Институт недостойных наследников в российском праве: законодательство и тенденции судебной практики

Институт недостойных наследников в российском праве: законодательство и тенденции судебной практики

Демичев Алексей Андреевич, профессор кафедры гражданского права и процесса Нижегородской академии МВД России, доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

В статье на основе анализа законодательства и судебной практики рассматривается генезис и современное состояние института недостойных наследников в российском праве. Автор приходит к выводу, что институт недостойных наследников в современном российском праве является одним из важных институтов, гарантирующих защиту прав наследодателя, в том числе и свободу волеизъявления даже в тех случаях, когда уже “заработала” норма закона о признании наследника недостойным.

Ключевые слова: наследование, недостойные наследники, судебная практика.

Institute of unworthy heirs in Russian law: legislation and tendencies of judicial practice

Demichev Aleksej Andreevich, professor of the Chair of Civil Law and Procedure of the Nizhnij Novgorod Academy attached to the Ministry of Internal Affairs of Russia, Honored Worker of Higher Professional Education of the Russian Federation, doctor of juridical sciences, candidate of historical sciences, professor.

On the basis of the analysis of legislation and judicial practice is considered the genesis and current state institution unworthy heirs to the Russian law. The author concludes that the institution of the unworthy heirs in contemporary Russian law is one of the most important institutions guaranteeing protection of the rights of the testator, including freedom of expression, even in cases when it is already “earned” provision of the law on the recognition of an heir unworthy.

Key words: inheritance, unworthy heirs, jurisprudence.

Институт недостойных наследников не был нормативно урегулирован в законодательстве Российской империи. Хотя правоведы осознавали его значимость, и в проекте Гражданского уложения предполагался институт отстранения от наследования по недостойности , однако элементом правовой реальности дореволюционной России он так и не стал.

Абраменков М.С. Наследственное право России в 1835 – 1917 гг. // Наследственное право. 2011. N 4. С. 6.

Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г. также не был знаком институт недостойных наследников. Однако на практике имели место случаи, когда наследник совершал в отношении наследодателя умышленные преступления, в том числе и с целью скорейшего получения наследства. Естественно, с точки зрения правосознания и вообще здравого смысла такой наследник должен был быть отстранен от наследства. Однако долгое время в законодательство не вводилось соответствующей нормы. Пробел в правовом регулировании в данном случае был частично устранен судебной практикой. В частности, в Постановлении Верховного Суда РСФСР от 7 июня 1926 г. говорилось: “исходя из сущности и основания права наследователя, признать, что умышленное и наказуемое по УК убийство наследодателя лишает совершившего это убийство наследника права наследования в имуществе убитого” .

Постановление Верховного Суда РСФСР от 7 июня 1926 г. “Убийца лишается права наследования имущества убитого им наследодателя” // Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. 4-е изд. М.: Советское законодательство, 1935. С. 101.

Мы полагаем, что в данном случае можно говорить именно о частичном устранении пробела в правовом регулировании, т.к. Постановлением Верховного Суда РСФСР от 7 июня 1926 г. права на наследование имущества лишался лишь убийца наследодателя. Что касается ситуации, когда потенциальный наследник пытался путем угроз, физического насилия и т.д. заставить наследодателя составить соответствующее завещание, то она никак не регламентировалась.

В Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. также не содержалось понятия “недостойные наследники”, однако ст. 531 этого нормативно-правового акта устанавливала перечень лиц, не имеющих права наследовать .

См.: Блинков О.Е. Советское наследственное право и наследственное право союзных республик: теоретические и практические проблемы кодификации и унификации // Наследственное право. 2009. N 3. С. 14 – 21.

Так, не имели права наследовать:

  1. граждане, которые своими противозаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали призванию их к наследованию. Как справедливо отмечается в научной литературе, указанные действия должны были носить умышленный характер, т.к. действия по неосторожности или в состоянии невменяемости не приводили к признанию виновного недостойным наследником ;

См.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. Проблемы теории и практики / Под ред. О.В. Овчинниковой. Кишинев: Штиинца, 1973. С. 55; Огнев В.Н. Институт недостойных наследников в российском праве: прошлое и настоящее // История государства и права. 2007. N 5. С. 28.

  1. родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства;
  2. родители и совершеннолетние дети, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Очевидно, что в приведенном выше перечне идет речь именно о наследниках, которые в современном наследственном праве идентифицируются как недостойные.

Все факты, являющиеся основанием для признания наследника недостойным, должны были быть подтверждены в судебном порядке.

Обратим внимание на один нюанс. В первом случае речь шла о лишении права на наследование как по закону, так и по завещанию, в остальных случаях – только о наследовании по закону. Последнее означало, что, если наследодатель все же захочет, чтобы его имущество перешло, например, родителям, лишенным родительских прав, он мог оставить соответствующее завещание. Тогда родители, лишенные родительских прав, получали наследство, хотя при наследовании по закону они бы его не получили.

В современном российском праве институт недостойных наследников достаточно подробно регламентируется статьей 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Отметим несколько принципиальных моментов.

Во-первых, уже в названии статьи фигурирует понятие “недостойные наследники”.

Во-вторых, четко оговаривается, что недостойные наследники не могут наследовать ни по закону, ни по завещанию.

В-третьих, это правило распространяется и на наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве.

Наконец, в-четвертых, правила ст. 1117 ГК РФ применяются и к завещательному отказу. Так, в соответствии с ч. 5 названной статьи, если предметом завещательного отказа “было выполнение определенной работы для недостойного отказополучателя или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной для недостойного отказополучателя работы или оказанной ему услуги”.

Недостойный наследник обязан возвратить все имущество, неосновательно полученное им из состава наследства (естественно, только если он успел его получить).

Обратим внимание, что само по себе понятие “недостойный наследник” носит оценочный характер, однако законодатель вполне четко определил, кого именно он понимает под названной категорией лиц, оставляя право оценки только суду.

К числу недостойных наследников ст. 1117 ГК РФ относит следующие категории лиц:

  1. граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию. Как отмечается в подп. “а” п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, “противоправные действия, направленные против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, вследствие совершения которых граждане утрачивают право наследования по указанному основанию, могут заключаться, например, в подделке завещания, его уничтожении или хищении, понуждении наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждении наследников к отказу от наследства”. Противоправность действий должна быть подтверждена вступившим в законную силу приговором суда, а основанием для признания наследника недостойным является умышленный характер противоправных действий. При этом подп. “а” п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” гласит: “указанные в абзаце первом пункта 1 статьи 1117 ГК РФ противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.) (выделено нами. – А.Д.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий”. Тем самым Пленум Верховного Суда направляет судебную практику по иному пути, чем это было ранее. Например, еще до принятия указанного Постановления Санкт-Петербургский городской суд вынес Определение от 21 марта 2012 г., в котором отказался признать недостойным наследника, хотя и виновного в убийстве наследодателя, но по иным мотивам, не связанным с увеличением его наследственной доли и скорейшим открытием наследства . Если же в противоправных действиях отсутствовал умысел (например, они были совершены по неосторожности, в состоянии невменяемости, лицами, не достигшими 14 лет и т.д.), то наследник не может быть признан недостойным ;

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 21 марта 2012 г. N 33-4074/12 “Требование о признании наследника недостойным в соответствии со статьей 1117 Гражданского кодекса РФ не подлежит удовлетворению, если умышленные противоправные действия в отношении одного из наследников, за которые он привлекался к уголовной ответственности, не направлены на увеличение его наследственной доли и скорейшее открытие наследства, а совершены по иным мотивам” [Электронный ресурс]. СПС “КонсультантПлюс”.
Определение Московского городского суда от 21 февраля 2012 г. по делу N 33-5512/2012 “В удовлетворении иска об отстранении ответчика от наследования имущества как недостойного наследника отказано правомерно, так как установлено отсутствие умышленных противоправных действий либо бездействия со стороны ответчика в отношении наследодателя, в результате которых наступила его смерть” [Электронный ресурс]. СПС “КонсультантПлюс”; Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 68 – 69.

