Мнимые сделки при создании долговых обязательств супругов

Мнимые сделки при создании долговых обязательств супругов

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2016 г. N 75-КГ15-12 Суд направил на новое рассмотрение дело о признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении, поскольку в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим, если он возник по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо является обязательством одного из супругов, по которому всё полученное было использовано на нужды семьи

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Михайловой Н.И. к Михайлову А.В. о разделе совместно нажитого имущества супругов, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга, по встречному иску Михайлова А.В. к Михайловой Н.И. о разделе совместно нажитого имущества супругов

по кассационной жалобе Михайлова А.В. на решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Михайлова А.В. – Богданова М.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Михайлова Н.И. обратилась в суд с иском к Михайлову А.В. о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении.

В обоснование требований истец указала, что с 8 октября 2006 г. по 30 ноября 2012 г. состояла с Михайловым А.В. в браке, семейные отношения фактически прекращены в июле 2012 года. В период брака супругами приобретена трёхкомнатная квартира, расположенная по адресу: Республика . при этом 2/3 стоимости квартиры оплачены Михайловой Н.И. за счёт личных денежных средств, принадлежавших ей до вступления в брак, а 1/3 стоимости – за счет совместных средств супругов, в силу чего разделу подлежит доля в праве собственности на квартиру, равная 1/3. Кроме того, в период брака супругами приобретён автомобиль марки “. “, . года выпуска, мебель и бытовая техника, а также на имя Михайловой Н.И. по договору от 20 августа 2008 г. N . 8 в ОАО “Сберегательный банк Российской Федерации” на нужды семьи взят кредит, остаток долга по которому на момент расторжения брака составил . руб. . коп. Поскольку спорное имущество является совместно нажитым имуществом супругов, а долг по кредитному договору их общим обязательством, Михайлова Н.И. просила произвести раздел этого имущества и распределить долг следующим образом: признать за Михайловой Н.И. право собственности на квартиру, признать за Михайловым А.В. право собственности на автомобиль, мебель и бытовую технику передать Михайловой Н.И., взыскав с неё в пользу ответчика компенсацию стоимости 1/2 доли в этом имуществе, распределить долг по кредитному договору в равных долях.

Михайлов А.В. обратился в суд со встречным исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества супругов, просил произвести раздел автомобиля и доли в праве собственности на квартиру согласно принципу равенства долей супругов и отказать в требованиях Михайловой Н.И. о признании долга по заключенному ею кредитному договору общим обязательством супругов.

Решением Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. первоначальные и встречные исковые требования удовлетворены частично.

Произведен раздел совместно нажитого имущества супругов: за Михайловой Н.И. признано право собственности на 5/6 доли в праве собственности на квартиру, за Михайловым А.В. – на 1/6 доли в праве собственности на квартиру, а также право собственности на автомобиль; определено имущество, подлежащее передаче каждому из них: Михайловой Н.И. передана мебель и бытовая техника на сумму . руб., Михайлову А.В. – автомобиль стоимостью . руб.; долг Михайловой Н.И. по кредитному договору в размере . руб. . коп. признан общим обязательством супругов и распределён между ними в равных долях; с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. взыскана денежная компенсация разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб.

В удовлетворении остальной части первоначальных и встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. решение суда первой инстанции в части распределения долга изменено, с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. взыскана денежная компенсация разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб. . коп.

В кассационной жалобе Михайлов А.В. ставит вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений в части признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 8 февраля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 8 октября 2006 г. по 30 ноября 2012 г. Михайлова Н.И. и Михайлов А.В. состояли в браке.

В период брака на основании кредитного договора от 20 августа 2008 г. N . заключенного с ОАО “Сберегательный банк Российской Федерации”, Михайловой Н.И. взят кредит на сумму . руб. (т. 1, л.д. 20-27).

Согласно пункту 1.1 договора кредит предоставляется заёмщику на цели личного потребления.

Разрешая спор и удовлетворяя требования Михайловой Н.И. о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении, суд первой инстанции исходил из того, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, в силу чего обязанность доказать обратное возложена на Михайлова А.В., оспаривающего использование кредитных средств на нужды семьи. Поскольку Михайлов А.В. не представил доказательств использования Михайловой Н.И. денежных средств на её личные цели, суд пришёл к выводу о том, что эти денежные средства были потрачены на нужды семьи, а значит обязательство по их возврату является общим обязательством супругов.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции в указанной части согласился. Однако, установив на момент рассмотрения спора наличие иного размера задолженности, перераспределил долг по кредитному обязательству с учётом уже исполненных кредитных обязательств и остатка долга.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присуждённым им долям (пункт 3 указанной статьи).

Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. При этом согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создаёт обязанностей для иных лиц, не участвующих в нём в качестве сторон (для третьих лиц).

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Исходя из положений приведённых выше правовых норм для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому всё полученное было использовано на нужды семьи.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные Михайловой Н.И. по кредитному договору, на нужды семьи.

Между тем указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суд апелляционной инстанции оставил без исследования и правовой оценки.

С учётом того, что Михайлова Н.И. является заёмщиком денежных средств, то именно она должна была доказать, что возникновение долга произошло по инициативе обоих супругов в интересах семьи и всё полученное было использовано на нужды семьи. В силу этого возложение судами на Михайлова А.В. бремени доказывания факта использования этих средств супругой на иные цели, нежели семейные нужды, противоречит требованиям действующего законодательства.

Кроме того, признав долг по кредитному договору общим обязательством супругов, суд пришел к выводу о взыскании с ответчика половины суммы долга, включая непогашенную его часть.

Между тем, положения закона о том, что при разделе общего имущества супругов учитываются общие долги и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, не свидетельствуют о наличии правовых оснований для взыскания с супруга невыплаченной задолженности по кредитному договору.

Возникшие в период брака обязательства по кредитным договорам, обязанности исполнения которых после прекращения брака лежат на одном из бывших супругов, могут быть компенсированы супругу путём передачи ему в собственность соответствующей части имущества сверх полагающейся ему по закону доли в совместно нажитом имуществе. При отсутствии такого имущества супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по кредитному договору. Иное противоречило бы положениям пункта 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации и повлекло наступление для другого супруга заведомо неблагоприятных последствий в части срока исполнения денежного обязательства.

Читайте также:  Особенности передачи (продажи) имущества бюджетных учреждений

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Михайлова А.В., в связи с чем решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения со взысканием денежной компенсации нельзя признать законными, они в указанной части подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части удовлетворения требований Михайловой Н.И. к Михайлову А.В. о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга, взыскания с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. денежной компенсации разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб. . коп. отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. оставить без изменения.

ПредседательствующийИ.М. Юрьев
СудьиБ.А. Горохов
Т.Н. Назаренко

Обзор документа

Между супругами возник спор относительно раздела совместно нажитого имущества и долга по кредиту.

Последний был оформлен на супругу (она выступила заемщиком по договору).

Суды двух инстанций, в числе прочего, сочли, что спорный долг по кредиту – общее обязательство супругов.

СК по гражданским делам ВС РФ не согласилась с таким выводом и пояснила следующее.

Согласно СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в нем их доли признаются равными, если иное не предусмотрено договором.

Общие долги супругов при разделе такого имущества распределяются между ними пропорционально присужденным им долям.

СК РФ и ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, в законодательстве нет.

Напротив, СК РФ предусматривает, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на его имущество. Т. е. допускается существование у каждого из них собственных обязательств.

При этом по ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Исходя из СК РФ, взыскание обращается на общее имущество супругов по обязательствам одного из них при определенном условии: судом установлено, что все, полученное по подобным обязательствам, было использовано на нужды семьи.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа (или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга) последний может быть признан общим лишь в том случае, если установлено, что все, полученное по такому обязательству, использовано на нужды семьи.

Причем бремя доказывания этого лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Кроме того, был сделан неверный вывод о том, что с ответчика нужно взыскать половину суммы долга по кредиту, включая непогашенную его часть.

Однако оснований для взыскания с супруга невыплаченной задолженности нет (по закону возможна компенсация за счет части совместного имущества сверх полагающейся супругу-заемщику доли, а при отсутствии такого имущества может быть взыскана компенсация доли выплат по кредиту, которые фактически произведены).

Мнимая сделка

Мнимая сделка – сделка лишь на бумаге. Мнимые и притворные сделки совершаются только для «вида» в действительности, они не несут в себе ни какой правовой нагрузки.

Важность процесса признания сделки мнимой заключается в том, что результаты данного вида сделок ничтожны, и они не порождают правовых последствий. Но принятие во внимание отсутствия правовых последствий, обусловлено судебным признанием сделки мнимой.

Когда необходимо широкому кругу граждан обратиться в суд за признанием сделки мнимой?

– когда данная сделка напрямую затрагивает права и интересы. Так, например, в случае подписания документов по получению займа при его безденежности, в случаях якобы совершенного дарения, формальной продажи имущества.

Юристы компании «ЮК ТРИУМФ» оказывают правовую поддержку гражданам при необходимости судебного признания уже совершенных сделок

  • недействительными,
  • мнимыми/притворными,
  • оспаривании дарения, договоров ренты,
  • так же юристы консультируют по правовой безопасности планируемых сделок.

