Из гражданского процесса исключен принцип непрерывности судебного разбирательства

ВС РФ предлагает отменить принцип непрерывности в гражданском судопроизводстве

Фото: пресс-служба ВС РФ

Пленум Верховного Суда РФ в ходе состоявшего вчера заседания проголосовал за передачу на рассмотрение парламентом законопроекта о внесении изменений и дополнений в ГПК РФ. Несмотря на то, что предложение о поправках затрагивает сразу восемь статей ГПК РФ, все они сводятся к двум принципиальным положениям. Так, первый блок изменений направлен на исключение из гражданского процесса принципа непрерывности. Другая часть законопроекта направлена на изменение порядка восстановления пропущенного процессуального срока на подачу кассационных и надзорных жалоб в ВС РФ. Текст проекта документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ.

Сергей Асташов
Фото: пресс-служба ВС РФ

Напомним, в соответствии с принципом непрерывности судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела (ч. 3 ст. 157 ГПК РФ).

Как рассказал судья ВС РФ Сергей Асташов, сейчас, из-за большой нагрузки, судьи вынуждены вместо объявления перерыва откладывать разбирательство дела. При этом отложение разбирательства дела обязывает суд рассматривать дело с самого начала, включая повторное исследование доказательств. Суд может лишь не выслушивать повторные объяснения участников процесса, да и то только с их согласия. Однако, если кто-то из сторон настаивает на повторении объяснений, то суд не вправе в этом отказать (ч. 3-4 ст. 169 ГПК РФ). По словам докладчика, принцип непрерывности препятствует процессуальной экономии, затягивает сроки рассмотрения дела, ведет к излишним затратам времени и сил, увеличению судебной нагрузки и в конечном итоге отрицательно сказывается на эффективности судебной защиты. А исключение, к примеру, аналогичных положений из уголовного процесса, при принятии УПК РФ, не ухудшило качество рассмотрения уголовных дел, зато позволило в значительной мере оптимизировать работу судов, добавил судья.

Проектом предлагается предоставить судам возможность, при необходимости, рассматривать другие судебные дела во время объявленного перерыва, а после перерыва продолжить рассмотрение дела без повторения ранее проведенных процессуальных действий и процедур. Кроме того документом предусмотрено исключение положений ГПК РФ, обязывающих суд повторно исследовать материалы по делу, в том числе и в случае отложения рассмотрения гражданского дела по существу (п. 2-3 ст. 1 законопроекта).

Сергей Асташов рассказал также о сути проекта изменений порядка восстановления процессуального срока на подачу жалобы в ВС РФ. В частности, предлагается передать решение вопроса о восстановления пропущенного процессуального срока на подачу кассационной и надзорной жалобы в ВС РФ непосредственно судье ВС РФ, которому эта жалоба была передана на рассмотрение. А выносить определение о восстановлении процессуальных сроков или об отказе в этом, судья будет на основании представленных документов без извещения сторон. Обжаловать определение об отказе в восстановлении процессуальных сроков можно будет Председателю ВС РФ или его заместителю (абз. 2-3 подп. “а” п. 4, абз. 3 подп. “б” п. 1, абз. 2-4 п. 5 ч. 1 ст. 1 законопроекта).

Отметим, что сейчас подаче кассационной либо надзорной жалобы в ВС РФ предшествует этап обращения в суд первой инстанции с заявлением о восстановлении срока, рассмотрение этого заявления судом первой инстанции в судебном процессе, ожидание вступления определения о восстановлении срока в законную силу, которое нередко связано с апелляционным рассмотрением этого вопроса, а также с возможностью пересмотра судебных постановлений по вопросу восстановления срока в кассационном порядке в президиуме соответствующих краевого, областного и равного им судов (ч. 4 ст. 112 ГПК РФ). По словам докладчика, эти поправки не только сократят сроки кассационного и надзорного производства, но и выведут возможность передачи дела в ВС РФ из-под влияния суда первой или кассационной инстанции. “Поскольку обжалуются судебные постановления местных судов, то по понятным причинам их усмотрение нередко складывается не в пользу лица, заявляющего о восстановлении срока”, – добавил судья в обоснование поправок. Отметим, что предлагаемый порядок аналогичен установленному положениями АПК РФ и КАС РФ.

Статья 157 ГПК РФ. Непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства

Текст статьи 157 ГПК РФ в новой редакции.

1. Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала.

3. Судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные, административные дела, а также дела об административных правонарушениях.(Часть в редакции, введенной в действие с 15 сентября 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 23-ФЗ.

N 138-ФЗ, ГПК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 157 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям ГПК помогут разобраться в нюансах гражданского процессуального права.