  1. граждане, которые способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства (например, пытались скрыть от нотариуса наличие других наследников);
  2. родители, лишенные родительских прав и не восстановленные в этих правах ко дню открытия наследства. Обратим внимание, что недостойными наследниками родители являются только в отношении тех детей, на которых они лишены родительских прав, однако они вправе наследовать за другими своими детьми – в отношении которых лишение родительских прав не было произведено;
  3. граждане, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Круг лиц, несущих алиментные обязательства в рамках семейных правоотношений, установлен главами 13 – 15 Семейного кодекса РФ. Таковыми являются: родители и дети; супруги и бывшие супруги; братья и сестры; бабушки, дедушки и внуки; воспитанники и их фактические воспитатели; пасынки, падчерицы и отчим, мачеха. При этом обязанность по содержанию членов семьи путем взыскания алиментов должна была быть установлена в судебном порядке. Такое решение суда в соответствии с п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” не требуется в случаях, касающихся предоставления содержания родителями своим несовершеннолетним детям.

В научной литературе верно отмечается, что “законодатель не признает необходимости расширения круга недостойных наследников, включив в этот перечень изменяющих мужей, неверных жен, супругов, оставивших супругов-наследодателей в трудный момент жизни” . Мы полагаем, что позиция законодателя в данном случае абсолютно оправданна, т.к. в реальности ситуации, складывающиеся в рамках семейных отношений, во-первых, далеко не всегда регулируются нормами права, а во-вторых, очень часто неоднозначны. Обратим внимание, что и в семейном законодательстве супружеская измена по общему правилу не имеет правовых последствий и не является, например, основанием для расторжения брака.

Муртазина Г.М. Правовые проблемы института недостойных наследников // Юрист. 2012. N 21. С. 18 – 21.

Статья 1117 ГК РФ под недостойными наследниками подразумевает только физических лиц. Некоторые авторы высказывают мнение, что недостойными наследниками по завещанию должны признаваться и юридические лица (например, различные религиозные и иные тоталитарные секты, оказывающие неограниченное влияние на своих членов и стремящиеся завладеть их имуществом) . Такая позиция представляется нам принципиально неверной, исходя из принятого в российском законодательстве понимания правосубъектности юридического лица и того обстоятельства, что юридическое лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. По нашему мнению, в таких (как вышеназванные) случаях не юридические лица должны признаваться недостойными наследниками, а завещание должно быть признано в судебном порядке недействительным, как составленное под психическим воздействием и не выражающее подлинную волю наследодателя.

См.: Барков Р.А. Недостойные наследники в законодательстве Российской Федерации и государств-участников Содружества Независимых Государств (в аспекте сохранения пассивной завещательной правосубъектности) // Бюллетень нотариальной практики. 2012. N 5. С. 2 – 7; Блинков О.Е., Егоренкова К.Ю. Юридические лица в наследственном праве // Наследственное право. 2011. N 1. С. 7 – 8.

Обстоятельства, которые влекут за собой признание наследника недостойным, должны быть подтверждены в судебном порядке: приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу, например, о признании недействительным завещания, совершенного под влиянием насилия или угрозы (подп. “а” п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”). Только суд вправе признать наследника недостойным.

В соответствии с подп. “б” п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” не требуется специального решения суда о признании наследника недостойным, если уже имеется приговор или решение суда о том, что наследник совершил умышленные противоправные действия против наследодателя, был лишен родительских прав и т.п. В этом случае гражданин исключается из состава наследников нотариусом, в производстве которого находится наследственное дело. Правда, для этого нотариусу должен быть представлен соответствующий приговор или решение суда.

Признание наследника недостойным может быть произведено как после смерти наследодателя, так и еще при его жизни. В последнем случае наследник сохраняет определенную возможность получить наследство – если наследодатель уже после утраты недостойным наследником права на наследство все же завещал ему имущество. В этом правиле проявляется приоритет принципа свободы завещания.

Признание наследника недостойным производится только в отношении конкретного наследодателя (наследодателей), а не “вообще”. Это означает, что наследник, признанный недостойным в отношении одного наследодателя, лишается прав на его наследство, однако сохраняет право на получение наследства за другими лицами, в отношении которых он не признан недостойным наследником. Например, в результате покушения на жизнь отца сын в судебном порядке был признан недостойным наследником и, соответственно, потерял право на наследование имущества отца. Однако право на наследование имущества матери в этом случае он сохраняет.

Завершая статью, акцентируем внимание на том, что институт недостойных наследников в современном российском праве является одним из важных институтов, гарантирующих защиту прав наследодателя, в том числе и свободу волеизъявления даже в тех случаях, когда уже “заработала” норма закона о признании наследника недостойным.

Институт недостойных наследников в российском праве: законодательство и тенденции судебной практики

Translator

Скачать

Вниманию авторов

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Содержание журнала

Content of journals

Материалы рубрик

Законодательство об адвокатуре государств бывшего СССР

Группа ВКонтакте

Группа в FB

Недостойные наследники: некоторые актуальные проблемы судебной практики

В статье на основе анализа российского гражданского законодательства, судебной практики и современной юридической литературы рассматривается проблема признания наследника недостойным.

Ключевые слова: наследование, наследство, наследодатель, наследник, недостойный наследник.

Unworthy heir: the actual problems of judicial practice

In article considers questions about unworthy heir.

Keywords: inheritance, heritage, testator, heritor, unworthy heir.

Институт недостойных наследников возник в древнем праве и получил свое развитие в средние века. Данный институт не оставался незыблемым и претерпевал постоянные изменения с развитием человеческой цивилизации.

В юридической литературе под недостойными наследниками понимаются граждане, не имеющие права наследовать, лишаемые права наследования обязательной доли в наследстве, а также обязанные вернуть незаконно полученную долю в наследстве.

Также следует отметить, что российское гражданское законодательство в сфере наследственных отношений предусматривает, что недостойные наследники не могут наследовать ни по закону, ни по завещанию.

Динамика развития социальной, экономической, правовой мысли обусловливает необходимость последовательного и комплексного изменения системы наследственных отношений, в том числе в сфере признания наследников недостойными, что обуславливает актуальность темы исследования.

Анализируя российское наследственное законодательство о недостойных наследниках, можно прийти к выводу о том, что оно не в полной мере отвечает современным представлениям человека о справедливости, не применяется судьями единообразно в их практической деятельности.

В настоящее время отсутствуют комплексные монографические исследования, посвященные институту недостойных наследников. Имеются лишь правовые нормы в российском гражданском законодательстве (ст. 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации) и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», которые призваны легально отстранить недостойных наследников от наследования.

В юридической литературе выделяю две группы недостойных наследников:

– наследники, которые не имеют права наследовать;

– наследники, которые судом отстранены от наследования.

В пунктах 1 и 2 ст. 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплен исчерпывающий перечень лиц, которых законодатель признает недостойными наследниками, а именно:

– не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными, противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали или пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке;

– не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, злостно уклоняющиеся от выполнения лежащих на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Подчеркнем важный процессуальный момент: иск о признании наследника недостойным (иск об устранении от наследования) подается только заинтересованным лицом. Заинтересованным лицом по данному иску признается только наследник по закону. То есть наследники по завещанию не могут обращаться в суд с данным иском, даже если, с точки социальной справедливости, «правда» на их стороне.

Следует выделить следующие юридически значимые условия отстранения наследников от наследования, вытекающие из смысла ст. 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»:

1) действия наследников должны быть противоправными в отношении наследодателя или других наследников;

2) действия наследников должны быть умышленными в отношении наследодателя или других наследников;

3) действия наследников должны быть направлены против наследодателя или других наследников;

4) с помощью своих действий (прямых или косвенных) наследник пытался способствовать призванию его к наследству или увеличению его доли в наследстве.

Важно подчеркнуть, что законодатель не указывает на конкретные виды составов преступлений, осуждение за которые может повлечь признание лица недостойным наследником.

Исходя из этого, к числу таких преступных деяний могут относиться как посягательства на жизнь наследодателя, так и на его здоровье. Другими словами, недостойным наследником может быть признано лицо и в случае, когда оно совершает убийство наследодателя, и в случае, когда лицо причиняет вред здоровью наследодателя.

При этом мотивы и цели совершения таких преступных действий недостойными наследниками в отношении наследодателя не принимаются во внимание, равно как и наступление соответствующих последствий (п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

Как правило, на практике наличие противоправных, умышленных действий наследника против наследодателя, подтвержденных приговором суда или решением суда, вступившим в законную силу, влечет признание наследника недостойным. Недостойным наследником признается и лицо, которое совершило в отношении наследодателя противоправные, умышленные действия, но в отношении которого уголовное преследование прекращено по нереабилитирующему основанию (например, в силу совершения таким наследником самоубийства).

Недостойным наследником признается лицо, которое в силу ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации не осуществляет необходимую заботу и содержание своих родителей и иных лиц, которые в силу закона имеют право на алиментное содержание.