Если Вы обратитесь к нам через форму вопроса на сайте, или, позвонив по телефону 8 (495) 899-04-20 или 8 (800) 333-64-32 (звонок по России бесплатный), то консультация будет бесплатной.

Обращение в суд.

Единственным вариантом признания сделки мнимой и применения последствий такового, является обращение в судебные органы.

Перед обращением в суд с заявлением о признании сделки мнимой, следует хорошо проанализировать ситуацию и убедиться в достаточности доказательств в подтверждение заявленных требований.

Без участия в данных процессах юристов, результат в большинстве случаев заключается в неудовлетворении судом заявленных требований. Обусловлено это сложностью доказывания относимости сделки к мнимым.

Для принятия решения о том, что сделка мнимая суд должен с высокой достоверностью установить, что намерение обоих сторон сделки совпадали и не несли в себе желания сделкой породить каких-либо правовых последствий.

Мнимой является сделка результатом, которой не будет создание, изменение/прекращение предусмотренных ею гражданских прав и обязанностей.

Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что совершая данную сделку стороны пытались:

  • Замаскировать, путем ее совершения свои подлинные намерения;
  • Стороны не совершили действий, оговоренных сделкой;
  • В ходе совершения сделки существенно нарушены права и интересы одной из сторон;
  • Будет выявлена иная сделка, совершенная в действительности и ее участники совпадут со сторонами оспариваемой сделки,

– то сделка будет признана притворной, а ни как не мнимой.

Но в не зависимости притворна сделка или она мнима, законодатель относит их по своей природе к ничтожным. Сложность проблемы заключается лишь в том, что для применения последствия ничтожности сделки необходимо судебное признание ее таковой и решение компетентного органа о применении последствий признания сделки ничтожной.

Судебная практика по признанию сделок мнимыми складывается таким образом, что если заинтересованное лицо не доказало мнимость намерений участников, суд исходит из однозначного признания того, что выраженное сторонами волеизъявление правильно отражает их намерения, и приходит к выводу о действительности сделки.

В большинстве своем, сделки оспариваются по причине мнимости третьими лицами, непосредственно не участвующими в сделке, чьи интересы данной сделкой нарушаются. Значительно реже оспаривание в суде происходит по инициативе стороны-участника, в случае наступления последствий не входящих в его намерения изначально.

Вне зависимости от причины оспоримости сделки, для получения желаемого результата необходимо привлекать профессионалов, досконально разбирающихся как в теоретических основах Гражданского законодательства, так и имеющих практический опыт ведения подобных дел.

Сделки между супругами.

Гражданским законодательством предусмотрена свобода заключения договора. Однако, при отсутствии между супругами брачного договора или соглашения о разделе имущества заключение возмездных сделок между супругами не возможно и данные сделки считаются мнимыми.

Любой возмездной сделкой между супругами нарушается установленный законодателем совместный режим собственности. Говоря проще, муж не может продать жене квартиру (приобретенную ими совместно в браке) так как данное имущество и без сделки является ее совместной с ним собственностью. Совершенная на таких условиях сделка не порождает правовых последствий.

По тому же обоснованию судами признаются мнимыми сделки по договорам займа между супругами – доходы в семье являются общими, не смотря на то, кто из супругов непосредственно их получает.

Соответственно, единственной возможностью совершения между супругами возмездных сделок, является заключение между ними соглашений, договоров, результатом которых будет законное изменение режима имущества супругов.

Мнимое дарение.

Признание дарения мнимой сделкой можно добиться, только обратившись в судебные органы. Причем с исковым заявлением о признании сделки мнимой может обратиться как даритель, одаряемый, так и иное третье лицо, чьи интересы сделкой затронуты.

Шансы на судебное признание сделки мнимой и применение правовых последствий этого очень велики при условии, что договор дарения был подписан и зарегистрирован, но фактически дар не был передан и оговорок о сроках передачи в договоре нет.

Довольно часто эта ситуация возникает, когда должник дарит свое имущество другому лицу с единственной целью скрыть его от кредиторов.

Необходимость оспаривания возникает если:

  • «одаряемый» решил воспользоваться своим правом на имущество;
  • «одаряемый» осознал необходимость несения налогового бремени;
  • Причина необходимости спрятать имущество отпала.

Так же распространена ситуация, при которой родственники пытаются признать дарение недвижимости мнимыми сделками. Судебная практика показывает, что такая тактика не ведет к положительным результатам и подобные проблемы следует разрешать в суде по иным основаниям.

