обеспечение сделки передала в залог активы в виде акций в количестве 63%. Когда в отношении компании-заемщика было введено банкротство (процедура наблюдения), заемщик, будучи мажоритарием, решил дополнительно эмитировать акции. В итоге заложенный пакет размылся до 2,6%, а акции по закрытой подписке достались офшору.

    Поскольку продажа акций офшору была произведена по сильно заниженной цене по сравнению с рыночной, компания Б (займодавец) в лице конкурсного управляющего обратилась с иском о признании решения о допэмиссии недействительным по правилам законодательства о банкротстве. Таким образом она хотела вернуть себе в залог 63% акций.

    Компания А (ответчик) строила свою позицию на том, что решения общего собрания акционеров должны оспариваться на основании норм корпоративного законодательства, а не закона о банкротстве, а срок признания решения недействительным по п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах- всего 3 месяца с момента, когда акционер о нем узнал.

    Суды трех инстанций поддержали ответчика, указав, что подобные требования должны рассматриваться в отдельном деле по нормам корпоративного законодательства (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах), поскольку решение акционеров не может рассматриваться как сделка должника либо как сделка, совершенная за счет должника по смыслу ст. 153 ГК РФ и ст 61.1 Закона о банкротстве, в связи с чем не может быть и оспорена в рамках дела о банкротстве.

    Однако Верховный суд указал, что суды трех инстанций ссылались лишь на общее правило оспаривания решений акционеров. Между тем, в исключительных случаях, когда единственной целью корпоративных процедур является причинение вреда кредиторам должника, решение акционеров может быть оспорено как недействительная сделка с применением положений закона о банкротстве, в том числе и о сроках. Дело было отправлено на новое рассмотрение.

    В данном случае речь идет о злоупотреблении правом одной из сторон спора. А как мы знаем, к таким случаям применяются правила о ничтожных сделках и срок исковой давности – 3 года. Однако, окончательного решения суда еще нет, поэтому вопрос о сроках в данном деле остается открытым.

    Как видим, в корпоративных спорах с участием банкрота сроки оспаривания сделок/решений акционеров могут колебаться от 3 месяцев до трех лет с момента, когда акционер узнал о совершении такой сделки или решения. Все будет зависеть от мотивов поведения ответчика в конкретной ситуации.

    Итак, Закон о банкротстве предусматривает особые (специальные) основания оспаривания сделок должника, совершенных в ограниченный период времени до инициирования процедуры банкротства.

    Вместе с тем, любая сделка должника может быть оспорена и в рамках Гражданского кодекса РФ, если является ничтожной или будет доказано злоупотребление правом при ее совершении. Срок давности будет составлять привычные три года.

    И в этой связи самое важное обстоятельство, которое зачастую не попадает в фокус внимания, – это начало течения срока оспаривания такой сделки. Оно не связано с моментом совершения самой сделки или с субъективным мнением стороны сделки (например, с посетившим ее «откровением», что имело место введение ее в заблуждение).

    Такая сделка может быть оспорена в течение трех лет с момента, когда о ней узнал кредитор или арбитражный управляющий, но не ранее введения первой процедуры банкротства (обычно это «наблюдение»). Очевидно, что в этом случае срок исковой давности фактически начинает течь заново в период процедуры банкротства.

    Таким образом, одна и та же сделка может быть оспорена по разным основаниям. В этой ситуации только от грамотности представителя должника или, соответственно, кредитора, арбитражного управляющего зависит, какие сроки давности будут действовать и к каким финансовым последствиям для кредиторов и должника это приведет.

    Публикации

    Владимир Клименко, юрист коллегии адвокатов “Юков и Партнеры”

    Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления.

    Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 30 июля 2013 года № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”.

    Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

    Читайте также:  Ответственность за неисполнение и (или) ненадлежащее исполнение смешанного договора

    Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

    Осведомленность кредитора о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

    Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной “если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества” (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

    Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

    С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

    В пп. “а” п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 заменяет на “оспаривающим сделку лицом доказано”.

    К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 относил:

    широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;

    – неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;
    – известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
    – снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;
    знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

    В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ, состоявшемся 10 июля 2013 года, состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

    Указанный пункт постановления также предусматривает, что “получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника”.

    Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что “само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом” (п. 4 постановления № 59). Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору “должно было быть известно” о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

    Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот “само по себе” не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

    На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п. 5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника. Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

    Обычная хозяйственная деятельность

    Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.
    В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

    В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К “необычным” сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

    Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации.

    Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

    Другие вопросы при оспаривании сделок должника

    В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

    В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: “например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот”.

    Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: “при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию” (п. 10 постановления № 59).

    Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

    За нами не занимать: оспаривание сделок в банкротстве

    Основной целью банкротства является наиболее полное и соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Довольно часто решению этой задачи препятствует недостаточность имущества должника. Как правило, причина этого кроется в совершении должником в преддверии банкротства сделок по отчуждению активов, будь то попытка конвертировать активы в денежные средства для стабилизации финансового положения должника или недобросовестные действия по незаконному выводу активов из безнадежного предприятия.

    Действующее законодательство о банкротстве имеет ряд инструментов для возврата отчужденных активов в конкурсную массу должника. Так, в 2009 году ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве) был дополнен новой главой III.1 «Оспаривание сделок должника». Кроме этого, данная глава была существенно расширена и дополнена Постановлением Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 (далее – Постановление № 63). Эффективность этих инструментов, безусловно, зависит от умений и навыков специалистов, их использующих.

    Следует отметить, что в рамках дела о банкротстве могут быть оспорены не только сделки в прямом смысле этого слова, но и любые иные действия должника, направленные на ухудшение его финансового положения, например, погашение обязательств в рамках исполнительного производства, уплата налогов, выплаты премий сотрудникам и т. п. [1]

    Законодательством выделяются две группы сделок, которые могут быть признаны недействительными в рамках дела о банкротстве. Это подозрительные сделки и сделки с предпочтением. Рассмотрим подробнее особенности каждой группы.

    Подозрительные сделки [2]

    Во-первых, это сделки с неравноценным встречным исполнением своих обязательств другой стороной сделки. Это означает, что если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, то такая сделка может рассматриваться как подозрительная. Степень равноценности встречного исполнения, как правило, определяется экспертом-оценщиком на момент совершения сделки или сравнением с аналогичными сделками. Периодом подозрительности сделок с неравноценным встречным исполнением является один год до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

    Наиболее распространенным примером сделки с неравноценным встречным исполнением является пресловутый вывод активов, направленный на спасение ликвидного имущества с тонущего корабля-предприятия. Судебная практика по данному вопросу довольно-таки обширна и однозначна. К примеру, суд признал недействительной сделку по отчуждению объекта недвижимости по причине того, что рыночная стоимость переданного по договору имущества существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств [3] .

    Во-вторых, сделки, совершенные в целях причинения имущественного вреда кредиторам, при условии, что другая сторона сделки знала о намерении должника причинить вред кредиторам. Презюмируется, что другая сторона сделки знала о таком намерении должника, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Вред, причиненный имущественным правам кредиторов, понимается как уменьшение стоимости или размера активов должника или увеличение размера требований к должнику. В данном случае период подозрительности – три года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

    Следует отметить, что цель причинения имущественного вреда предполагается, если выполняется одно из следующих условий:

    • на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица;
    • сделка направлена на выплату доли в связи с выходом участника из общества;
    • стоимость переданного по сделке или принятых на себя обязательств составляет 20 % или более балансовой стоимости активов должника;
    • должник изменил свое место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие или иные учетные документы;
    • после совершения сделки по передаче имущества, должник продолжал пользоваться данным имуществом или иным образом осуществлял управление данным имуществом.

    Характерный пример совершения сделки с целью причинения имущественного вреда кредиторам – передача активов в залог аффилированной структуре в качестве обеспечения какого-либо обязательства, зачастую фиктивного. Рассмотрим недавний случай из судебной практики [4]. Должник фактически передал в залог все основные активы, обеспечивающие нормальную хозяйственную деятельность общества. Суд пришел к выводу о том, что совершением оспариваемых операций был причинен вред имущественным правам кредиторов, выразившийся в значительном увеличении размера имущественных требований к должнику. Совокупный размер принятых должником обязательств составил более 20 % от балансовой стоимости активов должника.

    Сделки с предпочтением [5]

    Еще одним критерием оспоримости сделки является оказание предпочтения отдельному кредитору. Это означает, что должник, имея несколько неисполненных обязательств, осуществляет преимущественное погашение одного из обязательств. По общему правилу, периодом оспоримости таких сделок является один месяц до принятия судом заявления о банкротстве или после такого принятия, за некоторыми исключениями, которые будут рассмотрены ниже. Для признания сделки недействительной по основанию оказания предпочтения необходимо выполнение одного из следующих условий:

    1. Сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором;
    2. Сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов;
    3. Сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил;
    4. Cделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности, предусмотренной Законом о банкротстве.

