Подлежит ли возврату неосновательное обогащение?

В каких случаях излишне выплаченное пособие подлежит возврату как неосновательное обогащение?

7 октября Верховный Суд вынес Определение по спору между УПФР в городском округе Саранск Республики Мордовия и гражданином о взыскании с последнего денежных выплат, полученных на имя его дочери, переехавшей из зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом несколько лет назад.

Обстоятельства дела

В июле 2005 г. Владимир Герман обратился в УПФР в интересах своей несовершеннолетней дочери с заявлением об установлении ей ежемесячной денежной выплаты как лицу, постоянно проживающему на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом. Такое право у девочки возникло в силу п. 10 ч. 1 ст. 27 Закона о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации, поскольку городской округ, где она проживала, относится к зоне, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. К заявлению гражданина прилагалась справка, выданная Николаевской сельской администрацией городского округа Саранск, о том, что его дочь проживает в данном округе с 30 июня 2005 г.

При подаче заявления Владимир Герман подписал обязательство о своевременном извещении пенсионного органа об обстоятельствах, влияющих на изменение размера ежемесячного пособия, а также об иных обстоятельствах, влекущих прекращение данных выплат. УПФР назначило дочери заявителя ежемесячное пособие по категории «Дети, проживающие в зоне с льготным социально-экономическим статусом» на срок с июля 2005 г. по июнь 2023 г.

В марте 2018 г. в ходе проверки УПФР факта проживания гражданина и его дочери в указанной зоне выяснилось, что в июне 2009 г. получательница пособия встала на учет по другому адресу. В протоколе был зафиксирован факт выявления излишней выплаты Владимиру Герману за период с 1 июля 2009 г. по 31 марта 2018 г. С апреля 2018 г. выплаты были приостановлены, а гражданину предложено погасить задолженность перед пенсионным фондом на сумму 64 тыс. руб., но он отказался.

Суды двух инстанций защитили интересы пенсионного фонда

Впоследствии УПФР обратилось в суд с иском к Владимиру Герману о взыскании излишне выплаченных ему денежных средств. Ответчик исковые требования не признал и заявил о пропуске истцом без уважительных причин срока исковой давности по денежным требованиям за период до 30 мая 2015 г.

Суд первой инстанции удовлетворил требования пенсионного фонда. Решение устояло в апелляции, и с ответчика таким образом были взысканы не только задолженность, но и расходы по уплате госпошлины, а также проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму свыше 23 тыс. руб.

Как отметили суды обеих инстанций, ответчик не уведомил истца об обстоятельствах прекращения выплаты пособия, поэтому к спорным отношениям нельзя применить положения подп. 3 ст. 1109 ГК РФ, определяющие виды выплат, не подлежащих возврату в качестве неосновательного обогащения. Кроме того, суды отклонили довод ответчика о пропуске УПФР срока исковой давности, указав на отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что госорган знал или мог узнать о смене места жительства дочери ответчика ранее марта 2018 г.

ВС напомнил о презумпции добросовестности получателя пособия

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Герман оспорил судебные акты как незаконные.

Изучив обстоятельства дела № 15-КГ19-3, ВС напомнил, что нормы гражданского законодательства о недопустимости возврата определенных денежных сумм в качестве неосновательного обогащения могут применяться, в частности, и к правоотношениям по получению отдельными категориями лиц выплат, предусмотренных Законом о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации.

Как пояснил ВС, суд первой инстанции не учел, что излишне выплаченные ответчику денежные суммы должны быть возвращены получателем в случае установления недобросовестности с его стороны или счетной ошибки (п. 1 ст. 1102, подп. 3 ст. 1109 ГК). Соответственно, он должен был установить, имелась ли со стороны гражданина недобросовестность в получении ежемесячного пособия. В силу презумпции добросовестности получателя по требованиям о взыскании ежемесячной денежной выплаты суду следовало возложить бремя доказывания недобросовестности последнего на пенсионный фонд, требующий их возврата.

Верховный Суд также отметил, что нижестоящий суд не обосновал свой вывод о том, что новое место жительства дочери ответчика не относится к зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом. Он также не поддержал вывод первой инстанции о том, что истец не пропустил трехлетний срок исковой давности. «Суду следовало установить начальный момент течения данного срока, т.е. день, когда пенсионный орган узнал или должен был узнать, исходя из его полномочий по контролю за расходованием его средств, о возможной утрате гражданином права на получение ежемесячной денежной выплаты, при этом начало течения срока исковой давности должно совпадать с моментом возникновения у пенсионного органа права на иск и возможности реализовать его в судебном порядке», – отмечается в определении.

Кроме того, ВС не согласился с привлечением гражданина к ответственности по уплате процентов на сумму долга согласно ст. 395 ГК. Со ссылкой на правовые позиции Конституционного Суда РФ (Определение от 19 апреля 2001 г. № 99-О) он пояснил, что применение данной нормы в конкретных спорах зависит от ряда факторов – например, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство – денежным. Если нет, следует выявить наличие указаний законодателя о возможности их применения к спорным отношениям.

ВС резюмировал, что поскольку спорные отношение регулируются специальным законом (о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации), они не носят гражданско-правовой характер и, следовательно, не относятся к денежным обязательствам по смыслу, придаваемому этим обязательствам нормами ст. 395 ГК. В итоге Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты прокомментировали выводы ВС

Комментируя определение, адвокат, старший партнер, руководитель налоговой практики АК «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль отметил, что оно разрешает несколько сложных вопросов, связанных с выплатой средств из бюджетной системы и их возвратом. «Спорные отношения возникли при применении норм, относящихся к праву соцобеспечения. В то же время при разрешении спора суды применили нормы гражданского законодательства (о неосновательном обогащении, сроке исковой давности, процентах за пользование чужими денежными средствами)», – отметил он.

Эксперт добавил, что ВС, как и нижестоящие суды, признал правомерность применения к спорным отношениям норм о неосновательном обогащении и сроке исковой давности. «Расширение сферы применения норм о неосновательном обогащении является в настоящее время тенденцией. Однако ВС по-иному распределил бремя доказывания обстоятельств, указанных в этих нормах. Суды должны исходить из добросовестности получателя пособия и возлагать обязанность опровержения этого обстоятельства на госорганы», – пояснил адвокат.

По мнению Алексея Пауля, интересны ориентиры исчисления срока исковой давности по таким спорам. Так, ВС предложил тщательнее подходить к определению момента начала течения данного срока, учитывая при этом полномочия (обязанности) госорганов по своевременному контролю за расходованием бюджетных средств. «Применительно к взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами Суд учел природу отношений по выплате пособий, обратил внимание на невозможность их отнесения к гражданско-правовым, в связи с чем сделал вывод об отсутствии оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК», – добавил он.

Выводы ВС, считает адвокат, способны оказать существенное влияние на практику возврата социальных платежей, а также на иные споры со схожими обстоятельствами. «Судам следует не ограничиваться формальным применением норм права, глубже исследовать обстоятельства дела, учитывать полномочия и возможности госорганов в соответствующих отношениях», – подытожил он.

Адвокат, партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев положительно оценил определение ВС: «Оно в очередной раз демонстрирует как неглубокий подход отдельных нижестоящих судов общей юрисдикции к защите социальных прав, так и неучет отдельными представителями госорганов и госучреждений конкретных жизненных обстоятельств граждан».

Эксперт выделил два аспекта в правовой позиции ВС. «Первый – это реальный пропуск срока исковой давности пенсионным органом. Неистребование в течение 10 лет информации о смене места жительства лица, имеющего право на льготу, демонстрирует безразличие госоргана к возникающим правовым последствиям. Верен и вывод Суда о том, что к пенсионным правоотношениям ст. 395 ГК применяется только в случаях, прямо предусмотренным законом, и в данном случае к вопросам возврата спорных сумм он применяться не должен», – считает он.