Каждая ситуация индивидуальна и от незначительных нюансов может меняться полностью картина сделки, в связи с чем при возникновении необходимости оспаривания дарения – обращайтесь непосредственно к юристам компании «ЮК ТРИУМФ». Наши профессионалы всегда готовы помочь.

Судебная практика по рассмотрению исков о признанию сделок мнимыми, показывает, что в большинстве случаев отказы в удовлетворении требований связанны исключительно с недолжной подготовкой к судебному обращению со стороны истцов.

При необходимости обращения в суд с данными требованиями получите консультацию и реальную помощь юристов компании «ЮК ТРИУМФ» и мы сможем добиться вынесения судом ожидаемого решения. Наш телефон 8 (495) 899-04-20 или 8 (800) 333-64-32 (звонок по России бесплатный).

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

МНИМЫЕ СДЕЛКИ ПРИ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ СУПРУГОВ

МНИМЫЕ СДЕЛКИ ПРИ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ СУПРУГОВ. СОВМЕСТНЫЕ ДОЛГИ СУПРУГОВ

В соответствии с п. 2 ст.253 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию участников, однако распоряжение совместным имуществом возможно любым из участников совместной собственности, а согласие другого участника предполагается. Пункт 1 ст. 34 СК РФ содержит правило, согласно которому имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, а общие долги при разделе общего имущества распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям (п. 3 ст. 39 СК РФ).

В п. 3 ст. 35 СК РФ закреплено, что для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Указанные положения закона, направлены на предотвращение недобросовестных действий супругов, связанных либо с несанкционированным отчуждением совместно нажитого имущества, либо с его обременением различного рода обязательствами. Однако споры о правомерности распорядительных действий одного из супругов и споры, связанные с заключением одним из супругов заемных договоров, по которым другой супруг обязывается к исполнению, не редкость в судах общей юрисдикции.

Наиболее распространенными являются споры о распределении общих долгов супругов на основании договора займа, заключенного одним из супругов. Ни ГК ни СК РФ этот вопрос специально не регулируют и требований о получении согласия другого супруга на заключение такого рода договоров не содержат. В судах является типичной следующая ситуация. Истец обращается в суд с иском о взыскании задолженности по договору займ а, заключенному им в период брака, полагая, что задолженность по договору является совместным долгом . Как правило такие требования заявляются уже после расторжения брака во время раздела общего имущества. Другой супруг всегда возражает относительно заявленных требований, ссылаясь на то, что денежные средства им не получались и расходовались не на общие семейные нужды, а на личные нужды истца. Кроме того, другой супруг обращается в суд с заявлением о признании договора займа, заключенного между его супругом и иным физическим лицом, недействительной сделкой, указывая, что договор заключен лишь для вида, без намерения создать правовые последствия (мнимая сделка) и направлен на создание искусственного увеличения задолженности с целью сократить имущественную массу совместной собственности, подлежащую разделу.

Читайте также:  Руководитель организации-банкрота должен доказывать отсутствие своей вины, если он передал бухгалтерскую документацию не в полном объеме

Сложности при рассмотрении таких дел возникают в связи с тем, что в рамках рассмотрения спора установить с достоверной точностью действительность произошедшего практически невозможно. И судебный спор превращается в выяснение фактов, хотя отсутствие воли одного из супругов на совершение сделки прямо свидетельствует о нарушении его прав по распоряжению общим имуществом. Разрешая спор, суды в абсолютном большинстве случаев устанавливают «истину» по делу, ограничиваясь формальной оценкой представленных доказательств, что и приводит к принятию неправосудных решений. Исключить подобное можно только посредством уяснения смысла, целей и намерений, воплощаемых в действиях, выявления их мотивов и юридически значимых связей между причинами и социально-правовыми последствиями действий.

Как правило суд, оценивая договор займа как основание для возникновения совместных долговых обязательств супругов, указывает, что главным доказательством, что договор займа не является мнимой сделкой, является вступившее в законную силу решение суда, что подтверждает факт передачи заимодавцем денег заемщику. В то же время при оспаривании договоров займа многие обстоятельства остаются невыясненными, поскольку и «заемщик», и «заимодавец» в этих случаях преследуют общую цель и суды не проверяют, например, реальные возможности заимодавца предоставить взаймы деньги, считая, что “непредоставление истицей доказательств наличия у нее денежных средств, впоследствии предоставленных в долг ответчику, не может служить основанием для отказа в удовлетворении предъявленного ею иска.