1. Непосредственность судебного разбирательства заключается в личном восприятии судом доказательственного материала по делу. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 195 ГПК). Законом установлены также способы непосредственного исследования доказательств: заслушивание объяснений сторон и третьих лиц (ч. 1 ст. 174 ГПК), показаний свидетелей (ч. 1 ст. 177 ГПК), заключений экспертов (ч. 1 ст. 187 ГПК), консультаций и пояснений специалистов (ч. 2 ст. 188 ГПК), ознакомление с письменными доказательствами (ст. 181 ГПК), осмотр вещественных доказательств (ч. 1 ст. 183 ГПК), прослушивание аудиозаписей, просмотр видеозаписей (ст. 185 ГПК).

Непосредственность судебного разбирательства требует, чтобы суд допросил свидетелей-очевидцев, а не лиц, которым известно об обстоятельствах дела со слов последних, осмотрел и исследовал подлинные вещественные доказательства, исследовал документы в оригинале, а не их копии и т.д. В отдельных случаях, когда первоначальные средства доказывания недоступны, страдают неполнотой, содержат противоречия, суд может отступить от принципа непосредственности и использовать производные средства доказывания наряду с первоначальными либо вместо них, что прямо предусмотрено законом, например копия письменного доказательства может быть предметом исследования в суде, но она должна быть надлежащим образом заверена (ч. 2 ст. 71 ГПК). Как исключение из требования непосредственности можно рассматривать нормы ст. 58, 62, 64, 75, 170 ГПК и ряда других.

Непосредственность судебного разбирательства включает в себя также требование о неизменном составе судей. Для правильной оценки имеющихся в деле доказательств и вынесения законного и обоснованного решения судьи должны быть осведомлены об обстоятельствах рассматриваемого дела. Поэтому необходимо, чтобы состав суда, который начал рассматривать дело, был неизменным до момента окончания судебного разбирательства и вынесения судебного постановления. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала.

2. Судебное разбирательство протекает в форме судоговорения. Устная форма общения суда с другими участниками процесса обеспечивает непосредственность судебного разбирательства, вместе с которой является важнейшей гарантией обоснованного судебного постановления. Принцип устности судебного разбирательства проявляется в ст. 172, 174, 177, 187, 189, 190, 193 ГПК и др. Устность можно рассматривать как проявление гласности судебного разбирательства (ст. 10 ГПК).

3. Требование непрерывности судебного разбирательства имеет целью обеспечение целостного восприятия одним и тем же составом суда или судьей доказательственного материала, исследованного по делу. Не окончив разбирательства дела, суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные или административные дела. Между тем, как показывает практика, в производстве одного судьи, как правило, находятся несколько дел. Подобная ситуация возникает в случае отложения разбирательства дела (ст. 169 ГПК). Для того чтобы непосредственность воспринятых судом доказательств не была ослаблена впечатлениями, полученными при слушании нового дела, установлено правило ч. 3 ст. 169 ГПК, предусматривающее разбирательство дела после его отложения начинать сначала.

Статья 157 ГПК из правила непрерывности судебного разбирательства устанавливает исключение – объявление перерыва, предназначенного для отдыха. Продолжительность перерыва судебного заседания определяет суд по своему усмотрению.

Действие принципа непрерывности относится ко всему судебному разбирательству, включая вынесение и оглашение решения. Решение суда принимается немедленно после разбирательства дела, но составление мотивированного решения суда может быть отложено (ст. 199 ГПК). Гарантией непрерывности судебного разбирательства является обязанность суда в том же судебном заседании объявить резолютивную часть судебного решения.

Остались вопросы по ст 157 ГПК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 157 ГПК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Из гражданского процесса исключен принцип непрерывности судебного разбирательства

Из ГПК исключен принцип непрерывности судебного разбирательства

Николай Андрианов, партнер АБ «Эксиора», г. Москва

Федеральный закон от 29.07.2017 № 260-ФЗ «О внесении изменений в ГПК РФ», которым из гражданского процесса исключен принцип непрерывности судебного разбирательства, ранее закрепленный в ч. 3 ст. 157 ГПК РФ, 30.07.2017 вступил в силу.

Как это было

Целью судебного разбирательства как стадии гражданского процесса является рассмотрение спора и его разрешение по существу на основе результатов исследования доказательств в судебном заседании и их оценки судом в совещательной комнате при вынесении решения.

Читайте также:  Судебная практика при применении отдельных норм законодательства о наследовании

Суть принципа непрерывности судебного разбирательства заключалась в установленном для суда запрете до окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства рассматривать другие гражданские, уголовные, административные дела, а также дела об административных правонарушениях.