Не признают недостойными наследниками лиц, совершивших общественно опасные противоправные деяния в возрасте до 14 лет, в состоянии невменяемости (когда лицо не осознавало фактический характер своих действий и (или) не руководило ими), аффекта.

Читайте также:  Недостатки при использовании кадастровой стоимости недвижимости

На практике нет единообразного подхода к ситуации, когда лица, являющиеся наследниками, совершают против наследодателя систематически противоправные, умышленные действия, которые сначала влекут легкую или среднюю степень утраты здоровья наследодателем, а в конечном счете приводят к его смерти (т. е. являются причиной смерти наследодателя).

Примером такой ситуации может служить гражданское дело в Дюртюлинском районном суде Республики Башкортостан, по которому еще не вынесено окончательное решение: гр. С.Б. Хаматгалиев систематически совершал противоправные, умышленные действия в отношении своей матери З.А. Хаматгалиевой (систематически избивал). Данный факт подтверждается материалами дела. После одного из таких избиений сыном З.А. Хаматгалиева была доставлена в больницу, где и скончалась.

Из медицинских документов следует, что З.А. Хаматгалиевой были причинены «телесные повреждения в виде кровоподтеков лобной области справа, правого плеча, грудной клетки слева, промежности, левого бедра, левого коленного сустава, передней брюшной стенки, спины, левой ягодицы, ушибленной раны теменно-височной области справа… твердыми тупыми предметами, учитывая их свойства и характер, незадолго до смерти».

Как быть в этом случае? Возможно ли признать С.Б. Хаматгалиева недостойным наследником?

Мы исходим из того, что такие систематические противоправные, умышленные действия наследника против наследодателя, причиняющие вред здоровью последнего, являются основанием для отстранения наследника от наследования и признания его недостойным наследником.

Первым юридическим обоснованием нашей позиции является то, что действия такого наследника: во-первых, систематические; во-вторых, противоправные; в-третьих, умышленные; в-четвертых, направленные против наследодателя; в-пятых, прямо или косвенно способствуют призванию такого наследника к наследству или увеличению его доли в наследстве.

Другими словами, выделенные нами ранее признаки входят в смысловую нагрузку ст. 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации. Систематический характер противоправных, умышленных действий наследника против наследодателя лишь подчеркивает обоснованность применения к данной ситуации ст. 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вторым юридическим обоснованием нашей позиции является то, что в соответствии с общими принципами уголовного законодательства (ст. 14, 25 Уголовного кодекса Российской Федерации) умышленное противоправное действие признается преступлением. Подтверждением того, что противоправное умышленное действие признается преступлением, является приговор суда или постановление о прекращении уголовного преследования в отношении совершившего преступление лица по нереабилитирующему основанию.

По данному делу имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (п. 4 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации); привлечение к уголовной ответственности С.Б. Хаматгалиева за избиение им своей матери по ч. 1 ст. 111 УК РФ не состоялось только ввиду его самоубийства.

Таким образом, умышленные противоправные действия С.Б. Хаматгалиева в отношении З.А. Хаматгалиевой признаются преступлением. Данное преступление квалифицируется по ст. 111 УК РФ и относится к преступлениям с двойной формой вины, так как вред здоровью в данном случае причинен умышленно, а смерть – по неосторожности.

Умысел в причинении вреда здоровью С.Б. Хаматгалиевым З.А. Хаматгалиевой подтверждается:

1) постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК);

2) характером причинения телесных повреждений сыном своей матери, после которого она скончалась в больнице: «…в результате которых матери были причинены телесные повреждения в виде кровоподтеков лобной области справа, правого плеча, грудной клетки слева, промежности, левого бедра, левого коленного сустава, передней брюшной стенки, спины, левой ягодицы, ушибленной раны теменно-височной области справа… твердыми тупыми предметами, учитывая их свойства и характер, незадолго до смерти»;

3) фактами систематического избиения сыном своей матери, зафиксированными в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК), и свидетельскими показаниями в материалах дела.

Неосторожная форма вины С.Б. Хаматгалиева в причинении смерти З.А. Хаматгалиевой подтверждается:

1) постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК), в котором зафиксированы факты систематических избиений сыном своей матери;

2) свидетельскими показаниями о систематических избиениях сыном своей матери;

3) коротким временным промежутком между фактом избиения сыном матери и ее смертью в больнице.

Смерть З.А. Хаматгалиевой явилась прямым следствием систематических избиений ее сыном.

Таким образом, в целом такое преступление признается совершенным умышленно, поэтому признание С.Б. Хаматгалиева, совершившего преступление, предусмотренное ст. 111 УК РФ, недостойным наследником соответствует общепринятому подходу, согласно которому недостойными наследниками могут признаваться только совершившие преступление умышленно.

Объективным является факт, что умышленные противоправные действия С.Б. Хаматгалиева, признанные преступлением согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК), косвенно способствовали призванию его к наследству; т. е. если бы С.Б. Хаматгалиев не избивал систематически свою мать, в том числе не избивал бы ее 20.07.2012, она не была бы госпитализирована в больницу и не умерла бы там через 6 дней после избиения – 26.07.2012.

Сформулируем вывод по исследуемой проблеме. Приведенная ситуация не является единичной. Во всех случаях, когда наличествуют систематические противоправные, умышленные действия наследника против наследодателя, зафиксированные в соответствующих документах, имеющих юридическую силу, которые, в конечном счете, являются следствием смерти наследодателя, судам необходимо применять ст. 1117 ГК РФ и признавать таких наследников недостойными.

Имущество, полученное недостойным наследником по наследству, является неосновательно приобретенным. В соответствии с правилами гл. 60 ГК РФ осуществляется возврат неосновательно полученного имущества.

Пристатейный библиографический список

1. Ляпунов С.Г. Наследование. – М.: Экзамен, 2007.

2. Споры о наследстве. Судебная практика. Официальные разъяснения / Под ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: Юрист, 2011.

Правовые проблемы института недостойных наследников

(«Юрист», 2012, N 21)

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНСТИТУТА НЕДОСТОЙНЫХ НАСЛЕДНИКОВ

Муртазина Гузель Миртановна, старший преподаватель БФ ИЭУП, кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены вопросы правового регулирования института недостойных наследников в российском праве. Тема научно-практической публикации является актуальной. По мнению автора, после вступления в силу решения суда о лишении родительских прав родители утрачивают все права, основанные на факте родства с детьми.

Ключевые слова: недостойный наследник, завещание, наследование по закону, лишение родительских прав, отказополучатель, лишение наследства.

Legal problems of institute of disgraceful successors

The article considers the issues of legal regulation of the institute of disgraceful successors in the Russian law. The topic of scientific-practice publication is topical. The author believes that after entry into legal force of court decision on deprivation of parental rights the parents lose all the rights based on the fact of relatives with children.

Key words: disgraceful successor, will, hereditary succession, deprivation of parental rights, legatee, deprivation of succession.

Часть третья ГК РФ [1] детально регламентирует вопросы наследственного права, однако на практике очень часто возникают споры между наследниками. Наиболее типичными являются споры о признании недействительным завещания, свидетельства о праве на наследство, отказа от наследства; о признании права наследования, права на обязательную долю, признании права собственности, о разделе наследственного имущества, взыскании долгов наследодателя, взыскании расходов, вызванных смертью наследодателя, восстановлении срока для принятия наследства. В последнее время увеличилось число исков о признании недостойным наследником.

Институт недостойных наследников является необходимым атрибутом наследственного права практически каждого государства, разница заключается только в основаниях отстранения таких лиц от наследования имущества после умерших родственников.

Так, например, в странах, относящихся к романской системе права, недостойны наследовать и в качестве таковых отстраняются от наследования те, кто будет осужден за причинение смерти или за попытку причинить смерть умершему (наследодателю); кто предъявил против умершего уголовное обвинение, признанное клеветническим; а также совершеннолетний наследник, который, получив сведения об убийстве наследодателя, не донес об этом суду.

В германской системе наследования недостойными наследниками считаются те, кто умышленно и противоправно лишил жизни наследодателя, либо совершил покушение на его жизнь, либо привел его в такое состояние, что наследодатель вплоть до своей смерти не был способен составить или отменить распоряжение на случай смерти; умышленно и противоправно воспрепятствовал наследодателю составить или отменить распоряжение на случай смерти; обманом либо противоправной угрозой побудил наследодателя составить или отменить распоряжение на случай смерти; оказался виновен в подделке или утаивании завещания.