    Период оспоримости может быть увеличен до шести месяцев, если сделка одновременно удовлетворяет условиям, изложенным в пунктах 1 и 2, или если установлено, что кредитору было известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, что предполагается, пока не доказано обратное. Бремя доказывания того, что сделка совершена с оказанием предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.

    Последствия признания сделки недействительной [6]

    По правилам Гражданского кодекса РФ в отношении сделки, признанной недействительной применяются правила двусторонней реституции, то есть сторонам возвращается все переданное по сделке. В случае невозможности возврата переданного имущества в конкурсную массу, контрагент обязан возместить его действительную стоимость на момент приобретения, а также убытки, вызванные изменением стоимости.

    В случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества, кредиторы приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве. Очередность удовлетворения таких требований зависит от обстоятельств, на основании которых данная сделка была признана недействительной.

    Особо актуальным остается вопрос возврата в конкурсную массу имущества, которое было передано другой стороной сделки второму приобретателю по последующей сделке. Требование о признании первоначальной сделки недействительной предъявляется первому приобретателю. Если первоначальная сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве. В случае подсудности виндикационного иска тому же суду, виндикационное требование может быть присоединено к требованию о признании сделки недействительной [7].

    Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности

    Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, не могут быть оспорены, если цена имущества или размер обязательств по одной или нескольким сделкам, не превышает один процент балансовой стоимости активов должника. Балансовые показатели крупных предприятий могут быть довольно высокими, вследствие чего под планку обычной хозяйственной деятельности могут быть подогнаны сделки на вполне значительные суммы.

    ВАС РФ разъяснил, какие сделки не могут считаться совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности [8]:

    • платеж со значительной просрочкой;
    • предоставление отступного;
    • не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

    Кроме этого, ВАС РФ указывает, что к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности могут быть отнесены различные платежи по длящимся обязательствам [9], например:

    • возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;
    • уплата ежемесячной арендной платы;
    • выплата заработной платы;
    • оплата коммунальных услуг;
    • платежи за услуги сотовой связи и Интернет;
    • уплата налогов и т. п.

    Бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, возлагается на другую сторону сделки – контрагента должника [10] .

    Порядок оспаривания сделок

    Заявление об оспаривании сделки может быть подано в процедурах внешнего управления и конкурсного производства. Указанное заявление подается и рассматривается в рамках дела о банкротстве должника. Срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности сделки.

    Заявление о признании сделки недействительной может быть подано арбитражным управляющим, как по собственной инициативе, так и по решению собрания или комитета кредиторов. Кроме этого, правом подачи такого заявления наделены конкурсные кредиторы и уполномоченный орган, если размер задолженности перед ними составляет не менее 10 % от всего реестра требований кредиторов.

    Право конкурсного кредитора и уполномоченного органа на самостоятельную подачу заявления о признании сделки недействительной было введено лишь недавно Федеральным законом от 22.12.2014 N 432-ФЗ. Это немаловажная регалия, поскольку миноритарные кредиторы зачастую были лишены возможности повлиять на возврат активов в конкурсную массу в силу того, что собрание или комитет кредиторов контролировалось большинством, по тем или иным причинам не заинтересованным в оспаривании определенных сделок.

    В заключение хотелось бы отметить, что оспаривание сделок – это очень эффективный инструмент для любого лица, заинтересованного во взыскании задолженности с предприятия-банкрота. К сожалению, судебная практика знает множество случаев отказа в удовлетворении подобных заявлений по причине неграмотной формулировки исковых требований и непонимания процессуальных особенностей такого рода споров. Банкротство – очень специфическая область гражданско-правовых отношений, и использование штатных общепрофильных юристов для участия в банкротном процессе зачастую оборачивается не только отсутствием экономической выгоды, но и серьезными убытками. Автор статьи настоятельно рекомендует привлекать к участию в делах о банкротстве узкопрофильных высококвалифицированных специалистов для достижения максимального экономического эффекта.

    [1] П. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве.

    [2] Ст. 61.2 Закона о банкротстве.

    [3] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.07.2015 N Ф05-15707/2013 по делу N А41-42650/11

    [4] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.04.2015 N Ф05-3201/2015 по делу N А40-134563/2013

    Ссылка на основную публикацию