Разбирательство дела в суде общей юрисдикции могло откладываться по самым разным причинам (неявка кого-либо из участников процесса, предъявление встречного иска, привлечение к участию в деле других лиц), но в каждом случае после отложения разбирательство дела в соответствии с ранее действовавшей редакцией ч. 3 ст. 169 ГПК РФ должно было начинаться с самого начала. То есть суд вновь должен был заслушать требования истца, возражения ответчика, объяснения иных лиц, участвующих в деле, исследовать письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, экспертные заключения и т. п.

Единственным исключением являлось исследование свидетельских показаний. Положения ст. 170 ГПК РФ позволяли суду при отложении судебного разбирательства допросить явившихся свидетелей, если в судебном заседании присутствовали стороны, и допускали вторичный вызов этих свидетелей в новое судебное заседание только в случае необходимости.

Если стороны после отложения судебного разбирательства не настаивали на повторении объяснений всех участников процесса, были знакомы с материалами дела, в том числе с объяснениями участников процесса, данными ранее, а состав суда не изменился, суд был вправе в соответствии с ранее действовавшей редакцией ч. 4 ст. 169 ГПК предоставить участникам процесса возможность подтвердить ранее данные объяснения без их повторения, дополнить их, задать дополнительные вопросы. Однако необходимости повторного исследования всех иных представленных в дело доказательств это не отменяло.

Такой процессуальный порядок был направлен на то, чтобы суд принимал решение сразу после исследования доказательств и выступления сторон в судебных прениях, то есть под непосредственным воздействием впечатлений, полученных им в ходе судебного разбирательства. Этому же принципу был подчинен порядок составления решения суда.

Согласно ст. 203 ГПК РСФСР 1964 г. (действовал до 01.07.2003) решение суда по существу спора должно было выноситься в полном объеме немедленно после разбирательства дела, и только в исключительных случаях по особо сложным делам составление мотивированного решения могло быть отложено на срок не более трех дней со дня объявления его резолютивной части. Даже структура судебного решения, состоящего из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивных частей, предполагала (и предполагает) их последовательное составление. Сначала суд указывал общие данные о рассматриваемом им деле (вводная часть решения), затем последовательно излагал требования истца, возражения ответчика и позиции других участников процесса (описательная часть), потом давал оценку представленным в дело доказательствам, делая на основе этого выводы об установленных фактических обстоятельствах дела и применимых к спорным правоотношениям нормах права (мотивировочная часть), и только после этого формулировал итоговый вывод об удовлетворении или об отказе в удовлетворении иска (резолютивная часть). Естественно, ни о какой подготовке проекта решения помощником судьи не могло идти речи. Собственно, даже должности помощника судьи ни в судах общей юрисдикции, ни в арбитражных судах до 2002 г. не существовало[1].

При таких обстоятельствах принцип непрерывности судебного разбирательства, закрепленный в ранее действовавшей редакции ч. 3 ст. 157 ГПК РФ, выглядел более чем логичным, а запрет судьям во время перерыва в судебном заседании рассматривать другие дела являлся оправданным и позволял им сконцентрироваться на обстоятельствах конкретного дела, не отвлекаясь на обстоятельства других дел, находящихся в их производстве.

Нагрузка растет – процесс упрощается

С введением в действие ГПК РФ 2002 г. процесс вынесения и объявления судебного решения был существенно упрощен. Объявление в заседании, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, только резолютивной части судебного решения стало не исключением (как раньше), а общим правилом. При этом срок на составление мотивированного решения был увеличен с трех до пяти дней. Поводом к таким нововведениям послужил рост нагрузки на судей, то есть общего количества рассматриваемых ими дел.

В судах общей юрисдикции (а также в арбитражных судах) появились помощники судей, на плечи которых в большинстве случаев и легли обязанности по составлению проектов мотивированных решений. Однако помощники судей не являются участниками процесса, не присутствуют в судебном заседании, не исследуют доказательства, не выслушивают ни объяснения сторон, ни их выступления в прениях. В такой ситуации получается, что помощник судьи просто подгоняет мотивировочную часть решения под его резолютивную часть, объявленную судьей в судебном заседании, в лучшем случае руководствуясь при этом какими-то комментариями судьи. Принцип непосредственности судебного разбирательства, обязывающий судью, разрешающего спор (в том числе приводящего в мотивировочной части решения обоснование своего вывода об удовлетворении или об отказе в удовлетворении иска), лично исследовать доказательства: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи (ч. 1 ст. 157 ГПК РФ), при таком положении дел превращается в фикцию. Курьезные случаи, когда в итоговые и подписанные судьей тексты принятых по делу судебных актов попадают адресованные помощнику комментарии судьи[2], вызывают не улыбку, а скорее сожаление.