В англосаксонском праве в сфере отстранения определенных лиц от наследования первоначально господствовала доктрина «испорченной крови» о недопустимости наследования, в том числе невозможности быть лицом, через которое наследуют иные лица по праву представления, по причине лишения прав состояния за предательство. В настоящий момент доктрина «испорченной крови» практически везде отменена.

Регламентируя статус недостойных наследников, российский законодатель исчерпывающим образом закрепил круг таких лиц. В соответствии с п. 1 и 2 ст. 1117 ГК РФ в него входят:

1. Граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

Указанные в абзаце первом п. 1 ст. 1117 ГК РФ противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т. п.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий [2].

Переход наследственного имущества к лицу, которое умышленно убило или покушалось на убийство наследодателя или другого наследника, противоречил бы не только букве, но и духу закона. Об этом свидетельствует и опыт зарубежных стран, в законодательстве которых мотив покушения на жизнь наследодателя не указан в качестве условия признания наследника недостойным.

Противоправные действия, направленные против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, вследствие совершения которых граждане утрачивают право наследования по указанному основанию, могут заключаться, например, в подделке завещания, его уничтожении или хищении, понуждении наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждении наследников к отказу от наследства.

Согласно пп. «б» п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» вынесение решения суда о признании наследника недостойным в соответствии с абзацами первым и вторым п. 1 ст. 1117 ГК РФ не требуется. В указанных в данном пункте случаях гражданин исключается из состава наследников нотариусом, в производстве которого находится наследственное дело, при предоставлении ему соответствующего приговора или решения суда.

При этом наследник признается недостойным независимо от того, совершал ли он противоправные действия в своих интересах или в интересах других наследников.

Важно отметить, что не признаются недостойными наследниками лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, поскольку при этом они были лишены возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. В данном случае судом выносится не приговор, а определение суда об освобождении лица от уголовной ответственности.

Нельзя признать недостойными наследниками также лиц, не достигших 14-летнего возраста, и граждан, признанных в судебном порядке недееспособными.

2. Родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства.

Лишение родительских прав выступает самостоятельной мерой семейно-правовой ответственности за ненадлежащее поведение родителей по отношению к своим несовершеннолетним детям. После вступления в силу решения суда о лишении родительских прав родители утрачивают все права, основанные на факте родства с детьми: право на личное воспитание своих детей, на общение с ребенком, на защиту прав и интересов ребенка, на получение в дальнейшем содержания от своих совершеннолетних детей (п. 1 ст. 71 СК РФ [3]). Как и первая категория лиц, не имеющих права наследования, родители, лишенные родительских прав, могут наследовать только по завещанию, которое тем самым условно содержит в себе прощение подобного родителя. В случае составления завещания в пользу лишенных прав родителей не имеет значения, когда это было сделано, поскольку завещать может только полностью дееспособное лицо, а родитель может быть лишен родительских прав только в отношении ребенка, не обладающего полной дееспособностью. Приобретение полной дееспособности до достижения 18 лет в случае эмансипации и вступления в брак автоматически прекращает родительское правоотношение.

Правило абз. 2 п. 1 ст. 1117, в котором говорится о лишении родительских прав и о возможном восстановлении в них, не касается: а) случаев ограничения родительских прав (ст. 73 — 76 СК); б) усыновителей, так как в отношении их закон предусматривает не лишение родительских прав с возможностью последующего их восстановления, а бесповоротную процедуру отмены усыновления [4].

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» предусмотрено, что при рассмотрении требований об отстранении от наследования по закону в соответствии с п. 2 ст. 1117 ГК РФ судам следует учитывать, что указанные в нем обязанности по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых является основанием для удовлетворения таких требований, определяются алиментными обязательствами членов семьи, установленными СК РФ между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами и отчимом и мачехой (ст. 80, 85, 87, 89, 93 — 95 и 97). Граждане могут быть отстранены от наследования по указанному основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов. Такое решение суда не требуется только в случаях, касающихся предоставления содержания родителями своим несовершеннолетним детям.

Злостный характер уклонения в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты соответствующих средств.

Суд отстраняет наследника от наследования по указанному основанию при доказанности факта его злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя, который может быть подтвержден приговором суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справкой судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам, другими доказательствами. Злостным уклонением от выполнения указанных обязанностей могут признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях.

Иск об отстранении от наследования по данному основанию недостойного наследника может быть подан любым лицом, заинтересованным в призвании к наследованию или в увеличении причитающейся ему доли наследства, отказополучателем либо лицом, на права и законные интересы которого (например, на право пользования наследуемым жилым помещением) может повлиять переход наследственного имущества.

Еще одна проблема может возникнуть в связи с безразличным отношением российского закона ко времени составления завещания в случаях отстранения недостойного наследника только от законного наследования. Предположим, что престарелый наследодатель составил завещание в пользу своего сына, но после практически одновременного наступления недееспособности и нуждаемости в уходе и заботе сын-наследник бросил своего отца — ухаживать за ним стала обделенная им наследством дочь. По ГК РФ никакой возможности восстановить справедливость нет, поскольку составить новое завещание или хотя бы отменить старое старик не может как недееспособный.

Очевидно, что здесь есть смысл применить ту же норму, что допускает наследование недостойными наследниками по п. 1 ст. 1117, — составление в пользу недостойного наследника завещания не в любое время, а только уже после утраты им права наследования.

Такой подход, конечно, породит проблемы, связанные с порядком применения судом норм о недостойном наследнике, — указанная в примере категория наследника в отличие от всех остальных устранена от наследования не законом, а может быть устранена в усложненном порядке — только по специально заявленному исковому требованию заинтересованного лица. То есть наличие таких оснований суд может установить заведомо после смерти наследодателя (споры о наследстве до его открытия в российском праве недопустимы). А значит, составить завещание после утраты наследником права наследования будет в принципе невозможно.

Выход из этого юридического тупика представляется в комплексном изменении нормы п. 2 ст. 1117, в которую следует ввести объективный критерий, позволяющий впоследствии (уже после открытия наследства) установить, было ли составлено завещание в пользу недостойного наследника-«уклониста» уже после того, как нуждавшемуся в его помощи наследодателю стало известно или должно было стать известным о его противозаконном и аморальном поведении. Только это может стать гарантией уверенности суда в том, что наследодатель действительно простил нерадивого наследника [5].

Обязанность по содержанию наследодателя может быть установлена добровольным соглашением сторон, к которым относится договор пожизненного содержания с иждивением. Алиментного обязательства в строгом смысле слова здесь не будет, но определение размера содержания и порядка его взыскания в данном случае имеет много общего с правилами алиментирования супругов. Современная тенденция распространения заключения договора пожизненного содержания среди родственников порождает ситуацию, когда плательщик ренты может быть наследником после получателя ренты — наследодателя. Автор обращает внимание на то, что в случае нарушения обязанностей по иждивению зачастую получатель ренты не заинтересован в расторжении договора, боясь, например, не найти иного плательщика или вследствие того, что между ними существуют родственные отношения. В этом случае обеспечительным средством могло бы служить наличие возможности отстранения от наследования такого плательщика как недостойного наследника, если он призван в качестве наследника. Для установления данного положения следует внести дополнение в действующее наследственное законодательство, представив п. 2 ст. 1117 ГК РФ следующим образом: «2. По требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона или договора обязанностей по содержанию наследодателя» [6].

По основаниям, предусмотренным ст. 1117 ГК РФ, недостойными могут быть признаны и другие субъекты наследственного права: обязательные наследники (ст. 1149 ГК) и отказополучатели (ст. 1137 ГК). В то же время законодатель не признает необходимости расширения круга недостойных наследников, включив в этот перечень изменяющих мужей, неверных жен, супругов, оставивших супругов-наследодателей в трудный момент жизни.

Пунктом 3 ст. 1146 «Наследование по праву представления» ГК РФ закон вывел из числа наследников потомков недостойного наследника по п. 1 ст. 1117 ГК, в том числе наследника-родителя, лишенного прав в отношении ребенка (т. е. родных братьев и сестер наследодателя), но не вывел из числа наследников потомков одной из интересующих нас категорий (по п. 2 ст. 1117 ГК РФ) — граждан, злостно уклонявшихся от обязанностей по содержанию наследодателя, — они наследуют-таки по праву представления. Это положение не отвечает современным представлениям о справедливости (непонятно, почему братья и сестры наследодателя — потомки наследника, скажем, заставившего обманом составить завещание на себя, поставлены в худшие условия, чем потомки «злостных уклонистов»).