Вячеслав Голенев обратил особое внимание на то, что судебные акты содержали описание большинства обстоятельств дела, а пенсионный орган недобросовестность ответчика не доказывал. «Поэтому существовали все основания для вынесения нового судебного акта об отказе в иске УПФР», – резюмировал эксперт.

Гражданское право

Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Из общего правила о том, что неосновательное обогащение подлежит возврату потерпевшему, закон в определенных случаях делает исключения. Данные исключения оформляются в законодательстве через понятие “неосновательное обогащение, не подлежащее возврату”.

В соответствии со ст. 1109 ГК не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

  1. имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
  2. имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
  3. заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
  4. денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Содержащийся в ст. 1109 ГК перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату, является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.

Положение п. 1 ст. 1109 ГК о том, что имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное, не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения, вытекает из нормы ст. 315 ГК. Из системного толкования указанных норм вытекает, что имущество, переданное досрочно во исполнение обязательства, подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения только тогда, когда самим досрочно исполненным обязательством предусмотрена обязанность такого возврата.

Помимо этого, имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, может подлежать возврату в качестве неосновательного обогащения, если сделка или иное основание возникновения исполненного обязательства будут признаны после передачи имущества недействительными по основаниям, предусмотренным законом.

Имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения. Это положение вытекает из нормы ст. 206 ГК, согласно которой должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

Вместе с тем имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, может подлежать возврату в качестве неосновательного обогащения, если сделка, лежащая в основе возникновения исполненного обязательства, будет признана ничтожной после подобной передачи имущества. Последнее возможно в силу того, что срок исковой давности о применении последствий недействительности ничтожной сделки равен десяти годам, а срок исковой давности по требованиям, вытекающим из исполнения обязательства, равен трем годам.

Запрет на истребование в качестве неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, действует при условии добросовестности гражданина-получателя. Если будет доказана недобросовестность гражданина-получателя или наличие счетной ошибки, указанные денежные суммы подлежат возврату. Бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего такие денежные суммы, или наличия счетной ошибки лежит на потерпевшем, требующем возврата выплаченных денежных сумм.

Норма п. 4 ст. 1109 ГК содержит указание на два безусловных основания для отказа потерпевшему в возврате неосновательного обогащения:

  1. правовая ошибка – предоставление имущества потерпевшим, заведомо знающим об отсутствии обязательства по предоставлению имущества;
  2. предоставление имущества в целях благотворительности.

Типичную правовую ошибку можно видеть в следующем примере.

Потерпевший вступил в переговоры с коммерческой организацией о заключении договора купли-продажи. Только начав переговоры, не подписав никаких документов, потерпевший по просьбе коммерческой организации перечислил на расчетный счет третьей организации, состоявшей в договоре с коммерческой организацией, деньги, которые фигурировали при переговорах о заключении договора купли-продажи в качестве предоплаты за покупаемый товар. Впоследствии договор купли-продажи так и не был заключен.

При описанных обстоятельствах потерпевший не сможет истребовать свои деньги от третьего лица, так как третье лицо не может считаться неосновательно обогатившимся, ибо оно получило деньги на основании договора с коммерческой организацией.

От коммерческой организации, которая неосновательно сберегла деньги в результате платежа, осуществленного потерпевшим, последний не может истребовать неосновательное обогащение потому, что коммерческая организация легко докажет, что потерпевший выплатил деньги, заведомо зная об отсутствии какого бы то ни было обязательства по оплате.

Правовую ошибку необходимо отличать от фактической ошибки, которая не может служить основанием для отказа в истребовании неосновательного обогащения. Примером фактической ошибки являются следующие действия субъектов.

Покупатель в соответствии с условиями договора был обязан перечислить деньги за товар третьему лицу, указанному продавцом. Покупатель перечислил деньги, но по ошибочным реквизитам (не лицу, указанному продавцом). Вследствие этого покупатель не может считаться лицом, надлежащим образом исполнившим свое обязательство по договору купли-продажи, но как лицо, совершившее фактическую ошибку, может истребовать в качестве потерпевшего неосновательное обогащение от третьего лица – фактического получателя денег. Фактический характер ошибки потерпевшего состоит в том, что в основе его действий лежало обязательство по оплате, но оно было ошибочно исполнено ненадлежащему лицу.

Фактические ошибки весьма разнообразны. Это и повторный платеж за отгруженный товар, и оплата мнимых долгов сына отцом, введенным в заблуждение лицом, получающим средства, и т.д. Проведение разграничения между правовой и фактической ошибкой весьма важно при применении нормы ст. 1106 ГК, так как в соответствии с ней лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право. Несомненно, что в приведенной норме речь идет о передаче права, совершенной в форме фактической ошибки, вследствие чего права потерпевшего подлежат восстановлению.

При разграничении правовой и фактической ошибки следует учитывать различное понимание правовой ошибки в континентальной и общей системах права. Пункт ст. 1109 ГК отражает подход континентального права, в соответствии с которым иск из неосновательного обогащения не удовлетворяется лишь в том случае, если истец определенно знал об отсутствии у него обязательств по погашению долга или если исполнение ему предписывалось не правом, а общепринятыми морально-этическими нормами и принципами порядочности.

В общем праве действует принцип, согласно которому не подлежат возврату даже деньги, уплаченные в пользу ответчика, который, добросовестно заблуждаясь, потребовал у истца вернуть не существовавший в действительности долг, а истец, признав обстоятельства уплаты этого долга справедливыми, неверно оценил их с правовой точки зрения и поэтому ошибочно посчитал себя связанным обязательствами по его погашению.

При сопоставлении понятий правовой ошибки, закрепленных в п. 4 ст. 109 ГК и в общем праве, становится очевидным, что, например, такие действия, как платеж денег в условиях добросовестного заблуждения плательщика в наличии обязательства платить, являются с точки зрения общего права правовой ошибкой, а с точки зрения действующего российского права – фактической ошибкой.

Введение в институт неосновательного обогащения понятия правовой ошибки основано на принципе: “Незнание закона не освобождает от ответственности”. Вместе с тем правовая ошибка как основание в отказе возврата неосновательного обогащения призвана служить обеспечению стабильности гражданского оборота и препятствовать различным формам злоупотреблений посредством использования кондикционных исков.

Помимо случаев, предусмотренных в ст. 1109 ГК, обязанность возврата имущества не может быть возложена на приобретателей, которые получили его вследствие исполнения лицом, передавшим имущество, морального долга. Например, несмотря на то что закон не предусматривает возможности взыскания алиментов с племянника в пользу дяди, предоставление племянником содержания дяде не расценивается как неосновательное приобретение.

Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

Читайте также:  Новая разновидность юридического лица — хозяйственное партнерство

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Президент Российской Федерации

26 января 1996 г.

Комментарий к Ст. 1109 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена ограничениям кондикции и содержит перечень случаев, когда имущество не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения.

В соответствии с подп. 1 комментируемой статьи не подлежит возврату имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное. Правило это корреспондирует с нормой ст. 315 ГК РФ, согласно которой должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа, а в обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью, наоборот, досрочное исполнение по общему правилу не допускается.

В литературе высказано сомнение, затрагивает ли данное правило те случаи досрочного исполнения, когда таковое в соответствии со ст. 315 ГК РФ не допускается . Представляется правильной позиция, согласно которой подп. 1 комментируемой статьи применяется независимо от того, допускалось досрочное исполнение соответствующего обязательства или нет. Так, Д.Г. Лавров, обосновывая эту точку зрения, резонно указывает: «Коль скоро досрочное исполнение принято, говорить о неосновательности приобретения имущества кредитором не приходится» .