. Суды не настораживает также и то, что часто в договорах займа между физическими лицами, которые впоследствии предъявляются в споре о разделе совместно нажитого имущества, прямо указано, что заемные деньги нужны для приобретения конкретного объекта семейной собственности, что для заемных договоров не свойственно. Так, в п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 судам разъясняется, что установление обстоятельств, которые свидетельствуют о совершении конкретных действий, направленных на создание соответствующих заключенным сделкам правовых последствий, исключает применение п. 1 ст. 170 ГК РФ. В свою очередь, возникает вопрос: что следует понимать под свидетельством совершения конкретных действий? Видимо если речь идет о заключении договора займа, таким свидетельством может служить составление расписки или акта передачи денежных средств. По мнению Верховного Суда РФ, “реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной, и в семейных спорах мнимо созданные долговые обязательства серьезно ущемляют имущественные права супругов. Кроме того ВС разъяснил что «обе стороны мнимой сделки стремятся к сокрытию ее действительного смысла. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся». По общему правилу сделки супругов должны совершаться к их общей выгоде. Сделка, совершенная лишь для вида (мнимая сделка), имеет другие цели, а соответственно, и другие последствия. В наших случаях сделки совершаются с целью изменения перспектив раздела совместно нажитого имущества в пользу одного из супругов за счет другого супруга. Поэтому стороны мнимой сделки совершают все необходимые действия для того, чтобы подтвердить ее реальность, старательно оформляя все необходимые для этого документы (например, акты передачи имущества, расписки в получении денежных средств), что не составляет никакого труда. Ничтожная сделка недействительна независимо от судебного решения, но все же может быть оспорена в суде, однако не участвующий в такого рода сделках супруг лишен действенных способов защиты. Например, при договоре займа не участвующий в сделке супруг, на которого теперь возлагается бремя возвращения половины «общего» долга, лишен возможности оспаривать договор займа по безденежности (ст. 812 ГК РФ), поскольку управомоченным по таким делам является только непосредственный заемщик.

Установленный порядок раздела имущества супругов, в соответствии с которым общие долги супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям, не выполняет функцию защиты супруга от недобросовестных действий другого супруга, а лишь образует правовую возможность для злоупотреблений.

Статью «Раздел имущества супруга-ИП» читайте на сайте здесь.

ВС поправил судей по признанию займа общим долгом супругов

Верховный суд РФ опубликовал на своем сайте 125-страничный, первый за 2016 год, обзор судебной практики. Документ был утвержден Президиумом суда 13 апреля.

В обзор традиционно вошла практика всех судебных коллегий ВС. Вторая его глава посвящена практике коллегии по гражданским делам. В ней ВС анализирует споры, возникающие из договорных отношений, связанные с трудовыми, социальными и семейными отношениями, а также ряд процессуальных вопросов.

В частности, ВС указывает, что в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ. Бремя их доказывания лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

В качестве примера разбирается дело о солидарном взыскании суммы долга с супругов на основании п. 2 ст. 45 СК РФ (определение ВС № 5-КГ14-162). В обоснование своих требований истец указал, что по договору займа, оформленному распиской и соглашением об окончательном урегулировании финансовых взаиморасчетов в рамках совместных коммерческих проектов, передал ответчику определенную денежную сумму. Однако обязательства по возврату средств исполнены не были. Причем соответчицей по делу истец привлек супругу заемщика, с которой он состоял в браке на момент заключения договора займа.

Дело неоднократно рассматривалось разными судебными инстанциями. При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, руководствуясь положениями ст. 310, 314, 322, 807, 810 ГК РФ и ст. 34, 39 СК РФ, исходил из того, что поскольку на момент заключения договора займа ответчики состояли в браке, а деньги, полученные одним из них от истца, были потрачены на нужды семьи (в частности, на развитие совместного бизнеса и покупку недвижимости), то данные средства являются общим долгом ответчиков. С этими выводами согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС по кассационной жалобе супруги ответчика отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. Для возложения на супругу солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Пунктом 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит. Напротив, в силу п. 1 ст. 45 СК РФ, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга. Между тем, сделав вывод о том, что средства, взятые ответчиком в долг у истца, были потрачены на нужды семьи, суд в нарушение этой статьи указал, что доказательств обратного супругой ответчика представлено не было.

По данному делу юридически значимым обстоятельством являлось выяснение вопросов об установлении цели получения ответчиком названной суммы, причины подписания им с истцом двух документов, и того, были ли потрачены средства, полученные истца, на нужды семьи ответчика. Удовлетворяя исковые требования, суд приведенные обстоятельства не учел, не определил их в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда, что является следствием неправильного применения судом положений п. 2 ст. 45 СК РФ к отношениям сторон, указал ВС.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2016) можно ознакомиться здесь.