Непоследовательность указанной нормы проявляется и в том, что нет единства правового регулирования данного вопроса. Право представления, являясь институтом только законного наследования, должно бы единообразно применяться ко всем категориям наследников по закону, в том числе и в части лишения права законного наследования.

Для того чтобы правила о лишении недостойных наследников права наследования не нарушали принцип свободы завещания, завещателю предоставляется возможность «восстановить» недостойного наследника в правах, указав его в качестве наследника в завещании. Такой наследник призывается к наследованию по завещанию, если оно составлено уже после утраты им права наследования, но к наследованию по закону он не допускается. Представляется целесообразным абз. 2 п. 1 и п. 2 ст. 1117 ГК РФ дополнить тем, что недостойные наследники наследуют не по всякому завещанию, а лишь по составленному уже после возникновения оснований для лишения наследства и при условии, что завещатель к моменту составления знал или должен был знать о них.

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (с изм. от 8 декабря 2011 г.) // Российская газета. 2001. 28 ноября; 2011. 10 декабря.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» // Российская газета. 2012. 6 июня.

Читайте также:  Как подать иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск)

3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (с изм. от 30 ноября 2011 г.) // Российская газета. 1996. 27 января; 2011. 2 декабря.

4. Абрамова Е. Н., Аверченко Н. Н., Грачев В. В. и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья: Учебно-практический комментарий / Под ред. А. П. Сергеева. М.: Проспект, 2011.

5. Паничкин В. Б. Отстранение недостойных наследников в российском праве в сравнении с правом США // Наследственное право. 2006. N 2. С. 54.

6. Огнев В. Н. Институт недостойных наследников в гражданском праве: Исторический и сравнительно-правовой аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2007. С. 16.

Проблемы, возникающие в судебной практике при определении недостойных наследников

Согласно ст. 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации круг недостойных наследников можно разделить на две категории лиц: не имеющих права наследовать и отстраненных судом от преемства. Первую группу образуют лица, совершившие незаконные действия против наследодателя, осуществления его воли, выраженной в завещании, или кого-либо из наследников, а также родители, лишенные родительских прав и не восстановленные в них ко дню открытия наследства (только в отношении преемства на основании закона). Вторая же включает граждан, злостно уклонявшихся от выполнения возложенных на них законом обязанностей по содержанию наследодателя. Вполне очевидно, что норма о составе лиц, которые могут быть признаны недостойными преемниками, практически не изменилась по сравнению с действовавшим в прошлом положением ст. 531 ГК РСФСР 1964 г.

Содержание правонарушения характеризуется совершением недостойными наследниками противоправных действий, направленных против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, а также действий, которыми такие наследники способствовали или пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали (пытались способствовать) увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства.

Для признания гражданина недостойным наследником за совершение перечисленных выше действий необходимы два дополнительных условия. Во-первых, указанные обстоятельства должны быть подтверждены в судебном порядке и, во-вторых, должны быть совершены умышленно. Последнее положение впервые законодательно закреплено в части третьей ГК РФ.

Необходимо отметить, что при определенных условиях недостойный наследник может быть восстановлен в праве наследования по завещанию. Это может произойти только по воле наследодателя. Если наследодатель после утраты гражданином права наследования все же завещает ему имущество, недостойный наследник вновь приобретает право наследовать это имущество Булаевский Б.А. Наследственное право. Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Российской Федерации / Отв. ред. К.Б. Ярошенко. М: Волтерс Клувер, 2005. – С. 133..

В п. 1 и 2 ст. 1117 ГК РФ названы еще две группы наследников, которые лишаются права наследования по закону. В первую группу включены родители, не имеющие права наследовать по закону после детей, в отношении которых они были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко времени открытия наследства.

Для констатации невозможности призвания таких лиц к наследованию по закону достаточно наличия самого факта лишения родительских прав и отсутствия этих прав на момент открытия наследства. Никаких дополнительных решений каких-либо органов не требуется. Что касается второй группы лиц, не имеющих права наследования по закону, то в нее входят граждане, злостно уклонявшиеся от выполнения лежащих на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Такой гражданин лишается права наследования только по решению суда, который рассматривает по требованию заинтересованного лица дело о его отстранении от наследования по закону.

В п. 4 ст. 1117 ГК РФ в числе лиц, которые могут быть признаны недостойными наследниками, закон специально выделяет наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве. Этим подчеркивается недопустимость исключения применения санкций за недостойное повеление даже в отношении таких лиц, которые в силу своего особого статуса пользуются преимуществом в защите их прав.

В п. 3, 5 ст. 1117 ГК РФ решается также вопрос о судьбе наследственного имущества в случае фактического получения его недостойным наследником, то есть лицом, не имеющим права наследовать либо отстраненным от наследования по основаниям, предусмотренным в указанной статье. Поскольку получение недостойным наследником наследства не имеет достаточного правового основания, оно считается неосновательным обогащением и должно быть возвращено по правилам ГК РФ. Кредитором возникающего в таком случае обязательства из неосновательного обогащения является тот из наследников (несколько наследников), который имеет право быть призванным к наследству. Имущество, составляющее неосновательное обогащение недостойного наследника, должно быть возмещено действительному наследнику в натуре. А если это невозможно, возмещается действительная стоимость имущества на момент получения его должником. В случае, когда предметом завещательного отказа было выполнение определенной работы для недостойного отказополучателя или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной для него работы или оказанной ему услуги.

При этом лишение права наследования не должно исчерпываться привлечением лица лишь к уголовной ответственности, а она, в свою очередь, – только убийством (покушением на него) наследодателя (других преемников). В настоящее время достаточно распространенными нарушениями являются, такие как предоставление поддельного завещания либо воспрепятствование его составлению. Вместе с тем думается, что основаниями для лишения права участвовать в преемстве могут выступать и иные преступления, которые прямо не направлены на здоровье и жизнь наследодателя, например, клевета (то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица либо подрывающих его репутацию, – ст. 128.1 УК РФ). Объектом посягательства этого преступного действия выступает, прежде всего, честь и достоинство наследодателя, которые относятся к нематериальным благам и могут причинить ему душевные страдания. Значит, подобное поведение также является недостойным по отношению к завещателю и может привести впоследствии к лишению виновного права наследования.

Итак, учитывая вышеизложенное, представляется возможным говорить о расширении круга лиц, которые при наличии достаточных к тому оснований могут быть отстранены от участия в наследственных отношениях в качестве преемников ввиду совершения ими противоправных действий.

Говоря об объективной стороне, следует обратить внимание и на то, что в тексте п.1 ст.1117 ГК РФ используется формулировка “. способствовали либо пытались способствовать. “. Следовательно, неоконченность деяния в данном случае не может служить оправданием виновного и также приводит в конечном итоге к лишению его права на участие в наследственном преемстве. При этом отметим, что данное положение является новеллой гражданского законодательства о наследовании Булаевский Б.А. Наследственное право. Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Российской Федерации / Отв. ред. К.Б. Ярошенко. М: Волтерс Клувер, 2005. – С. 91..

Все вышеуказанные обстоятельства должны быть установлены вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу либо судебным решением по гражданскому делу. Таким образом, они приобретают статус преюдициальных фактов и последующего доказательства не требуют. Данное положение существовало и в ГК РСФСР 1964 г.

Теперь обратимся к субъективной стороне правонарушения. Современное законодательство России содержит тождественную закрепленной в ГК РСФСР норму, касающуюся вины недостойного преемника. Еще раз подчеркнем, что только умышленно совершенное противоправное деяние влечет лишение права наследовать. Вместе с тем для квалификации не имеет значения, какой именно умысел – прямой или косвенный – присутствовал в действиях лица.