Даже если мотивированное решение составляется самим судьей, рассмотревшим дело, ситуация не меняется кардинально. Между объявлением резолютивной части и составлением мотивированного решения проходит пять дней (нередко этот процессуальный срок нарушается, что является дополнительной серьезной проблемой), и, как следствие, мотивировочная часть решения составляется судьей не под воздействием впечатлений от исследования доказательств в судебном заседании и выступления сторон в прениях, а под воздействием воспоминаний о состоявшемся судебном заседании. То есть мотивировочная часть решения и в этом случае подгоняется под его резолютивную часть, объявленную в судебном заседании, только не помощником судьи, а самим судьей. Естественно, об улучшении качества текстов судебных актов в такой ситуации говорить не приходится.

Дальнейшее развитие гражданского процессуального законодательства с подачи ВС РФ осуществлялось по принципу максимального упрощения судопроизводства.

Так, в 2013 г. законодатель освободил мировых судей от обязанности составлять мотивированное решение по каждому делу, установив правило, согласно которому мотивированное решение составляется мировым судьей только если стороны заявят соответствующее ходатайство[3]. При этом срок подачи такого ходатайства был установлен в три дня со дня объявления резолютивной части решения для лиц, присутствовавших в судебном заседании, и 15 дней для лиц, которые в судебном заседании не присутствовали (ч. 3, 5 ст. 199 ГПК РФ).

В 2016 г. в ГПК РФ была введена глава 21.1 «Упрощенное производство»[4], согласно положениям которой суды получили возможность рассматривать целый ряд категорий гражданских дел без вызова сторон и без проведения судебного разбирательства. Мотивированное решение по таким делам также изготавливается только по ходатайству сторон (ст. 232.4 ГПК РФ).

Очевидно, что при таких обстоятельствах принцип непрерывности судебного разбирательства, закрепленный в ранее действовавшей редакции ч. 3 ст. 157 ГПК РФ, утратил какое-либо значение и фактически превратился в процессуальный рудимент. Его отмена вполне укладывается в общее русло упрощения гражданского судопроизводства. Однако если количественные показатели деятельности судов (число своевременно рассмотренных судами дел) от такого упрощения улучшатся, то на улучшение качественных показателей (обоснованность принимаемых судебных актов) рассчитывать сложно.

Нерешенные вопросы

Исключив из ГПК принцип непрерывности судебного разбирательства, законодатель фактически нивелировал различия между отложением разбирательства дела и перерывом в судебном заседании.

Ранее эти различия заключались в следующем:

– после отложения судебного разбирательства рассмотрение дела начиналось с самого начала; после перерыва в судебном заседании рассмотрение дела продолжалось с того момента, на котором было окончено до перерыва;

– после отложения судебного разбирательства до начала нового судебного заседания по делу суд был вправе рассматривать другие дела; во время перерыва в судебном заседании рассмотрение судом других дел было прямо запрещено;

– перерыв мог объявляться только для отдыха (например, в судебном заседании вечером объявлялся перерыв, а утром оно продолжалось, или перерыв объявлялся в обеденное время и т. п.), в связи с чем необходимость извещения лиц, участвующих в деле, не явившихся в судебное заседание, начатое до перерыва, отсутствовала; при отложении судебного разбирательства суд должен был известить не явившихся в заседание участников процесса о времени и месте нового судебного заседания.

Внесение в ГПК изменений, исключающих принцип непрерывности судебного заседания, породило ряд вопросов.

Так, из текста ГПК исключено указание на то, что перерыв в судебном заседании объявляется для отдыха. Таким образом, в условиях новой редакции ГПК перерыв в судебном заседании может быть объявлен судом по любой причине. Ответа на вопрос, в каких случаях суд объявляет перерыв, а в каких откладывает разбирательство дела, новая редакция ГПК РФ не дает.

В новой редакции ГПК не устанавливается каких-либо ограничений максимального срока перерыва в судебном заседании (как это сделано, например, в ч. 2 ст. 163 АПК РФ, согласно которой перерыв в судебном заседании арбитражного суда может быть объявлен на срок, не превышающий пяти дней). Получается, что суд вправе объявить перерыв в судебном заседании на любой срок в пределах общего срока рассмотрения дела, установленного в ст. 154 ГПК.

При перерыве в судебном заседании ГПК не требует извещать не явившихся в заседание участников процесса о времени продолжения заседания после перерыва (в отличие от случаев отложения судебного разбирательства). Каких-либо способов доведения до сведения не явившихся в заседание участников процесса информации об объявленном в судебном заседании перерыве ГПК также не предусматривает[5].