См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 3. С. 101.

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 1019.

В связи с изложенным нельзя не отметить, что в ситуации, упомянутой в подп. 1 комментируемой статьи, в принципе отсутствует такой признак, как неосновательность обогащения.

2. Согласно подп. 2 комментируемой статьи не может быть потребовано обратно имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности. Данное правило повторяет норму, содержащуюся в ст. 206 ГК РФ и гласящую, что должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

Строго говоря, в данном случае также не возникает неосновательного обогащения, как не возникает оно и в случаях исполнения так называемых натуральных обязательств, с самого начала лишенных исковой силы, но тем не менее признаваемых правом. Так, исходя из ст. 1062 ГК РФ не подлежат судебной защите требования о взыскании сумм по играм или пари, однако если эти суммы все же были уплачены, то они не могут быть потребованы обратно, за исключением случаев, когда лица приняли участие в игре или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари.

3. В соответствии с подп. 3 комментируемой статьи не подлежат обратному истребованию заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Данная норма является традиционной для отечественного права. Пункты 3 и 4 ст. 474 ГК 1964 г. не позволяли истребовать обратно выплаченное излишне или по отпавшему впоследствии основанию авторское вознаграждение или вознаграждение за открытие, изобретение или рационализаторское предложение, если выплата произведена организацией добровольно, при отсутствии счетной ошибки с ее стороны и недобросовестности со стороны получателя; выплаченные излишние суммы в возмещение вреда в связи с повреждением здоровья или смертью, если выплата произведена при отсутствии недобросовестности со стороны получателя. Как писала Е.А. Флейшиц, в подобных случаях суммы, полученные трудящимся, обыкновенно расходуются им на удовлетворение его текущих потребностей. Возвращение этих сумм поставило бы его в трудное положение . Норма подп. 3 комментируемой статьи сформулирована в наиболее общем виде, охватывая вообще любые денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, что, конечно, гораздо удачнее с точки зрения юридической техники.

Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 225, 226.

4. Наконец, подп. 4 комментируемой статьи устанавливает, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. На этом правиле следует остановиться особо, поскольку оно вызвало в судебной практике огромное количество споров.

Истоки данной нормы коренятся в римском праве, где ошибка плательщика в существовании обязательства была непререкаемым условием удовлетворения иска о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti). Сохраняется этот подход и в большинстве современных правопорядков, как континентальных, так и англо-американских . Не стало исключением в этом отношении и отечественное законодательство, о чем свидетельствует норма подп. 4 комментируемой статьи.

Особенность англо-американского права состоит в том, что там для обоснования реституционного иска необходимо, чтобы ошибка носила фактический, а не правовой характер (mistake of law), тогда как в странах континентального права характер ошибки не имеет значения. В континентальном праве различаются подходы к распределению бремени доказывания. Так, во Франции и Швейцарии истец должен доказать, что он, производя платеж, заблуждался в существовании долга (ст. 1377 ГК Франции, ст. 63 Швейцарского обязательственного закона). Напротив, в Германии и Греции ответчик для защиты от кондикционного иска должен доказать, что истец в момент исполнения знал об отсутствии обязательства (§ 814 ГГУ, ст. 905 ГК Греции); такой же подход закреплен и в подп. 4 комментируемой статьи.

Проблема состоит в том, что требование наличия ошибки как условия возникновения кондикционного обязательства является адекватным только для ограниченной группы случаев неосновательного обогащения — уплаты недолжного (они и опосредовались в римском праве специальной condictio indebiti). Для иных случаев, таких как отпадение основания обогащения в связи с недостижимостью цели совершенного предоставления (condictio causa data causa non secuta) и исполнение по незаконному основанию (condictio ex iniusta causa), юридическая конструкция иска, обязательным условием удовлетворения которого является ошибка потерпевшего, совершенно не подходит.

Между тем законодательное придание обязательствам из неосновательного обогащения родового характера (ст. 1103 ГК) привело в судебной практике к тому, что норма подп. 4 комментируемой статьи очень часто стала использоваться лицами, получившими имущество по недействительной сделке или по незаключенному договору, для обоснования возражений против требований о возврате неосновательно приобретенного. Для разрешения этой проблемы потребовались разъяснения высшей судебной инстанции.

В отношении недействительных сделок Президиум ВАС РФ показал свою позицию в п. 11 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49 на следующем примере.

На основании договора купли-продажи покупатель перечислил сумму аванса продавцу. В последующем арбитражный суд по иску покупателя констатировал ничтожность договора. Покупатель также обратился с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании с продавца сумм аванса на основании ст. ст. 167 и 1102 ГК РФ. Продавец в отзыве на иск указывал, что о ничтожности сделки покупатель не мог не знать в момент ее совершения, поскольку при ее заключении были нарушены требования закона. Покупатель перечислял суммы аванса, зная об отсутствии обязательств, поскольку сделка, противоречащая требованиям закона, не порождает правовых последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью (п. 1 ст. 167, ст. 168 ГК). При таких условиях в соответствии с подп. 4 комментируемой статьи неосновательно полученное не может быть истребовано от приобретателя.

Президиум ВАС РФ поддержал позицию нижестоящего суда, удовлетворившего иск, указав при этом, что при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями п. 2 ст. 167 ГК РФ, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных подп. 4 комментируемой статьи. В силу ст. 1103 ГК РФ в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

Это разъяснение Президиума ВАС РФ представляется безупречным. Однако подобное обоснование исключения действия подп. 4 комментируемой статьи не действует в случаях неосновательного получения имущества по незаключенным договорам, последствия исполнения которых специальным образом законом не урегулированы и напрямую регламентируются нормами гл. 60 ГК РФ.

Так, по одному из дел общество с ограниченной ответственностью уплатило предпринимателю Я. сумму аванса по договору о выполнении работ по демонтажу, доставке и установке торгового оборудования. Однако в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что договор является незаключенным, поскольку подписан не предпринимателем Я., а другим лицом. Тем не менее предприниматель Я. отказывался возвратить полученную сумму аванса со ссылкой на подп. 4 комментируемой статьи .

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2003 г. N А05-9485/02-463/6.

В другом случае истец вел с ответчиком переговоры о заключении договора поставки и передал ему в счет оплаты металлопродукции, предполагаемой к поставке, простой вексель. Однако в дальнейшем ответчик отказался от согласования ассортимента и заключения договора. На требование о возврате векселя как неосновательно полученного ответчик возражал, полагая, что в силу подп. 4 комментируемой статьи такое право у истца отсутствует, поскольку истец знал о том, что предоставляет вексель во исполнение несуществующего обязательства .

См.: п. 15 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о неосновательном обогащении // Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Комментарии. Обзоры. 2002. N 1. С. 73, 74.

Очевидно, что в приведенных случаях обогащение приобретателя является неосновательным в силу того, что оказалась недостижимой экономическая цель, преследуемая потерпевшим при совершении предоставления, а не из-за ошибочной передачи имущества. Не менее очевидно и то, что в подобных ситуациях оставление обогащения приобретателю было бы явной несправедливостью. Во избежание этого Президиуму ВАС РФ пришлось прибегнуть к ограничительному толкованию подп. 4 комментируемой статьи, что видно из следующего рассмотренного им дела.