Помимо умышленной вины лица субъективная сторона правонарушения включает также мотив и цель. Однако следует подчеркнуть, что мотив содеянного не влияет на отнесение наследника к категории недостойных. Он может быть различным: месть, ревность, корысть и др. Установление же преследуемой гражданином цели, напротив, по смыслу п. 1 ст. 1117 ГК РФ имеет большое значение для решения вопроса о признании его недостойным наследником. Так, законодатель непосредственно закрепляет исчерпывающий перечень целей совершения противоправных действий виновным против наследодателя, а именно: содействие призванию его самого к преемству либо иных лиц или увеличение его доли либо доли иных лиц в наследственной массе. Интересно отметить, что подобное правило официально закреплено и в законодательствах некоторых других государств, например в Испании, Германии. Но, несмотря на это, считаем, что данное положение требует дальнейшего изучения. Рассмотрим пример. Дочь умышленно убивает своего отца, случайно ставшего очевидцем совершения ею кражи денег у матери. То, что в приведенном случае виновная не преследовала целей, имеющих отношение к наследованию, вряд ли вызовет сомнения. Безусловно, дочь будет привлечена к уголовной ответственности, однако для признания ее недостойной преемницей нет достаточных оснований – отсутствуют цели, указанные в п. 1 ст. 1117 ГК РФ. Такое положение ГК РФ явно противоречит принципу справедливости, поскольку позволяет (в данном случае) убийце наследодателя быть призванным к наследованию в качестве преемника по закону или по завещанию, если оно было составлено. Тем не менее трудно привести свидетельство более недостойного поведения, чем умышленное лишение жизни. В этой связи полагаем, что цель совершения правонарушения не должна играть большого значения в разрешении вопроса об отстранении виновного от наследования. Данная позиция обусловлена прежде всего тем, что не всегда недостойное поведение по отношению к наследодателю продиктовано целями, связанными с получением наследства Огнев В.Н. Лишение права наследования в России. // Законодательство. – №2.- 2006. – С.32.

Наверное, для правоприменителя в таких случаях приоритетным должно являться наличие самого факта нарушения положений, требований норм права, подтвержденных вступившим в законную силу судебным постановлением. Следовательно, лицо должно лишаться права наследования уже в том случае, если совершило умышленные незаконные действия, направленные против наследодателя, его последней воли или иных преемников, независимо от наличия целей, связанных с получением наследства либо увеличением доли в нем, и если эти юридические факты установлены в судебном порядке. Думается, такая точка зрения выступает более верной по сравнению с закрепленной в ГК РФ на сегодняшний день.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, представляется целесообразным изменить существующую норму п. 1 ст. 1117 ГК РФ, исключив из нее категорию преследуемой правонарушителем цели, ибо в противном случае она должна будет устанавливаться наряду с умыслом в качестве обязательного признака субъективной стороны правонарушения для признания гражданина недостойным преемником.

Необходимо также указать и следующее. Согласно п. 1 ст. 1117 ГК РФ граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе унаследовать его. В данном случае позиция законодателя вполне понятна. Она основана главным образом на соблюдении приоритета свободы завещания (ст. 1119 ГК РФ), выражающего волю наследодателя. Хотя, с другой стороны, в связи с этим в правоприменительной деятельности могут возникнуть некоторые трудности. Предположим, завещание составлено, и время открытия наследства наступило. Будет ли призван к преемству гражданин, если о факте его противоправных действий в отношении завещателя (других наследников) стало известно после указанных юридических фактов? Безусловно, у суда имеются все достаточные основания для лишения такого лица права наследования. Вместе с тем думается, что, с другой стороны, подобный исход дела может оказаться не вполне справедливым по отношению к виновному, поскольку наследодатель, возможно, мог простить его, оставив имущество. Судебная практика в этом случае идет по пути лишения права наследования правонарушителя, если заинтересованные лица обратятся в суд с такой целью Гаврилов В.Н. Отстранение от наследования недостойных наследников: история, перспективы, зарубежный опыт // Правоведение. 2002. N 5. – С. 193.

Заслуживает внимания и то, что согласно действующему гражданскому законодательству России наследование имеет место не только в силу наличия завещания или в порядке, установленном законом, но и в соответствии со ст. 1146 ГК РФ по праву представления, под которым понимается переход доли преемника по закону, умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем, к его соответствующим потомкам. Так, в советской юридической литературе высказывалось мнение, согласно которому лишение наследования должно распространяться и на потомство недостойного наследника. На сегодняшний день действует противоположное указанному положение, хотя в цивилистической науке этот вопрос остается весьма дискуссионным. Так, в силу п. 3 ст. 1146 ГК РФ не наследуют по праву представления потомки того наследника, который впоследствии мог быть лишен права преемства как недостойный. Интересно отметить, подобные нормы действуют и в законодательствах некоторых других государств, например Болгарии, Чехии.

По мнению В.Н. Гаврилова, имеет большое значение и предписание ст. 1117 ГК РФ, касающееся того, что не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, умышленные противоправные действия которых были направлены на призвание к наследованию других лиц или увеличение наследственной доли, причитающейся другим лицам. На первый взгляд такая позиция законодателя может показаться неверной, так как лицо, хотя и действует неправомерно, но все-таки преследует цель извлечения выгоды не для себя, а для иных лиц. В соответствии с подобной точкой зрения недостойным должен признаваться именно тот гражданин, в чьих интересах действовал виновный Гаврилов В.Н. Отстранение от наследования недостойных наследников: история, перспективы, зарубежный опыт // Правоведение. 2002. N 5. – С. 193.

Однако, как представляется, законодатель исходил прежде всего из того, что лицо действует противоправно с умыслом (осознает характер совершаемых им действий, которыми способен руководить), преследуя при этом определенную цель. Таким образом, в содеянном присутствуют элементы состава преступления – объективная и субъективная стороны (вопрос о наличии субъекта и объекта посягательства не вызывает сомнения), и для квалификации в этом случае не имеет решающего значения, в чьих интересах неправомерно действовало лицо. Вместе с тем необходимо указать и следующее. Вполне вероятно, что между недостойным наследником и гражданином, в интересах которого он действовал, могла существовать предварительная договоренность. Следовательно, позиция законодателя на этот счет выступает вполне обоснованной и справедливой. Вместе с тем в отношении лица, в чьих интересах действовал недостойный преемник, не предусматривается применение каких-либо санкций, поэтому считаем более правильным дополнить норму ст. 1117 ГК РФ положением о возможности лишения права участвовать в наследовании и гражданина, в чьих интересах противоправно действовал виновный против наследодателя (других преемников), и которое заведомо знало либо по обстоятельствам дела должно было знать об этом, восполнив, таким образом, существующий в настоящее время пробел в законодательстве.

Что касается лиц, которые могут быть отнесены к недостойным наследникам, то из их числа во всяком случае должны быть исключены лица, которые к моменту открытия наследства не достигли четырнадцати лет. Таким образом, указанные лица во всех случаях, предусмотренных ст. 1117 ГК РФ, к недостойным наследникам отнесены быть не могут в силу их неполной дееспособности. В отношении же лиц, признанных недееспособными, в абз. 2 п. 1 и 2 ст. 1117 ГК РФ речь идет об оценке их поведения, когда они таковыми не были. То, что они стали недееспособными на тот момент, когда обсуждается вопрос, можно ли относить их к недостойным наследникам, не препятствует ни признанию их лицами, не имеющими права наследовать, ни отстранению их от наследования. Споры о том, относятся ли указанные лица к недостойным наследникам, должны рассматриваться с участием опекунов, представителей органов опеки и попечительства. Обзор судебной практики судов Новосибирской области по делам о наследовании. Новосибирский областной суд [Офиц. сайт] URL: http://oblsud.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=200

В соответствии с п. 2 ст. 1117 ГК РФ в судебном порядке могут быть лишены права наследовать Обзор судебной практики судов Новосибирской области по делам о наследовании. Новосибирский областной суд [Офиц. сайт] URL: http://oblsud.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=200:

  • а) совершеннолетние дети, злостно уклоняющиеся от выполнения лежащих на них обязанностей по содержанию наследодателя. Чтобы решить вопрос о том, признать ли совершеннолетних детей не имеющими права наследовать по закону, суд должен установить, что:
    • -родители нетрудоспособны и при этом нуждаются в помощи. Отсутствие любого из этих обстоятельств означает, что оснований для применения правил п. 2 ст. 1117 ГК РФ нет;
    • -дети нарушают специальное письменное соглашение о выплате алиментов таким родителям;
    • -имеет место вступившее в законную силу решение суда, обязывающее детей платить алименты родителям, и дети нарушают это решение суда;
  • б) родители, злостно уклоняющиеся от выполнения лежащих на них обязанностей по содержанию детей-наследодателей. Статья 80 СК РФ устанавливает, что родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Кроме того, в соответствии со ст. 85 СК РФ родители обязаны содержать своих нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи. Таким образом, в ситуации, предусмотренной в п. 3 ст. 1117 ГК РФ (возвращение лицом, не имеющим права наследования, всего неосновательно полученного), речь идет о соотношении требований из неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав (ст. 1103 ГК РФ).