Читайте также:  Как делить жилплощадь при разводе

Эти вопросы позволяют предположить, что внесение в ГПК изменений, связанных с принципом непрерывности (а теперь, наоборот, с возможностью перерыва) судебного разбирательства, не ограничатся Законом № 260-ФЗ.

[1] Должности помощника федерального судьи суда общей юрисдикции (в районных и приравненных к ним судах) и помощника федерального судьи арбитражного суда были введены в ходе реализации федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2002–2006 гг., утв. Постановлением Правительства РФ от 20.11.2001 № 805, по мотиву того, что это «позволит освободить судей от технической работы и даст им возможность сосредоточиться на осуществлении основной функции – отправлении правосудия».

[2] Постановление АС ДО от 01.06.2016 Ф03-1774/2016 по делу № А73-9506/2015, в мотивировочную часть которого (5 стр.) попал фрагмент следующего содержания: «Дальше неверно также была построена мотивировка (ты переписала дословно апелляцию, в то время как следовало написать с позиции суда кассационного)».

[3] Федеральный закон от 04.03.2013 № 20-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

[4] Федеральный закон от 02.03.2016 № 45-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации».

[5] Применительно к производству в арбитражных судах этот вопрос решен в абз. 2 п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 99 «О процессуальных сроках», согласно которому, если продолжение судебного заседания назначено на иную календарную дату, арбитражный суд не позднее следующего дня размещает в информационном сервисе «Календарь судебных заседаний» на своем официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети Интернет информацию о времени и месте продолжения судебного заседания.

Верховный Суд России одобрил исключение принципа непрерывности разбирательства из ГПК

Верховный Суд Росси предлагает внести изменения в процессуальное законодательство:

В настоящее время ч. 3 ст. 157 ГПК устанавливает, что:

“До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела”.

Непрерывность проведения судебного разбирательства теснейшим образом связана с непосредственностью исследования доказательств и означает, что суд не вправе до окончания разрешения дела или до отложения его слушания рассматривать другие дела.

Верховный Суд России предлагает:

“Во время перерыва, объявленного в судебном заседании по начатому делу, суд вправе рассматривать другие гражданские, уголовные, административные дела, а также дела об административных правонарушениях”.

По-сути, ВС одобрил исключение принципа непрерывности разбирательства из ГПК.

А изначально-то, зачем было устанавливать правило непрерывности?

  • 1824
  • рейтинг 7

Административная ответственность юридических лиц: судебная практика применения КоАП РФ

Практические навыки работы юриста. Москва

Introduction to English Legal System

Комментарии (26)

« принцип непрерывности . в конечном итоге отрицательно сказывается на эффективности судебной защиты »

« Возможно, в целях процессуальной экономии. »

« а на сколько распространена такая тенденция отхода от этого принципа, который, как мне не изменяет память, ещё с советских времен был одним из основополагающих? »

Конечно, однозначно дать ответ на данный вопрос сложно сразу. Однако, если обратиться к гражданскому процессуальному законодательству бывших союзных советских республик, то где-то уже отменили, где-то ещё сохранили данный принцип.

Например, действующий Кодекс Республики Беларусь от 11 января 1999 г. №238-З “Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь” в ст. 269 сохранил этот принцип судебного разбирательства.

Гражданский процессуальный кодекс Республики Армении от 17.06.1998 г. в ст. 9 сохраняет положение о том, что разбирательство по каждому делу происходит непрерывно, кроме дней и часов, предусмотренных для отдыха, а до окончания рассмотрения дела, его отлагательства или приостановления суд не вправе рассматривать другое дело.

До июля 1999 года в Казахстане действовали нормы статьи 146 ГПК КазССР, в которой был закреплен принцип непрерывности: «Судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, кроме времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его слушания суд не вправе рассматривать другие дела». До завершения судебного заседания вынесением решения либо определения об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения суд не вправе был приступать к рассмотрению другого гражданского дела.
В действующем ГПК РК подобная норма не предусмотрена.
Неоднократно возникали споры о том, стоит ли возвращать этот принцип в ГПК РК. При этом. инициатива исходила от Верховного Суда Казахстана.
Сторонники принципа непрерывности судебного разбирательства в своих аргументах ссылаются на сокращение сроков рассмотрения дела в суде, например, путем уменьшения количества немотивированных отложений судебного слушания, что, в свою очередь, должно вести к уменьшению для коррупции. Кроме того, возрождение этого принципа положительно скажется на улучшении качества досудебной подготовки дела к судебному разбирательству.
Возвращение принципа непрерывности судопроизводства повлияет на качество выносимых судебных решений и рассмотрение дела в одном судебном разбирательстве позволит судье сосредоточиться только на материалах рассматриваемого спора, провести тщательный анализ доказательств и дать правильную оценку соответствия требований сторон законодательству.