Коммерческий банк (продавец) и акционерное общество (покупатель) заключили договор купли-продажи, в соответствии с которым продавец обязался передать покупателю имущество, а последний обязался его оплатить путем списания задолженности продавца, оформляемого заключаемым между ними соглашением о взаимозачете. Из соглашения о взаимозачете следует, что производится зачет взаимных требований: по договору купли-продажи должником на сумму 379287,08 рублей является акционерное общество, а по договору уступки требования, заключенному между третьим лицом и акционерным обществом, коммерческий банк обязан уплатить акционерному обществу 400 тыс. рублей. Постановлением арбитражного суда по другому делу договоры купли-продажи и уступки требования признаны незаключенными. Посчитав, что покупатель получил переданное ему по договору купли-продажи имущество без законных на то оснований, продавец предъявил ему иск о возврате этого имущества как неосновательного обогащения.

Отменяя решение суда первой инстанции, удовлетворившего требование истца, и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции сослался на подп. 4 ст. 1109 ГК РФ. Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, а решение суда первой инстанции оставил в силе. Президиум ВАС РФ, оставляя без изменения постановление суда кассационной инстанции, указал, что норма подп. 4 комментируемой статьи подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью . Аналогичная правовая позиция высказана в п. 5 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.

Постановление Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 г. N 2773/01.

Этому подходу четко следуют арбитражные суды. Точно такое же обоснование удовлетворения кондикционного иска о возврате переданного по незаключенному договору и неприменения подп. 4 комментируемой статьи было дано и в двух делах, приведенных выше. Таким образом, в современной российской судебной практике значение критерия ошибки как условия удовлетворения иска о возврате неосновательного обогащения существенно ослаблено. Действие ограничения кондикции, предусмотренного подп. 4 комментируемой статьи, сведено лишь к случаям дарения и благотворительности .

Следует отметить, что ослабление значения ошибки в кондикционных обязательствах наблюдается и за рубежом. Так, в новейшей голландской кодификации признак ошибки вообще исключен из числа условий иска об обратном истребовании недолжно произведенного платежа (ст. 203 кн. 6 ГК Нидерландов).

ПОДЛЕЖИТ ЛИ ВОЗВРАТУ НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ОБОГАЩЕНИЕ?

Вернут, не вернут.

Деньги могут быть заранее переданы одним лицом другому в оплату товаров, работ или услуг до заключения договора. В подобных ситуациях при отсутствии оснований для удержания денежных средств получатель их по общему правилу обязан вернуть по требованию плательщика, если со своей стороны встречное исполнение он не предоставил.

Так, в одном деле плательщик два раза отправил ошибочно одну и ту же сумму своему контрагенту, и суд удовлетворил его иск о взыскании неосновательного обогащения, поскольку плательщик представил договор купли-продажи. Повторно перечисленные деньги являются неосновательным обогащением, и в их возврате в такой ситуации не может быть отказано (Определение ВС РФ от 19.03.2013 N 18-КГ13-6).

Однако суд откажет в удовлетворении требования о возврате перечисленных денег, если будет установлено, что платеж был отправлен в отсутствие договора, но производился за должника третьим лицом (п. 1 ст. 313 ГК РФ).

Закон не наделяет добросовестного кредитора, не имеющего материального интереса ни в исследовании сложившихся между третьим лицом и должником отношений, ни в установлении мотивов, побудивших должника перепоручить исполнение своего обязательства другому лицу, полномочиями по проверке того, действительно ли имело место возложение должником исполнения обязательства на третье лицо (Постановление ФАС МО от 02.03.2011 N КГ-А40/654-11 по делу N А40-59657/10-69-498).

Закон также не устанавливает обязательности наличия правового основания в виде сделки для исполнения третьим лицом обязательств за должника, поэтому отправленные за него кредитору деньги прекращают обязательство и не дают основания третьему лицу для возврата уплаченных денег. Свои требования оно может адресовать должнику (Постановление ФАС ВВО от 25.11.2011 по делу N А17-1023/2011).

Суд также откажет работнику в удовлетворении требования о возврате удержанных из его заработка сумм работодателем в счет погашения долга по займу или иному обязательству либо перечисляемому в погашение кредита (Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 25.02.2014 по делу N 33-1168-2014), поскольку удерживаемые суммы не являются для работодателя неосновательным обогащением.

На свой страх и риск

Есть случаи, когда плательщику будет отказано в возврате перечисленных им денег, даже если они являются неосновательным обогащением.

В силу п. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, которые предоставлены во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

При применении данной нормы бремя доказывания между сторонами распределяется следующим образом: плательщик должен доказать наличие обязательства, в счет которого он перечислил денежные средства, а получатель должен опровергнуть этот факт, доказав, что средства были предоставлены плательщиком, который знал об отсутствии обязательства или имел намерение их подарить (Определение ВС РФ от 26.11.2013 N 56-КГ13-9).

Из анализа сложившейся судебной практики можно привести следующие примеры, когда суды отказывали в возврате денег в качестве неосновательного обогащения.

Юрист добровольно вернул клиенту часть уплаченного вознаграждения по его требованию, по сути, согласившись с тем, что оказал услуги ненадлежащего качества. В дальнейшем он, ссылаясь на согласованную в договоре цену, пытался вернуть деньги как неосновательное обогащение, однако суд отказал, отметив, что истец при передаче денежных средств знал об отсутствии обязательств с его стороны, однако в добровольном порядке, оценив свою работу, принял решение о возврате части вознаграждения (Определение Мосгорсуда от 13.03.2014 N 4г/5-2511/2014).

Гражданин лишился своих денег, добровольно и в отсутствие обязательства перечислив их со своего счета на счет другого лица пятью платежами, поскольку он не доказал наличия какого-либо обязательства между ними (Апелляционное определение Оренбургского облсуда от 03.04.2014 по делу N 33-1711/2014).

Суд отказал во взыскании неосновательного обогащения, поскольку гражданин перечислил деньги добровольно в ситуации, когда против него еще не было принято решение о взыскании долга, что свидетельствовало о фактическом признании требований оппонента, при этом им не было указано такого назначения платежа, из которого бы следовала возможность их обратного истребования (к примеру, уплата аванса, задатка или обеспечительного платежа, которые могут быть истребованы обратно: расторжение договора, признание его недействительным и т.д.) (Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 25.03.2014 по делу N 33-1159/2014).

Читайте также:  Разграничение мошенничества и гражданско-правовых отношений

Суд отказал в удовлетворении требования гражданки о взыскании в ее пользу расходов на содержание мальчика, который проживал совместно с ней и ее дочерью для регулярных тренировок по спортивным бальным танцам в целях создания танцевальной пары, поскольку такие расходы истица понесла в отсутствие обязательства добровольно (Апелляционное определение Курганского облсуда от 06.03.2014 по делу N 33-648/2014) и др.

Суд может отказать в возврате неосновательного обогащения даже в случае, если у плательщика имеется расписка о передаче денег получателю, которая в силу п. 2 ст. 808 ГК РФ может выступать доказательством условий заемного обязательства.

Содержание расписки или иного документа, которые предусмотрены п. 2 ст. 808 ГК РФ, должно позволять установить характер обязательства, возникшего в связи с передачей денежной суммы. Для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить соответствующий характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные денежные средства.

Если в тексте расписки или иного документа о передаче денег отсутствует указание на получение денежных средств в долг, отсутствует обязательство по возврату указанных сумм, при этом нет доказательств, свидетельствующих о направленности общей воли сторон на установление между ними правоотношений, вытекающих из договора займа, то само по себе наличие расписки о получении денежных средств не обязательно свидетельствует о возникновении между сторонами именно правоотношений займа и, как следствие, обязанности по возвращению денежных средств, предусмотренной ст. 810 ГК РФ.

В такой ситуации с учетом п. 4 ст. 1109 ГК РФ истцу в удовлетворении требования о возврате неосновательного обогащения будет отказано, поскольку деньги он перечислял в отсутствие обязательства, о чем достоверно знал (Апелляционное определение Вологодского облсуда от 14.03.2014 N 33-951/2014).