Таким образом, вопросы, касающиеся регулирования случаев лишения права наследования и определения статуса недостойного наследника, являются весьма актуальными и дискуссионными в цивилистической науке. Необходимо отметить, что в рассматриваемом аспекте гражданское право тесно взаимосвязано с положениями, прежде всего уголовного, административного, семейного законодательств. Вместе с тем действующий в настоящее время ГК РФ по сравнению с ранее существовавшим ГК РСФСР более подробно регламентирует случаи отстранения от участия в наследственном правопреемстве. Однако, развитие и усложнение общественных отношений на сегодняшний день диктует необходимость внесения дополнений и уточнений в существующие нормативные предписания, которые регулируют общественные отношения по поводу лишения права наследования или отстранения от него.

Институт недостойных наследников в российском праве: законодательство и тенденции судебной практики

Наряду с сохранением общих принципов регулирования наследственных правоотношений, законодатель при установлении отдельных норм предпринял радикальные изменения в области наследственного правопорядка. С одной стороны, существенно увеличен круг наследников до родственников пятой степени родства, включая мачеху, отчима, пасынков и падчериц, тем самым, сведены к минимуму случаи перехода имущества государству в качестве выморочного (ст.ст. 1142-1145, п.п. 2, 3 ст. 1148 ГК РФ). С другой стороны, увеличен и круг недостойных наследников – лиц, которые не имеют права наследования или могут быть отстранены от наследования, вследствие неисполнения лежащих на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя (ст. 1117 ГК РФ). Новый наследственный закон впервые разделил недостойных наследников на две категории: 1) лиц, не имеющих права наследования (к ним относятся граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке; родители после детей, в отношении которых они были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства (п. 1 ст 1117 ГК РФ)); 2) лиц, которые могут быть отстранены от наследования (граждане, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя (п. 2 ст 1117 ГК РФ)). Возникнув в древнем праве и получив свое развитие в средние века, институт недостойных наследников в различных правопорядках претерпевал постоянные изменения. Анализ современного российского наследственного законодательства позволяет сделать выводы, что отдельные положения о недостойных наследниках не отвечают современным представлениям о справедливости, другие – юридически не точны. Современная динамика развития экономической, правовой и социальной сферы общества свидетельствует о необходимости последовательного и комплексного изменения системы общественных отношений при наследовании, что обусловливает актуальность темы диссертационного исследования. Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в связи с отстранением недостойных наследников от наследования. Предмет исследования – нормы гражданского законодательства, регламентирующие порядок наследования и отстранения от него, материалы правоприменительной практики и научные взгляды на рассматриваемую проблему ученых-цивилистов. Целью настоящего курсового исследования является комплексный анализ действующего законодательства, регламентирующего институт недостойных наследников. Для достижения данной цели автором были поставлены и решались следующие задачи: – рассмотреть общие положения о наследстве; – проанализировать понятие и охарактеризовать виды недостойных наследников; – определить порядок признания наследников недостойными; – установить пределы ответственности недостойных наследников; – охарактеризовать права недостойных наследников. Структура работы соответствует цели и задачам исследования. Работа состоит из настоящего введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, в которых последовательно решаются поставленные задачи, заключения, содержащего выводы по работе, и списка использованных источников.

Читайте также:  Особенности договора об ипотеке

Проведенное курсовое исследование позволило сделать следующие выводы. Универсальное правопреемство характеризуется следующими чертами. Во-первых, имущество переходит к наследникам в неизменном виде, т.е. в том виде, в котором оно существовало на момент открытия наследства. Во-вторых, наследник получает имущество как единое целое. В-третьих, имущество умершего переходит наследникам в один и тот же момент, т.е., как отмечалось (правда, по другому поводу), оно считается принадлежащим наследникам со дня открытия наследства. В современном российском праве институт недостойных наследников достаточно подробно регламентируется статьей 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации. Во-первых, уже в названии статьи фигурирует понятие “недостойные наследники”. Во-вторых, четко оговаривается, что недостойные наследники не могут наследовать ни по закону, ни по завещанию. В-третьих, это правило распространяется и на наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве. Наконец, в-четвертых, правила ст. 1117 ГК РФ применяются и к завещательному отказу. Так, в соответствии с ч. 5 названной статьи, если предметом завещательного отказа “было выполнение определенной работы для недостойного отказополучателя или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной для недостойного отказополучателя работы или оказанной ему услуги”. Недостойный наследник обязан возвратить все имущество, неосновательно полученное им из состава наследства (естественно, только если он успел его получить). Обратим внимание, что само по себе понятие “недостойный наследник” носит оценочный характер, однако законодатель вполне четко определил, кого именно он понимает под названной категорией лиц, оставляя право оценки только суду. Выделяют две категории недостойных наследников: а) ничтожные недостойные наследники, т.е. те, которые совершили явно противоправные действия, не требующие дополнительной констатации в гражданском процессе (убийство наследодателя, другого наследника; были лишены родительских прав по отношению к наследодателю); б) оспоримые недостойные наследники – те, которые отстраняются от наследования только по решению суда (неплательщики алиментов) . Обстоятельства, которые влекут за собой признание наследника недостойным, должны быть подтверждены в судебном порядке: приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу, например, о признании недействительным завещания, совершенного под влиянием насилия или угрозы. Только суд вправе признать наследника недостойным. Институт недостойных наследников в современном российском праве является одним из важных институтов, гарантирующих защиту прав наследодателя, в том числе и свободу волеизъявления даже в тех случаях, когда уже “заработала” норма закона о признании наследника недостойным. Основанием лишения права наследования является гражданское правонарушение, а условиями ответственности – вина и противоправное поведение. Противоправное поведение может выражаться в подделке завещания, его уничтожении или хищении, понуждении наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждении наследников к отказу от наследства и др. Данные действия должны быть подтверждены в судебном порядке.

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ”, 04.08.2014, N 31, ст. 4398. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 05.05.2014) // Собрание законодательства РФ, 03.12.2001, N 49, ст. 4552. 3. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 N 188-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // Собрание законодательства РФ, 03.01.2005, N 1 (часть 1), ст. 14 4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” // Бюллетень Верховного Суда РФ”, N 7, июль, 2012. 5. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 21 марта 2012 г. N 33-4074/12 “Требование о признании наследника недостойным в соответствии со статьей 1117 Гражданского кодекса РФ не подлежит удовлетворению, если умышленные противоправные действия в отношении одного из наследников, за которые он привлекался к уголовной ответственности, не направлены на увеличение его наследственной доли и скорейшее открытие наследства, а совершены по иным мотивам” [Электронный ресурс]. СПС “КонсультантПлюс”. 6. Определение Московского городского суда от 21 февраля 2012 г. по делу N 33-5512/2012 “В удовлетворении иска об отстранении ответчика от наследования имущества как недостойного наследника отказано правомерно, так как установлено отсутствие умышленных противоправных действий либо бездействия со стороны ответчика в отношении наследодателя, в результате которых наступила его смерть” [Электронный ресурс]. СПС “КонсультантПлюс”. 7. Постановление Верховного Суда РСФСР от 7 июня 1926 г. “Убийца лишается права наследования имущества убитого им наследодателя” // Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. 4-е изд. М.: Советское законодательство, 1935. С. 101. (утратило силу). 8. Абраменков М.С. Наследственное право России в 1835 – 1917 гг. // Наследственное право. 2011. N 4. С. 6. 9. Барков Р.А. Недостойные наследники в законодательстве Российской Федерации и государств-участников Содружества Независимых Государств (в аспекте сохранения пассивной завещательной правосубъектности) // Бюллетень нотариальной практики. 2012. N 5. С. 2 – 7. 10. Блинков О.Е. Советское наследственное право и наследственное право союзных республик: теоретические и практические проблемы кодификации и унификации // Наследственное право. 2009. N 3. С. 14 – 21. 11. Блинков О.Е., Егоренкова К.Ю. Юридические лица в наследственном праве // Наследственное право. 2011. N 1. С. 7 – 8. 12. Булаевский Б.А. Комментарий к статье 1117 ГК РФ // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. М., 2006. С. 27. 13. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу V: Наследственное право / Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, И.Е. Манылов и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013. 264 с. 14. Демичев А.А. Институт недостойных наследников в российском праве: законодательство и тенденции судебной практики // Наследственное право. 2014. N 4. С. 10 – 13. 15. Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 68 – 69. 16. Малкин О.Ю. Лица, призываемые к наследованию по закону // Наследственное право. 2014. N 4. С. 14 – 21. 17. Муртазина Г.М. Правовые проблемы института недостойных наследников // Юрист. 2012. N 21. С. 18 – 21. 18. Огнев В.Н. Институт недостойных наследников в российском праве: прошлое и настоящее // История государства и права. 2007. N 5. С. 28.