Гражданский процессуальный кодекс Украины от 18.03.2004 г. в настоящее время уже не содержит данный принцип. Высказывалась позиция, что принцип непрерывности был упразднен “по непонятной причине” и, что “отмена этого принципа безосновательна”.

Аналитика Публикации

ВС РФ: непрерывность тормозит процесс

Семен Лопатин, Юрист Арбитражной практики

Напомним: в настоящее время в ст. 157 ГПК РФ прямо закреплен запрет суду до окончания рассмотрения дела или его отложения рассматривать какие-либо другие дела.

Сразу же оговоримся, что, несмотря на использование ВС РФ формулировки об исключении принципа непрерывности из ГПК РФ, речь идет, скорее, об исключении одного из проявлений данного принципа – запрета суду рассматривать другие дела во время перерыва. Другой аспект принципа непрерывности – принятие судом решения немедленно после разбирательства дела – реформа не затронула, поэтому данный аспект в настоящей статье рассматривать не будем.

Принцип непрерывности был впервые закреплен на законодательном уровне в ст. 35 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1961 года, откуда впоследствии проник сначала в процессуальные кодексы союзных республик, а затем и в ныне действующий ГПК РФ. Доктринальное же его обоснование можно встретить у ряда российских правоведов, подчеркивающих, что перерыв в судебном заседании назначается исключительно для отдыха как лиц, участвующих в деле, так и самого суда, в связи с чем рассмотрение последним других дел в этот промежуток времени может привести к тому, что внимание судьи рассеется, а проще говоря, что судья забудет существенные обстоятельства дела (детали свидетельских показаний, особенности поведения свидетелей) и не сумеет по окончании перерыва разрешить спор должным образом [1],[2].

Тем не менее в настоящее время высшая судебная инстанция активно выступает за его отмену, обосновывая свою позицию чрезвычайно высокой загрузкой судов общей юрисдикции и необходимостью стимулировать судей к более оперативной работе и своевременному разрешению гражданских дел. Как отмечает судья ВС РФ С. Асташов, принцип непрерывности препятствует процессуальной экономии, что в результате негативно сказывается на эффективности работы судебной системы в целом. Объясняется это следующим: в силу запрета на рассмотрение других дел при объявлении перерыва судьи вынуждены либо сидеть сложа руки, либо откладывать судебные заседания. При этом после отложения суд обязан рассмотреть дело с самого начала, повторно изучив при этом уже исследованные доказательства. Исключение из этого правила допускается лишь в отношении объяснений участников процесса и только с согласия последних. В результате суд фактически проделывает двойную работу, а сроки рассмотрения дела неоправданно затягиваются.

При этом в ВС РФ подчеркивают, что качество рассмотрения гражданских дел при отмене данного принципа не ухудшится, и приводят в пример УПК РФ, в который аналогичные положения о запрете судьям рассматривать иные дела до окончания слушания начатого дела из Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не вошли. Данное обстоятельство, по мнению С. Асташова, не повлекло ухудшения качества рассмотрения уголовных дел, а, напротив, способствовало оптимизации работы суда.

Дополнительным аргументом в поддержку отмены принципа может служить тот факт, что в АПК РФ, равно как и в концепции единого ГПК РФ, принцип непрерывности также отсутствует. Таким образом, выступая за его исключение из ГПК РФ, ВС РФ берет курс на унификацию процессуального законодательства с целью повышения эффективности и ускорения разбирательства гражданских дел в судах общей юрисдикции. Однако не все так однозначно.

Отменить нельзя оставить?

Принцип непрерывности давно уже существует лишь на бумаге. Его реализации на практике препятствует колоссальная загрузка судей, из-за которой они постоянно оказываются перед дилеммой: отступить ли от принципа непрерывности или нарушить право лиц, участвующих в деле, на судопроизводство в разумный срок. Можно ли винить судей за то, что они выбирают меньшее из зол?

Очевидно, что утвержденные еще в 1996 году нормы предельной нагрузки [3] совершенно не отвечают современным реалиям. Так, на рассмотрение одного гражданского дела (не считая времени на подготовку к судебному заседанию) судье отводится в среднем около семи с половиной часов, что эквивалентно максимум пяти качественно рассмотренным делам в неделю. На практике же у одного судьи может быть несколько десятков назначенных к рассмотрению дел в один день.