Если же плательщик докажет, что между ним и получателем средств существовало какое-либо обязательство и деньги ему он перечислял не просто так, то оснований для применения п. 4 ст. 1109 ГК РФ в этом случае не имеется.

Так, в одном деле свое требование о взыскании неосновательного обогащения истец обосновывал тем, что он вел с ответчиком переговоры о покупке акций одной компании, что подтверждалось СМС-сообщениями и распечатками с электронной почты. Поскольку ответчик к выполнению своих обязательств не приступил и доводы истца не опровергнул, суд возложил на него обязанность вернуть деньги.

При этом суд отклонил его ссылку на дарение денег, несмотря на то что в платежном поручении в назначении платежа было на это указано, так как совокупность всех собранных по делу доказательств свидетельствовала о том, что никакого дарения не было (Апелляционное определение Омского облсуда от 12.03.2014 по делу N 33-1360/2014).

В практике арбитражных судов п. 4 ст. 1109 ГК РФ применяется в системном единстве с пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ, запрещающим дарение в отношениях между коммерческими организациями. Поэтому, даже если деньги одним коммерсантом в пользу другого перечислялись в отсутствие обязательства, он все равно вправе их взыскать, поскольку иное противоречило бы императивному запрету дарения между ними (Постановления Президиума ВАС РФ от 11.10.2011 N 6568/11 по делу N А41-19597/10, от 15.02.2002 N 2773/01 по делу N А03-4480/00-24).

Например, в одном деле суд отметил, что, раз право на часть полученной хозяйственным обществом прибыли непосредственно связано со статусом участника как вкладчика своего имущества в его уставный капитал с целью получения дохода и предопределено его участием в деятельности общества, ошибочное перечисление обществом суммы дивидендов лицу, утратившему статус участника, подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения, а норма п. 4 ст. 1109 ГК РФ применению не подлежит (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.10.2011 N 6568/11).

Однако практике известны случаи, когда коммерсанты лишались права на получение вознаграждения за свои услуги, так как они их оказывали в отсутствие обязательства. Это было связано с реализацией товаров, работ или услуг государственному заказчику в отсутствие государственного контракта.

В одном деле (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.06.2013 N 37/13) компания выполнила работы по очистке инженерных систем отопления и водоснабжения для государственного учреждения. Поскольку финансирование работ для государственных учреждений осуществляется за счет средств федерального бюджета, заключение государственного контракта является обязательным условием для сторон.

Выполнив работы и не получив оплату, компания обратилась с иском в суд о взыскании неосновательного обогащения, ссылаясь на факт выполненных работ для государственного учреждения. Действительно, несмотря на отсутствие заключенного государственного контракта, если исполнитель выполнил работы, которые заказчик принял, что свидетельствует о потребительской ценности для него результатов работ, то какие основания для освобождения заказчика от обязанности произвести оплату? Однако в отношении работ, которые должны быть выполнены на основании заключенного государственного контракта, этот подход не применим исходя из целей законодательства РФ о размещении заказов.

В данном случае взыскание неосновательного обогащения за фактически выполненные при отсутствии государственного (муниципального) контракта работы открывало бы возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход законодательства РФ о размещении заказов. Между тем никто не вправе извлекать какие-либо преимущества из своего незаконного поведения.

Применительно к рассматриваемой ситуации это означает, что выполнение работ без государственного (муниципального) контракта, подлежащего заключению в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством РФ о размещении заказов, свидетельствует о том, что лицо, выполнившее работы, не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства. Следовательно, на оплату своих работ такое лицо не вправе претендовать (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 N 18045/12 по делу N А40-37822/12-55-344).

Платил без договора

Перечисление денег в отсутствие заключенных договоров часто встречается в сфере найма жилых помещений, когда наниматели проживают в комнате или квартире без оформления отношений с их собственником, а плату перечисляют на банковские карты. Если при освобождении жилого помещения у нанимателей возникают конфликты с собственниками (например, по поводу задолженности, ремонта, отказа вернуть обеспечительный платеж и др.), то у нанимателя при отсутствии письменного договора возникает желание предъявить требование о взыскании неосновательного обогащения в виде всех сумм, которые он перечислял на карту собственника.

Договор найма жилого помещения должен быть заключен в простой письменной форме (ст. 674 ГК РФ), несоблюдение которой влечет лишение права собственника ссылаться на свидетельские показания как на доказательство его заключения, однако не лишает его возможности приводить письменные и иные доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ), например видеозаписи, фиксирующие проживание в квартире в различные периоды, переписку и т.д.

Однако в случае рассмотрения спора о взыскании неосновательного обогащения, даже если собственник не сможет доказать факт наличия между ним и нанимателем правоотношений из договора найма жилого помещения, он вправе ссылаться на п. 4 ст. 1109 ГК РФ, указав, что наниматель длительное время перечислял ему деньги в одной и той же сумме примерно в одно и то же время, что исключает вероятность ошибки.

Учитывая регулярный характер платежей на счет одного и того же лица, следует исходить из того, что наниматель перечислял деньги в счет несуществующего обязательства и они не подлежат возврату (Определение Нижегородского областного суда от 31.01.2012 по делу N 33-849, Кассационное определение того же суда от 20.12.2011 по делу N 33-12499/2011).

В связи с этим участникам гражданского оборота следует действовать с должной заботливостью и осмотрительностью, стараться не допускать ошибок и просчетов, чтобы не лишиться своего имущества.

18.05.2015, 4696 просмотров.

Двенадцать нюансов взыскания неосновательного обогащения. Что учесть перед спором в суде

Сторона, за счет которой обогатились, заранее находится в невыгодном положении: она осталась без денег или имущества, должники не хотят добровольно возвращать неосновательное обогащение, судебная практика часто противоречива и нужно хорошо ориентироваться в прецедентах, чтобы не проиграть спор. Мы собрали наиболее острые вопросы и разобрались, как в судебном порядке успешно вернуть то, что по праву принадлежит взыскателю.

Лицо, которое за счет другого без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обычно не спешит возвращать его владельцу. И потерпевший вынужден обращаться в суд. Но перед спором необходимо выяснить, на что можно рассчитывать при подаче иска, и какую позицию нужно занять, чтобы выиграть дело. Рассмотрим основные вопросы, которые могут возникнуть в таком случае.

Вопрос 1. Нужно ли соблюдать обязательный претензионный порядок

Перед началом взыскания неосновательного обогащения в судебном порядке необходимо направить второй стороне спора претензию (ч. 5 ст. 4 АПК РФ). Если не соблюсти такой порядок, суд вернет исковое заявление (определение АС Чувашской Республики от 21.06.16 по делу № А79-5581/2016).

Вопрос 2. Как исчислять срок исковой давности

На требования о взыскании неосновательного обогащения распространяется общий трехлетний срок исковой давности, но его необходимо исчислять отдельно по каждому из требований.

Таблица. Правила исчисления сроков при взыскании неосновательного обогащения

Неосновательно произведенные платежи

Отдельно по каждому платежу (решение ВАС РФ от 13.03.12 № ВАС-15916/10)

Неосновательно удерживаемый аванс

С момента расторжения договора (постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.11 по делу № А53-15356/2010)

НДС, излишне уплаченный по счету-фактуре, в котором была указана необоснованная ставка налога

С момента оплаты (постановление Президиума ВАС РФ от 23.11.10 по делу № А40-124732/09-137-908)

Переданное по незаключенному договору

С момента, когда истец узнал или, действуя разумно и с учетом складывающихся отношений сторон, должен был узнать о нарушении своего права

Неосновательное обогащение в виде расходов, понесенных на благоустройство (реконструкцию) недвижимого имущества, которое подлежит возврату прежнему собственнику

Со дня подписания акта приема-передачи такого имущества (постановление Президиума ВАС РФ от 18.01.11 по делу № А68-1502/2009)

До момента, когда суд квалифицирует договор как незаключенный, лицо в отсутствие однозначных доказательств обратного может полагать, что договор порождает юридические последствия. Если платеж проведен в счет будущего договора, и после этого стороны продолжали переговоры, о своем праве предъявить требование истец должен был узнать в момент окончания переговоров. Именно тогда стало очевидно, что цель платежа не будет достигнута ( п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.14 № 165).