Мнимые сделки при создании долговых обязательств супругов

Есть мнение, что заключение между супругами возмездных договоров, предусмотренных ГК РФ, возможно. Действительно, существуют такие понятия, как свобода договора, права субъектов – участников гражданских правоотношений. Однако, если имущество у супругов находится в законном режиме, то есть не заключен брачный договор или не подписано соглашение о разделе совместного имущества, заключать возмездные сделки между собой супруги не могут

Семейный кодекс РФ допускает раздел имущества супругов во время брака. Соответственно, в этой ситуации прекращается режим совместной собственности, появляются раздельные собственники, которые и могут совершать между собой любые сделки. До этого момента возмездные сделки между супругами являются ничтожными, так как в противном случае получается, что один супруг передал другому в собственность вещи, которые и так были у последнего в собственности (все имущество в браке презюмируется общим, совместно нажитым). В силу ч. 1 ст. 170 ГК РФ, указывающей, что “мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна”, следует вывод, что сделка по возмездному договору между супругами мнимая.
Поскольку сделкой признается действие, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, то возмездный договор, заключаемый между супругами по поводу совместно нажитого имущества, не приводит ни к установлению, ни к изменению, ни к прекращению гражданских прав и обязанностей. Так, переданный, например, по договору купли-продажи объект общей совместной собственности, приобретаемый за счет общих средств супругов, продолжает и после заключения договора оставаться в совместной собственности супругов, а значит, подобного рода договоры между супругами не могут квалифицироваться иначе, как мнимые сделки, то есть сделки, совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия.
При режиме общей совместной собственности возмездные сделки между супругами являются недействительными в силу отсутствия момента перехода права собственности, а указание на этот момент должно содержаться в любой сделке по отчуждению имущества.
При заключении такого рода договоров состав имущества каждого из супругов не меняется. Супруги остаются в том же положении, что и до заключения договора. А это не соответствует природе возмездного договора и требованиям гражданского законодательства, согласно которым при отчуждении собственником своего имущества другим лицам его право собственности прекращается, а у приобретателя соответственно возникает.
В качестве примера можно привести ситуацию, когда при рассмотрении в суде дела о разделе совместного имущества параллельно был подан иск о взыскании денежных средств на основании появившегося договора займа между супругами. Разумеется, целью заявления таких требований была попытка истца создать несуществующие долги, чтобы уменьшить сумму компенсации за незаконно отчужденное имущество, нажитое в период брака. Данное имущество являлось предметом рассмотрения гражданского дела по разделу совместного имущества.
Сторона ответчика, помимо приведенных выше аргументов, заявила о том, что деньги, переданные супругом, при условии их признания совместными также являются собственностью другого супруга. Становится очевидным, что в данном правоотношении супруги выступают, с одной стороны, кредитором, с другой – должником. Следовательно, по условию ст. 413 ГК РФ обязательства прекращаются с момента заключения договора ввиду совпадения в одном лице кредитора и должника. Также было заявлено ходатайство о назначении экспертизы представленного договора. Истец, выслушав все аргументы и обоснования несостоятельности его позиции, отказался от своих требований.
Таким образом, мы полагаем, что на основании приведенных выше положений супруги не могут заключать какие-либо возмездные договоры между собой относительно имущества, находящегося в совместной собственности. В случае заключения такого рода сделок они являются ничтожными�ия договора ввиду совпадения в одном лице кредитора и должника. Также было заявлено ходатайство о назначении экспертизы представленного договора. Истец, выслушав все аргументы и обоснования несостоятельности его позиции, отказался от своих требований.
Таким образом, мы полагаем, что на основании приведенных выше положений супруги не могут заключать какие-либо возмездные договоры между собой относительно имущества, находящегося в совместной собственности. В случае заключения такого рода сделок они являются ничтожными

Читайте также:  Судебная защита слабой стороны предпринимательского договора

Как разделить долговые обязательства между супругами

При разделе общего имущества между бывшими мужем и женой очень часто теперь всплывает вопрос о погашении оставшейся задолженности по займу или кредиту. При его решении имеются две сложности. Это порядок определения общего долга и процедура согласования с банком. Судьи здесь руководствуются статьями СК РФ, ГК РФ, НК РФ, рядом федеральных законов и подзаконных актов. Большое значение, в частности, имеют внутренние документы кредитных учреждений, согласно которым предоставляются заемные средства клиентам.