Читайте также:  Раздел имущества при банкротстве ИП

В итоге складывается ситуация, когда запрет на рассмотрение других дел во время перерыва в судебном заседании судьями не соблюдается, а вместо того чтобы начинать рассмотрение дела заново и повторно исследовать доказательства после отложения дела, судья лишь формально уточняет у сторон, согласны ли те на продолжение разбирательства дела с того момента, на котором оно прервалось в прошлый раз.

Нет никаких сомнений, что ситуация, при которой в законодательстве закреплено одно, а на практике дела обстоят прямо противоположным образом, пагубно влияет на развитие правовой системы государства в целом и судебной системы в частности. Самым легким вариантом решения проблемы кажется отмена неработающей нормы, то есть применительно к рассматриваемому вопросу исключение принципа непрерывности судебного разбирательства из ГПК РФ. Однако данный шаг сопряжен с рядом рисков.

Во-первых, кажется сомнительным, что отмена принципа непрерывности повысит качество рассмотрения гражданских дел судами общей юрисдикции – нагрузка судей значительным образом не снизится, а претензии участников процесса к технической стороне организации работы суда, квалификации судей и, как следствие, качеству выносимых судебных актов не исчезнут вместе с принципом непрерывности.

Во-вторых, представляется, что такое предложение ВС РФ носит несистемный, поспешный характер. Непроработанное в полной мере упразднение одного из принципов, которыми должны руководствоваться правоприменители и которые являются основой как законодательства, так и всего гражданского процесса в целом, может создать предпосылки для опасной тенденции. Законодатель, вместо того чтобы стремиться к совершенствованию механизма судебной защиты и его максимально эффективной реализации на практике, следуя закрепленным принципам, будет заниматься лишь отменой неработающих норм. Законодательство современной России известно своей изменчивостью, но одно дело менять те или иные нормы, другое – принцип, на основе которого эти нормы были написаны.

Интересно, что в процессуальном праве зарубежных стран имеются как яркие примеры глубокой приверженности законодателя принципу непрерывности судопроизводства, так и его полное отсутствие.

Так, в Англии и США принцип непрерывности пронизывает весь процесс и толкуется буквально: гражданские дела рассматриваются судом последовательно в течение нескольких дней с перерывами на отдых[4]. При этом отложение судебного разбирательства предусмотрено только в крайних случаях и не может основываться на необходимости предоставления дополнительных доказательств. Таким образом, гарантируется, с одной стороны, что внимание судьи будет полностью сконцентрировано на одном деле, а с другой стороны, что стороны не смогут в своих личных интересах затягивать рассмотрение спора.

В ряде других государств либо вообще не говорится о принципе непрерывности, либо ему придается совершенно иное значение.

Например, в Кодексе Судопроизводства Франции (Code de l’organisation judiciaire) принцип непрерывности прямо закреплен в ст. L111-4. Несмотря на это, французский законодатель понимает его совершенно иначе, чем российский: так называемый принцип продолжительности и постоянства (continuité et permanence) относится во Франции не к конкретному судебному заседанию, а к системе правосудия в целом. При этом считается, что именно данный принцип лежит в основе обеспечения права граждан на непрерывный доступ к правосудию. Такой доступ означает, что отправление правосудия судами каждый год начинается 1 января и заканчивается 31 декабря[5], что действуют подзаконные акты, ограничивающие право работников судейского корпуса на забастовку, и даже что существует возможность в чрезвычайной ситуации обратиться к председателю Суда большой инстанции (Tribunal de grande instance) с просьбой провести судебное заседание в праздничный или выходной день[6].

В гражданских процессуальных кодексах Германии и Испании принцип непрерывности даже не упоминается, хотя общепризнано, что судебные системы этих государств находятся на достаточно высоком уровне развития.

Таким образом, опыт зарубежных стран подтверждает, что эффективное функционирование судебной системы возможно как в условиях действия принципа непрерывности, так и в его отсутствие. Поэтому заранее нельзя однозначно сказать, положительно или отрицательно скажется такое нововведение в российском законодательстве на работе судов общей юрисдикции. Необходимо будет проанализировать результат изменений. Отметим, что отсутствие данного принципа в арбитражном процессе не оказало, на наш взгляд, заметного воздействия на загруженность судей.

Как известно, в настоящее время активно обсуждается вопрос подготовки и принятия единого процессуального закона, что должно привести в результате к созданию эффективного механизма судопроизводства с оптимальной схемой судебного процесса, загруженности судей. Конечным же итогом всей реформы должно стать вынесение качественных судебных актов в разумные сроки. Остается надеяться, что результаты внесения изменений в ныне действующий ГПК РФ будут проанализированы и учтены при принятии нового кодекса не формально, а взвешенно и в совокупности с другими факторами.