Вопрос 3. Можно ли истребовать ранее исполненное, если договор расторгнут, а другая сторона неосновательно обогатилась

Да, можно. Лицо, которое без оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить ему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Это правило применяется независимо от того, было ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, потерпевшего, третьих лиц или помимо их воли (ст. 1102 ГК РФ).

Кроме того, можно истребовать в качестве неосновательного обогащения деньги, полученные до расторжения договора, если не было предоставлено встречное удовлетворение, и отпала обязанность его представить (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49, далее – информационное письмо № 49).

Фабула дела: Общество (истец) и компания (ответчик) заключили договор поставки металлоконструкций. По выставленному счету общество перечислило компании денежные средства. Компания не выполнила свои обязательства по поставке продукции, аванс не возвратила. Общество обратилось в суд.

Позиция суда: Ответчик не доказал факт передачи оплаченного товара, а значит, неосновательно удерживает перечисленные в качестве предоплаты денежные средства. Требования истца правомерны. Суд их удовлетворил.

Реквизиты документа: постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.05.16 по делу №А70-10938/2015.

Основанием возникновения обязательства может быть не только расторжение договора, но и незаключенный договор (постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.13 по делу № А51-15943/2011)

Вопрос 4. Можно ли возместить стоимость неосновательного обогащения

Если невозможно возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное, приобретатель должен возместить действительную стоимость имущества на момент его приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ). Потерпевший вправе потребовать возместить ему стоимость даже в том случае, когда неосновательно приобретенное имущество полностью износилось и не может быть использовано.

Так, истец обратился в суд с требованием взыскать стоимость трубы для теплотрассы на момент ее передачи ответчику. Истец обосновал свое требование тем, что возврат трубы в натуре из-за ее существенного износа экономически нецелесообразно. Имущество практически утратило свое хозяйственное назначение и не может использоваться по первоначальному назначению. Суд признал право потребовать возмещения стоимости имущества из-за невозможности его возврата в натуре (определение ВАС РФ от 23.03.12 по делу № А46-8108/2011).

Вопрос 5. Как вернуть ошибочно исполненное

К требованиям о возврате ошибочного исполненного применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (п. 4 информационного письма № 49).

Так, в собственность города была передана излишняя площадь, которая причиталась компании (истцу). Город не оплатил задолженность по площадям, и не предоставил компании эквивалентное количество нежилых площадей. Суд удовлетворил требование истца, так как правительство города узнало о неосновательном сбережении в момент подписания акта о частичной реализации инвестиционного проекта, но не возвратило сумму неосновательного обогащения по претензии истца (постановление АС Московского округа от 17.09.14 по делу № А40-96608/13).

Вопрос 6. Как вернуть неосновательное обогащение при уступке права требования

Если должника не уведомили о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное от прежнего кредитора как неосновательно полученное (п. 10 информационного письма № 49).

Уступка права требования к солидарным должникам означает выход из правоотношений с ними, поэтому получение денег от должников после заключения договора уступки права требования расценивается как неосновательное обогащение (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 04.04.16 по делу № А33-7173/2015).

Вопрос 7. Как рассчитать размер неустойки, если точно неизвестно, когда наступило неосновательное обогащение

Рассчитывать проценты за неосновательное обогащение необходимо с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать и неосновательности получения или сбережения денежных средств (ч. 2 ст. 1107 ГК РФ). Это определяется в каждом конкретном случае и зависит от того, какой информацией располагал приобретатель.

Например, если заказчик на основании выставленного исполнителем счета ошибочно перевел сумму в большом размере, то неосновательное обогащение возникает с момента получения указанной суммы на расчетный счет. В платежном поручении указывается сумма, назначение и основание платежа, которые позволяют исполнителю определить, что указанный платеж по сумме не соответствует выставленному счету.

Фабула дела: Общество (истец) ошибочно перечислило на счет компании (ответчика) денежные средства. В графе назначение платежа было указано: перечисление кредиторской задолженности по акту сверки. Через некоторое время общество обратилось к компании с письмом вернуть ошибочно перечисленные денежные средства. Компания письмо получила, но не ответила на него, деньги не возвратила. Общество обратилось в суд за взысканием неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция суда: Между истцом и ответчиком существовали договорные отношения, однако правовые основания для перечисления спорной суммы отсутствовали. Проценты за пользование денежными средствами истец правомерно рассчитал со дня, когда ответчик получил письмо – претензию о возврате ошибочно перечисленного. Суд удовлетворил требования истца.

Реквизиты документа: постановление АС Центрального округа от 14.07.15 по делу № А48-4317/2014.

Проценты за пользование чужими средствами на сумму неосновательного обогащения рассчитываются по правилам статьи 395 ГК РФ.

«По требованию одной стороны денежного обязательства о возврате исполненного в связи с этим обязательством, например, при излишней оплате товара, работ, услуг на излишне уплаченную сумму начисляются проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, со дня, когда получившая указанные денежные средства сторона узнала или должна была узнать об этих обстоятельствах (п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 № 7 «О применении судами некоторых положений…»).

За период до 1 августа 2016 года при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами необходимо использовать средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц в месте жительства кредитора, а с 1 августа – ключевую ставку Банка России.

Вопрос 8. Можно ли взыскать неосновательное обогащение в случае причинения вреда

Да, можно применить к деликтным обязательствам положения о неосновательном обогащении, если причинитель вреда повредил или уничтожил имущество и обогатился за счет этого (п. 4 ст. 1103 ГК РФ).

Так, суд взыскал денежные средства с компании, которая незаконно врезала в колодец с магистральными трубопроводами трубу и потребляла воду без договора и прибора учета (постановление АС Северо-Западного округа от 09.02.16 по делу № А05-3273/2015).

На основании статьи 1105 ГК РФ приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения (п. 2 информационного письма № 49).

Читайте также:  Встречное исполнение обязательств

Вопрос 9. Нужно ли доказывать факт извлечения и размер доходов, которые получил ответчик от неосновательно приобретенного имущества

Да, обязательно. Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые извлекло или должно было извлечь из этого имущества (п. 1 ст. 1107 ГК РФ). Судебная практика исходит из того, что доказывать факт извлечения доходов должен истец.

Фабула дела: Общество (истец) пользовалось принадлежащим Университету (ответчику) помещением без правовых оснований, и сберегло денежные средства, составляющие плату за пользование помещением. Однако в помещении находилось печатное оборудование общества, которое мог использовать Университет, в результате чего последний неосновательно обогатился.

Позиция суда: Истец не доказал, что Университет извлек или должен был извлечь доходы из имущества истца (печатного оборудования); он также не доказал размер дохода. Суд отказал в удовлетворении требований о взыскании неосновательного обогащения.

Реквизиты документа: постановление АС Московского округа от 21.05.14 по делу № А40-107429/2011.

Необходимо мотивированно рассчитать доход, который должен был получить приобретатель неосновательного обогащения. Суды могут отказать в удовлетворении требований из-за того, что взыскатель использовал ненадлежащий подход к оценке объектов, не представил данные о размере доходов, которые обычно извлекаются при использовании аналогичного имущества, или не вычленил доход, полученный от неосновательно используемого имущества, от имущества других собственников и т.д.