Общие долговые обязательства

СК РФ определяет, что при разводе между супругами в 2020 году производится раздел не только совместного имущества, но и долговых обязательств. Ст. 39 указывает, каким образом происходит это разграничение: при разделе общего имущества суд определяет размер долей, которые предназначены для каждого из супругов. В соответствии с ними распределяется и общее долговое обязательство.

Главная проблема заключается в сложности определения, какую задолженность считать общей. Все потому, что источники их происхождения могут быть совершенно различными. Большинство долгов – это следствие кредитных договоров. А субъектно-объектный состав их может серьезно различаться:

  • в качестве заемщика выступает один супруг и берет средства на свои личные нужды;
  • заемщиком является один из супругов, кредит оформляется и расходуется на общие нужды;
  • заём оформляют на обоих супругов (или один из них выступает в качестве поручителя);
  • кредит оформляют на одного из супругов, а созаемщиком является кто-то из членов семьи, но не второй супруг и пр.

Условием кредитного договора является солидарная ответственность между заемщиками или между поручителем и заемщиком. А такое правило иногда вступает в противоречие со ст. 39 СК РФ о распределении долгов согласно долям. Поэтому каждое судебное решение по подобным вопросам принимается только после тщательного изучения мнения кредиторов, заемщиков и поручителей. Если судья вынесет вердикт, который противоречит кредитному договору в части дальнейшего погашения, то банк может оспорить решение в суде высшей инстанции.

Рассмотрим, какой долг будет являться общим для мужа и жены. Решающим фактором определения служит цель, на которую заём или кредит оформлялся. Если деньги брались и тратились на нужды семьи, то их относят к категории общих долговых обязательств.

Если в кредитном договоре в качестве цели будет указана покупка бытовой техники, мебели, путевок для семейной поездки на отдых и т.п., то это – совместные нужды. Также к ним следует отнести оплату взносов за обучение совместных детей или покупку для них личного имущества.

В качестве доказательств наличия общего долга между супругами в 2020 году может выступать не только кредитный договор, но и товарные чеки, путевки, наличие самой вещи в семейном владении.

Личный долг одного из супругов

При разделе имущества через суд распределяют только доли в общей собственности. Это правило касается и долга при разводе, т.е. личную задолженность судебным решением делить не будут.

Некоторая сложность возникала ранее с определением личного долга. Если он был оформлен до брака, то автоматически попадал в эту категорию. Этот факт можно оспорить лишь в судебном порядке при условии, что в период брака погашение кредита осуществлялось из средств общего семейного бюджета.

Но бывает так, что кредит оформляется лишь одним из супругов на личные нужды. Таковыми может считаться даже покупка автомобиля, если второй супруг не давал своего согласия на получение заемных средств в банке. Ранее бремя представления доказательств того факта, что полученные деньги не тратились на нужды семьи, возлагались на супруга, не являвшегося заемщиком и желающего оспорить раздел личного долга между супругами в 2020 году.

Однако Верховный Суд РФ, вынося решение по делу о разделе долгов, отметил, что не все долги, возникшие в браке, делятся пополам. Потому что при разделе имущества необходимо опираться на ст. 39 СК РФ, которая устанавливает принцип равенства долей, но в ней ничего не говорится о долговых обязанностях. Законодательство РФ предусматривает, что каждый из супругов может иметь собственные обязательства перед заимодавцами. ВС установил, что общий долг супругов признается таковым лишь с соблюдением ряда условий.

Если он оформлен только на одного из супругов, то он должен сопровождаться обстоятельствами, проистекающими из ст. 45 СК РФ. В ней установлено, что общим долг объявляется, если он был взят и полностью потрачен на нужды семьи. Причем бремя доказательства ложится на плечи того лица, которое желает его разделить. Т.е. если заемщиком выступает жена, то в случае судебного разбирательства именно ей необходимо доказывать, что средства были потрачены на приобретение общего имущества супругов или иные совместные нужды.

Фиктивный долг при разделе имущества

Для уменьшения доли второй стороны в общем имуществе некоторые недобросовестные супруги пользуются таким запрещенным приемом, как создание «фиктивного долга». Например, муж или жена в сговоре оформляет кредитный договор задним числом, а целью получения указывает общие нужды.

Что такое фиктивный долг и как они распределяются между супругами при разводе.

В таком случае действовать придется потерпевшей стороне. Во-первых, при подозрении на фиктивный кредитный договор необходимо настаивать на проведении экспертизы с целью выяснения срока его фактического написания. Во-вторых, может понадобиться экспертиза финансового состояния супружеской пары на момент теоретического оформления кредита. Так, должен быть определен уровень дохода с целью выяснения соблюдения условий для оформления займа.

Если в качестве кредитора выступает не банковская структура, то следует установить факт наличия связи между «заимодавцем» и вторым супругом.