[1] Новый процессуальный кодекс как итог процессуальной реформы. // Стрельцова Е.Г. Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 3

[2] Современные проблемы гражданского и арбитражного судопроизводства: Сборник статей // Шерстюк В.М. “Статут”. 2015.

[3] Нормы нагрузки судей, судебных исполнителей и работников аппарата районных судов (утверждены Постановлением Минтруда РФ, Минюста РФ от 27.06.1996 № 41б/06-74-125), Нормы нагрузки судей и работников аппарата судов субъекта РФ (утверждены Постановлением Минтруда РФ, Минюста РФ от 27.06.1996 № 41а/06-74-124).

[4] Раскрытие доказательств // Елисеев Н.Г. “Закон”. 2014. № 10.

[5] Procédure civile, Paradigme – Manuels, Yves Strickler, Éditions Larcier, 2015.

Принципы устности, непрерывности и непосредственности судебного разбирательства по ГПК РФ. Исключения из принципа непосредственности

Принцип устности судебного разбирательства закреплен в ст. 157 ГПК. Закон подчеркивает, что рассмотрение гражданских дел происходит устно. Устная форма восприятия фактического и доказательственного материала, а также совершения процессуальных действий в гражданском судопроизводстве главенствует. В устной форме в судебном заседании стороны и третьи лица дают объяснения, а свидетели — показания. При этом устная форма восприятия информации не может быть сведена, скажем, к оглашению стороной или свидетелями сведений, которые они подготовили к судебному заседанию в письменном виде.

В судебном заседании оглашаются письменные доказательства, заключения экспертов, которые в соответствии со ст. 86 ГПК должны быть даны в письменной форме. В целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы (ст. 187 ГПК).

Устная форма восприятия судом материалов дела проста, демократична и доступна. При устности создается больше условий для установления действительных обстоятельств гражданских дел, оказания воспитательного воздействия на граждан и решения иных задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК).

В устной форме совершается большинство процессуальных действий, в том числе практически почти все действия в судебном заседании. Закон содержит исчерпывающий перечень случаев, когда то или иное процессуальное действие в порядке исключения должно быть совершено в письменном виде (ст. 131, п. 2 ч. 2 ст. 149, ст. 322, 339, 344, 346, 378 и др. ГПК). Принцип устности — одна из весьма важных гарантий гласности гражданского судопроизводства.

Устная форма совершения процессуальных действий обусловливает необходимость фиксации в письменном виде сведений о такого рода действиях и о полученных в ходе их результатов. Статья 230 ГПК требует, чтобы о каждом судебном заседании суда первой инстанции, отдельном процессуальном действии, совершенном вне заседания, составлялся протокол.

Принцип непрерывности судебного разбирательства заключается в том, что судебное заседание по каждому делу должно проходить непрерывно, кроме времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела (ст. 157 ГПК).

Непрерывность судебного разбирательства предполагает, что судебное решение должно быть вынесено сразу после рассмотрения дела. Перерыв перед удалением суда в совещательную комнату не может быть объявлен. Вынесение мотивированного решения может быть отложено на срок не более пяти дней, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же заседании, в котором закончилось разбирательство дела (ст. 199 ГПК). В силу принципа непрерывности судебного разбирательства, если суд откладывает разбирательство по делу, то после его возобновления слушает дело сначала.

Непрерывность судебного разбирательства позволяет суду создать целостное представление о деле, дать оценку обстоятельствам и доказательствам.

Принцип непосредственности закреплен в ст. 157 ГПК РФ – суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

В ГПК РФ записано, что разбирательство дела проходит при неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала, чтобы все судьи имели возможность непосредственно воспринимать доказательственный материал.

Непосредственное восприятие доказательств судом, разрешающим дело по существу, является важной гарантией установления его действительных обстоятельств, а также независимости судей и подчинения их только закону. Вместе с тем гражданский процессуальный закон не может не считаться с тем, что в отдельных случаях непосредственное восприятие доказательств судом, разрешающим дело по существу, невозможно либо нецелесообразно. В связи с этим ГПК устанавливает отдельные исключения из принципа непосредственности. В их числе необходимо назвать институты судебных поручений (ст. 62-63, п. 11 ст. 150 ГПК), обеспечения доказательств (ст. 64—66 ГПК).

Еще одним исключением из принципа непосредственности является правило, предусмотренное ст. 170 ГПК. При отложении разбирательства дела суд вправе допросить явившихся свидетелей, если в судебном заседании присутствуют стороны. Вторичный же вызов свидетелей в новое судебное заседание допускается только в случае необходимости.

Основные правила и принципы гражданского процесса: Видео


Ссылка на основную публикацию