Вопрос 10. Может ли банк, который ошибочно зачислил средства получателю, истребовать их как неосновательно приобретенное имущество

Правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения применяются к требованиям одной стороны к другой о возврате ошибочно исполненного (п. 4 информационного письма № 49). Если лицо приобрело (сберегло) имущество без правового основания, то это неосновательное обогащение, которое нужно вернуть.

Платежи в бюджет сверх требований законодательства тоже расцениваются как неосновательное обогащение.

Фабула дела: в результате технического сбоя банк ошибочно (в двойном размере) перевел денежные средства в Федеральную таможенную службу (ФТС). Первоначально деньги списались со счета клиента, повторно – с корреспондентского счета банка, за счет собственных средств. Банк обратился в ФТС с требованием-уведомлением о возврате ошибочно перечисленных сумм. Служба требование не исполнила, деньги не вернула.

Позиция суда: Банк обоснованно обратился с требованием о возврате указанной суммы, правильно квалифицировав полученные денежные средства в качестве неосновательного обогащения. Требование банка о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами обоснованно и подлежит удовлетворению.

Реквизиты документа: постановление АС Московского округа от 23.11.15 по делу № А40-200261/2014.

Безналичные расчеты производятся через банки, но не за счет последних (п. 9 информационного письма № 49).

Вопрос 11. Применяются ли положения о невозврате неосновательного обогащения к требованиям о возврате полученного по недействительной сделке

Деньги или имущество, переданные во исполнение несуществующего обязательства, не возвращаются, если лицо, которое требует возврата, знало об отсутствии обязательства или передало их на благотворительные цели (п. 4 ст. 1109 ГК РФ). Однако это не применяется к отношениям, связанным с последствиями недействительности ничтожной сделки. Каждая из ее сторон обязана возвратить другой все полученное (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Требования о возврате исполненного по недействительной сделке рассматриваются по правилам обязательств о неосновательном обогащении (ст. 1103 ГК РФ).

Фабула дела: истец обратился в суд с иском о признании недействительным соглашения о продаже доли в уставном капитале. Истец передал деньги по расписке, но договор купли-продажи доли заключен не был, денежные средства истцу не возвратили.

Позиция суда: в связи с тем, что возврат уплаченных денежных средств нельзя произвести на основании статьи 167 ГК РФ (сделки как таковой не было), суд удовлетворил требования истца о взыскании денежных средств в порядке статьи 1102 ГК РФ. Стороны не представили доказательства того, что истец передал деньги в дар или на благотворительность, поэтому нет оснований для применения к рассматриваемым отношениям пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Суд удовлетворил требования истца, взыскал сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Реквизиты документа: постановление Девятого ААС от 26.02.14 по делу А40-126372/2013.

Деньги, перечисленные третьим лицам во исполнение недействительной сделки, должны быть возвращены стороной по этой сделке (п. 12 информационного письма № 49).

Вопрос 12. Подлежат ли возврату неосновательно полученные денежные средства, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства

Не подлежат, если лицо, которое их передавало, действовало недобросовестно, без намерений вступить в правовые отношения с их получателем. Это следует из пункта 4 статьи 1109 ГК РФ (постановление Седьмого ААС от 14.10.15 № 07АП-11330/2014).

Фабула дела: стороны заключили договор подряда, по которому подрядчик (ответчик) должен был выполнить строительные работы. Заказчик (истец) работу оплатил. Впоследствии договор был признан незаключенным, факт сдачи результатов работ не доказан. Заказчик обратился в суд о взыскании неосновательного обогащения.

Позиция суда: подрядчик не выполнил взятые на себя обязательства, доказательства выполнения работ на спорную сумму и сдачи их результатов истцу не представил. Поскольку спорный договор признан судом незаключенным, а ответчиком не представлено доказательств выполнения работ либо возвращения истцу суммы, суд пришел к выводу, что подрядчик неосновательно удерживает денежные средства. Требования истца были удовлетворены.

Реквизиты документа: постановление Первого ААС от 11.09.15 по делу №А39-50/2015.

Кроме того, неосновательно полученные денежные средства не подлежат возврату, если:

– их передали добровольно и намеренно;

– отсутствовала обязанность со стороны передающего (дарение);

– их передали с благотворительной целью.

Это следует из пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Примечательно, что в отношении государственных контрактов применяется следующее правило: если лицо поставило товары без заключения контракта, суд может не удовлетворить требование о неосновательном обогащении, так как лицо не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства (постановление Шестого ААС от 24.07.15 по делу № А73-2565/2015).

Взыскание неосновательного обогащения, примеры, образец искового заявления

В юридической практике зачастую встречаются случаи, когда имущественное право переходит от одного собственника к другому не по условиям сделки или на законных основаниях, а в результате иных обстоятельств. Порой не существует виновного лица, которое могло бы нести за это ответственность, а иногда вина за произошедшее в большей мере лежит на самом потерпевшем. Однако законодательство Российской Федерации имеет ряд статей, направленных на защиту интересов пострадавшего в таких случаях.

Неосновательное обогащение в Российском законодательстве

Понятие «неосновательное обогащение» трактуется как приобретение (или сбережение) имущества за счет другого лица (потерпевшего) при отсутствии сделки или законодательно установленных оснований. Впрочем, такая формулировка имеет небольшую погрешность.

Термин «приобретение» означает возникновение у лица прав на имущество, которое ранее не принадлежало ему. Права на имущества возникают только при наличии юридически значимых на то оснований: сделка, наследование, дарение либо любой другой предусмотренный законодательством способ перехода имущества от одного владельца к другому.

В.И. Кофман (один из корифеев Российской школы частного права при Исследовательском центре Уральского отделения) в своих трудах подчеркивал, что «в случаях перехода материальных ценностей без правового основания, речь идет именно о приобретении прав на имущество, а не просто о получении его лицом в свое фактическое владение.» Отсюда следует, что незаконное владение чужим имуществом нельзя называть термином «приобретение», так как у незаконного владельца нет на это имущество прав и собственник вправе его вернуть по виндикационному иску.

Признаки неосновательного приобретения или сбережения имущества:

  • приводит к увеличению (или сохранению) имущества приобретателя за счет соответствующего уменьшения (или недополучения) имущества потерпевшего;
  • приобретение (или сбережение) произошло без оснований, установленных законом или сделкой;
  • приобретение связано с ущербом потерпевшего.

Примеры неосновательного обогащения

Пример 1:

Строительная организация неудовлетворительно выполняла работу по договору об оказании услуг. Поскольку работы были начаты но не выполнены, заказчик не подписал акт сдачи приемки оказанных услуг и в одностороннем порядке отказался от исполнения договора. В результате прекратились обязательства заказчика по оплате оказанных услуг, несмотря на то, что ранее им была внесена предоплата в размере 50%. В данном случае, заказчик вправе требовать возвращения денег, как полученных в результате неосновательного обогащения в добровольном или в судебном порядке.

Чтобы взыскать неосновательное обогащение с Исполнителя, Заказчик должен доказать не только факт передачи данной суммы денег, но и фактическое неисполнение договорных обязательств исполнителем. Исполнитель же может оспорить претензии заказчика, и доказать, что он выполнил часть работ по договору. Расторжение договора истцом в одностороннем порядке не было законным, а предоплату нельзя признать неосновательным обогащением, т.к. исполнитель имел вполне законные основания для получения этой суммы.

Пример 2:

Бухгалтер предприятия ошибочно оплатил услуги подрядчика дважды по одному и тому же акту. Излишне уплаченные денежные средства, хотя формально и были перечислены на основании имеющегося договора и акта, все же являются неосновательным обогащением, так как положенная сумма уже была уплачена ранее. Она подлежит возврату.