Если пострадавшей стороне не удастся доказать фиктивность кредита, то раздел долгов в 2020 году закончится тем, что отвечать за них придется общим имуществом.

Как делятся долги супругов

Если общие долги супругов делятся через суд, то практикуется три варианта решений:

  1. Раздел совместного долга осуществляется пропорционально долям имущества, распределенного между супругами. Обычно такой принцип подразумевает равновеликие суммы.
  2. При разделе долгов учитывается мнение банковских специалистов, которые дают свое согласие на распределение задолженности между супругами. Так, в денежном обязательстве может меняться количество заемщиков в сторону увеличения или уменьшения. Например, исключают в дальнейшем второго супруга из созаемщиков с выплатой денежных средств в качестве компенсации.
  3. Суд по настоянию кредитора выносит решение об отказе в разделении долговых обязательств супругов при наличии иных созаемщиков по кредитному договору.

Долги, не подлежащие разделу

При разделе долгов между супругами не будут учитываться те задолженности, которые возникли вследствие получения кредита одним супругом, при условии что второй не выступал в качестве созаемщика, не давал своего согласия на оформление.

Также не делятся долги по кредитам, оформленным до брака, если вторая сторона не претендует на часть имущества, приобретенного за счет полученных средств.

Также не подвергаются разделу долги, возникшие после фактического прекращения совместной жизни и ведения общего хозяйства супругами. Даже если в период оформления они официально сохраняли статус мужа и жены.

Раздел банковских кредитов

Сложность раздела общих долгов по банковским займам в том, что без согласования с банком осуществление процедуры проблематично. Т.е. судья, конечно, может вынести решение, но если оно не удовлетворит кредитную организацию, то последняя его легко оспаривает.

  • долг переводят на одного из супругов;
  • дальше задолженность продолжают выплачивать оба супруга вместе;
  • кредитный договор реструктуризируют, оформляя два счета. Далее каждый из супругов выплачивает отдельно свою часть.

Исковое заявление о разделе долгов

У каждого из супругов есть право на подачу искового заявления в суд с целью раздела общего имущества и долгов. Иск составляется по стандартным правилам, изложенным в ст. 131 ГПК РФ. В нем следует обязательно указать:

  • наименование учреждения, куда предоставляется;
  • основные паспортные данные сторон;
  • основную суть претензий со ссылкой на действующие законы, которые подтверждают обоснованность притязаний;
  • приблизительный расчет суммы долга.

К иску надлежит приложить пакет документов, которые могут служить основанием правоты истца, а также копии кредитных договоров и общегражданских паспортов обеих сторон.

Доказательства, подтверждающие долговые обязательства

Собрать доказательную базу для раздела общих долгов несложно, если изначально бережно относиться ко всем платежным документам. Именно они после кредитного договора, в котором указывается цель займа, являются главным доказательством. Само наличие общего имущества тоже является таковым. Например, у пары в квартире стоит новая мебель, стоимость которой не позволяет ее приобрести сразу на средства от общих доходов. В таком случае в качестве доказательства будет учитываться анализ финансового положения семьи. Делают его на основании справок о доходах (2-НДФЛ, 3-НДФЛ и пр.).

Встречный иск

Раздел долгов супругами через суд может существенно затянуться, если в ходе слушания понадобятся дополнительные экспертизы и при условии подачи встречного иска ответчиком. Сделать это сторона может на любом этапе рассмотрения дела. Составляется документ по тем же правилам, что и основной иск. Чаще всего причина подачи – нежелание отвечать по личным долговым обязательствам второго супруга.

Добровольный раздел долгов

Для решения вопроса раздела имущества и долгов супругам вовсе не обязательно обращаться в судебную инстанцию. По желанию они могут составить мировое соглашение о разделе (ст.38 СК РФ). В таком случае в документе сами стороны могут разделить доли в любых пропорциях по желанию, если это не задевает интересы третьих заинтересованных лиц. Документ подлежит обязательному заверению у нотариуса. Он может быть составлен как в период существования брака, так и после развода.

Судебная практика

За последние два года судебные решения по вопросу раздела общих долгов существенно изменились, благодаря разъяснениям ВС РФ о недопустимости повсеместного признания общей ответственности по кредитам, оформленным на одного супруга.

Теперь судья, рассматривая дело, требует предоставления доказательств того, что полученные по займу средства целиком расходовались на общие семейные нужды.


Для раздела общих долгов в 2020 году бывшие супруги могут прибегнуть к помощи судебной инстанции или договориться между собой полюбовно.

Ссылка на основную публикацию