Пример 3:

В результате путаницы в реквизитах, сумма, которая должна быть выплачена предприятию А, была перечислена предприятию Б. При этом у предприятия-плательщика нет никаких действующих договорных отношений и фактической деловой активности с предприятием Б. Приобретатель неосновательного обогащения (предприятие Б) обязано вернуть обратно ошибочно полученные средства.

Недобросовестные действия (или поступки) лица, получившего обогащение

Правила по возврату неосновательного обогащения, предусмотренные главой 60 ГК РФ, применяются независимо от того, был ли умысел и что послужило причиной в его получении:

  • недобросовестные действия приобретателя;
  • действия самого потерпевшего;
  • действия третьих лиц;

Для возмещения неосновательного обогащения в натуре не имеет значения даже тот факт, знал ли приобретатель о неосновательности владения данным имуществом или нет. Существуют случаи, когда наличие или отсутствие умысла у приобретателя является решающим фактором для принятия решения о взыскании. На основании ст. 1109 главы 60 ГК РФ, не подлежит возврату заработная плата и приравненные к ней платежи, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, в случае, если с его стороны не было совершено никаких недобросовестных действий для получения этого обогащения.

Если речь идет о возмещении стоимости неосновательного обогащения и убытков в связи с изменением стоимости или ухудшения качеств имущества, то Согласно ст. 1105 и 1107 гл.60 ГК РФ, приобретатель несет дополнительные обязательства с момента, когда ему стало известно о неосновательности владения, но не вернул имущество:

  • возместить потерпевшему убытки, связанные с изменением стоимости или ухудшением качества имущества за этот период;
  • возместить упущенную выгоду за этот период;
  • выплатить проценты за пользование чужими средствами;

Приобретатель согласно ст. 1108 гл. 60 ГК РФ, утрачивает право на возмещение своих расходов на содержание имущества в случае умышленного неправомерного удержания им имущества, которое подлежит возврату.

Порядок взыскания

Первый шаг потерпевшего по возврату неосновательного обогащения – это составление претензионного письма. В нем должно быть указано, кому она направляется, от кого, какое имущество, в каком объеме и на каких основаниях он хочет получить от приобретателя.

К претензии прилагаются копии документов, подтверждающие правомерность требований потерпевшего. В случае отсутствия ответа на претензионное письмо в течение 30 дней, или же получения неудовлетворительного ответа, потерпевший вправе обратиться в суд.

Получение от приобретателя неудовлетворительных ответов в личном общении, либо по телефону или в мессенджерах, не являются юридически значимыми и не отменяют необходимости отправки письменной претензии по почте.

В соответствии со статьей 1102 ГК РФ приобретатель обязан вернуть незаконное обогащение потерпевшему вне зависимости от причин.

Требования к исковому заявлению и срок исковой давности

Срок исковой давности по заявлениям о взыскании неосновательного обогащения начинает исчисляться со дня, когда потерпевшему стало известно о том, что его права были нарушены, и составляет 3 года.

Когда идет речь об неисполненных обязательствах, имеющих определенный срок исполнения, срок исковой давности считается со дня окончания срока исполнения. По обязательствам без оговоренного срока исполнения срок начинает отсчитываться с момента, когда потерпевший приобретает основания требовать исполнения обязательств.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ, исковое заявление о взыскании неосновательного обогащения принимается судом вне зависимости от сроков исковой давности. И лишь в случае, если до вынесения судебного решения вторая сторона смогла доказать, что срок давности по данному делу истек, суд выносит решение об отказе в иске.

Исковое заявление о взыскании неосновательного обогащения должно быть оформлено соответствующим образом. Его можно подать как непосредственно в суд, так и онлайн на сайте суда.

В обязательном порядке в иске должны быть указаны:

  • реквизиты истца и ответчика;
  • требования истца к ответчику и ссылки на соответствующие пункты в законодательство;
  • сумма иска и расчеты по этой сумме;
  • сведения о ходе и результатах досудебного урегулирования;
  • список документов, которые прилагаются к иску.

Соотношение кондикции и деликтных исков

Кондикционный иск подразумевает ответственность по возврату неосновательного обогащения, в то время как деликтный иск базируется на недобросовестном поведении ответчика, которое повлекло за собой причинение вреда потерпевшему. Деликтный иск подразумевает не только возвращение имущества, но и обязательное возмещение ущерба.

Выявление вины приобретателя может послужить основанием для преобразования кондикционного иска в деликтный.

Особенности взыскания необоснованного обогащения

При взыскании неосновательного обогащения обязательным является досудебное урегулирование спора. Потерпевший должен отправить Приобретателю претензию и лишь в том, случае, если ответ не получен в течение 30 дней, или получен, но не устраивает потерпевшего, последний имеет право обращаться в суд.

Наличие или отсутствие умысла в действия Приобретателя, Потерпевшего или третьих лиц, не существенно. Ведущее значение имеет сам факт неосновательности обогащения.

Возврат собственности в натуре и невозможность её возврата

Согласно статье 1104 гл. 60 ГК РФ, имущество, полученное в результате неосновательного обогащения, подлежит возврату потерпевшему в натуре. При этом на приобретателе лежат обязательства за умышленное или случайное ухудшение состояния имущества или недостачу в течение периода, когда он узнал о неосновательности приобретения, но не вернул имущество потерпевшему.

В случаях, когда возврат имущества в натуре по каким-либо причинам не представляется возможным, статья 1105 ГК РФ регламентирует возмещение стоимости этого имущества. Приобретатель обязан возместить действительную стоимость этого имущества на момент его неосновательного приобретения, а кроме того убытки, которые понес потерпевший за период, когда он уже узнал о факте неосновательного приобретения, но не возместил его стоимость незамедлительно.

Приобретатель, неосновательно использовавший чужое имущество или услуги, должен возместить потерпевшему сумму, которую он в результате сберег. Стоимость имущества или услуг в этом случае рассчитывается по ценам на то время, когда закончился период пользования, с привязкой к месту, где оно происходило.

Возмещение затрат

Приобретатель, возвращая потерпевшему неосновательно приобретенное имущество, вправе требовать от последнего компенсации расходов на содержание этого имущества. Однако, если было установлено, что имел место такой период, когда он уже знал о том, что это имущество было приобретено неосновательно, но все равно не вернул его потерпевшему, то за этот период он теряет права на компенсацию своих затрат.

Неполученные доходы

Приобретатель также обязан возместить потерпевшему все доходы, которые он получил (или мог получить) с того момента, когда узнал (или должен был узнать) о факте неосновательного обогащения.

Если речь идет о денежном неосновательном обогащении, то с момента, когда приобретатель узнал (или должен был узнать) о неосновательности получения (или сбережения) этих средств, на эту сумму начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами.

Передача прав третьему лицу

Человек, который передал принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, имеет основания требовать восстановления своих прав и возвращения документов, удостоверяющих право собственности.

Обогащение по недействительной сделке

В случае, если сделка признана недействительной, имущественные права обеих сторон должны быть приведены в исходное положение. Для приобретателя имущества по недействительной или ничтожной сделке вступают в силу обязательства по возврату неосновательного приобретенного чужого имущества и полученные от него доходы.

Возврат исполненного обязательства

Статья 1103 ГК РФ распространяет правила о возврате неосновательного обогащения также и на требования о возврате неосновательно исполненных обязательств, либо о возмещении стоимости оказанных услуг на день окончания исполненных обязательств

Главенствующее значение для производства по делам о взыскании является факт получения неосновательного обогащения. Значение наличия или отсутствия недобросовестного умысла в действиях участников процесса или третьих лиц — вторично и имеет значение лишь для деликтных исков.

Ссылка на основную публикацию