Институт недостойных наследников в российском праве: законодательство и тенденции судебной практики

Телефон Горячей Линии для жителей Москвы и Московской области

Юридическая Консультация в Офисе и по Телефону

Юридическая
Консультация Помощь Юриста

Онлайн консультация юриста и адвоката

  • Home »
  • Юридическая Помощь »
  • Наследственное право »
  • ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ НЕДОСТОЙНЫХ НАСЛЕДНИКОВ

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ НЕДОСТОЙНЫХ НАСЛЕДНИКОВ

В статье рассмотрены вопросы правового регулирования института недостойных наследников в российском праве. После вступления в силу решения суда о лишении родительских прав родители утрачивают все права, основанные на факте родства с детьми.

Часть третья ГК РФ детально регламентирует вопросы наследственного права, однако на практике очень часто возникают споры между наследниками. Наиболее типичными являются споры о признании недействительным завещания, свидетельства о праве на наследство, отказа от наследства; о признании права наследования, права на обязательную долю, признании права собственности, о разделе наследственного имущества, взыскании долгов наследодателя, взыскании расходов, вызванных смертью наследодателя, восстановлении срока для принятия наследства. В последнее время увеличилось число исков о признании недостойным наследником. Бесплатная Консультация Юриста

Институт недостойных наследников является необходимым атрибутом наследственного права практически каждого государства, разница заключается только в основаниях отстранения таких лиц от наследования имущества после умерших родственников.

Так, например, в странах, относящихся к романской системе права, недостойны наследовать и в качестве таковых отстраняются от наследования те, кто будет осужден за причинение смерти или за попытку причинить смерть умершему (наследодателю); кто предъявил против умершего уголовное обвинение, признанное клеветническим; а также совершеннолетний наследник, который, получив сведения об убийстве наследодателя, не донес об этом суду.

В германской системе наследования недостойными наследниками считаются те, кто умышленно и противоправно лишил жизни наследодателя, либо совершил покушение на его жизнь, либо привел его в такое состояние, что наследодатель вплоть до своей смерти не был способен составить или отменить распоряжение на случай смерти; умышленно и противоправно воспрепятствовал наследодателю составить или отменить распоряжение на случай смерти; обманом либо противоправной угрозой побудил наследодателя составить или отменить распоряжение на случай смерти; оказался виновен в подделке или утаивании завещания.

В англосаксонском праве в сфере отстранения определенных лиц от наследования первоначально господствовала доктрина “испорченной крови” о недопустимости наследования, в том числе невозможности быть лицом, через которое наследуют иные лица по праву представления, по причине лишения прав состояния за предательство. В настоящий момент доктрина “испорченной крови” практически везде отменена.

Регламентируя статус недостойных наследников, российский законодатель исчерпывающим образом закрепил круг таких лиц. В соответствии с п. 1 и 2 ст. 1117 ГК РФ в него входят:

1. Граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

Указанные в абзаце первом п. 1 ст. 1117 ГК РФ противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий.

Переход наследственного имущества к лицу, которое умышленно убило или покушалось на убийство наследодателя или другого наследника, противоречил бы не только букве, но и духу закона. Об этом свидетельствует и опыт зарубежных стран, в законодательстве которых мотив покушения на жизнь наследодателя не указан в качестве условия признания наследника недостойным.

Противоправные действия, направленные против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, вследствие совершения которых граждане утрачивают право наследования по указанному основанию, могут заключаться, например, в подделке завещания, его уничтожении или хищении, понуждении наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждении наследников к отказу от наследства.

Согласно пп. “б” п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” вынесение решения суда о признании наследника недостойным в соответствии с абзацами первым и вторым п. 1 ст. 1117 ГК РФ не требуется. В указанных в данном пункте случаях гражданин исключается из состава наследников нотариусом, в производстве которого находится наследственное дело, при предоставлении ему соответствующего приговора или решения суда.

При этом наследник признается недостойным независимо от того, совершал ли он противоправные действия в своих интересах или в интересах других наследников.

Важно отметить, что не признаются недостойными наследниками лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, поскольку при этом они были лишены возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. В данном случае судом выносится не приговор, а определение суда об освобождении лица от уголовной ответственности.

Нельзя признать недостойными наследниками также лиц, не достигших 14-летнего возраста, и граждан, признанных в судебном порядке недееспособными.

2. Родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства.

Лишение родительских прав выступает самостоятельной мерой семейно-правовой ответственности за ненадлежащее поведение родителей по отношению к своим несовершеннолетним детям. После вступления в силу решения суда о лишении родительских прав родители утрачивают все права, основанные на факте родства с детьми: право на личное воспитание своих детей, на общение с ребенком, на защиту прав и интересов ребенка, на получение в дальнейшем содержания от своих совершеннолетних детей (п. 1 ст. 71 СК РФ). Как и первая категория лиц, не имеющих права наследования, родители, лишенные родительских прав, могут наследовать только по завещанию, которое тем самым условно содержит в себе прощение подобного родителя. В случае составления завещания в пользу лишенных прав родителей не имеет значения, когда это было сделано, поскольку завещать может только полностью дееспособное лицо, а родитель может быть лишен родительских прав только в отношении ребенка, не обладающего полной дееспособностью. Приобретение полной дееспособности до достижения 18 лет в случае эмансипации и вступления в брак автоматически прекращает родительское правоотношение.

Правило абз. 2 п. 1 ст. 1117, в котором говорится о лишении родительских прав и о возможном восстановлении в них, не касается: а) случаев ограничения родительских прав (ст. 73 – 76 СК); б) усыновителей, так как в отношении их закон предусматривает не лишение родительских прав с возможностью последующего их восстановления, а бесповоротную процедуру отмены усыновления.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” предусмотрено, что при рассмотрении требований об отстранении от наследования по закону в соответствии с п. 2 ст. 1117 ГК РФ судам следует учитывать, что указанные в нем обязанности по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых является основанием для удовлетворения таких требований, определяются алиментными обязательствами членов семьи, установленными СК РФ между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами и отчимом и мачехой (ст. 80, 85, 87, 89, 93 – 95 и 97). Граждане могут быть отстранены от наследования по указанному основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов. Такое решение суда не требуется только в случаях, касающихся предоставления содержания родителями своим несовершеннолетним детям.

Злостный характер уклонения в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты соответствующих средств.

Суд отстраняет наследника от наследования по указанному основанию при доказанности факта его злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя, который может быть подтвержден приговором суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справкой судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам, другими доказательствами. Злостным уклонением от выполнения указанных обязанностей могут признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях.

Иск об отстранении от наследования по данному основанию недостойного наследника может быть подан любым лицом, заинтересованным в призвании к наследованию или в увеличении причитающейся ему доли наследства, отказополучателем либо лицом, на права и законные интересы которого (например, на право пользования наследуемым жилым помещением) может повлиять переход наследственного имущества.

Еще одна проблема может возникнуть в связи с безразличным отношением российского закона ко времени составления завещания в случаях отстранения недостойного наследника только от законного наследования. Предположим, что престарелый наследодатель составил завещание в пользу своего сына, но после практически одновременного наступления недееспособности и нуждаемости в уходе и заботе сын-наследник бросил своего отца – ухаживать за ним стала обделенная им наследством дочь. По ГК РФ никакой возможности восстановить справедливость нет, поскольку составить новое завещание или хотя бы отменить старое старик не может как недееспособный.

Очевидно, что здесь есть смысл применить ту же норму, что допускает наследование недостойными наследниками по п. 1 ст. 1117, – составление в пользу недостойного наследника завещания не в любое время, а только уже после утраты им права наследования.

Такой подход, конечно, породит проблемы, связанные с порядком применения судом норм о недостойном наследнике, – указанная в примере категория наследника в отличие от всех остальных устранена от наследования не законом, а может быть устранена в усложненном порядке – только по специально заявленному исковому требованию заинтересованного лица. То есть наличие таких оснований суд может установить заведомо после смерти наследодателя (споры о наследстве до его открытия в российском праве недопустимы). А значит, составить завещание после утраты наследником права наследования будет в принципе невозможно.

Выход из этого юридического тупика представляется в комплексном изменении нормы п. 2 ст. 1117, в которую следует ввести объективный критерий, позволяющий впоследствии (уже после открытия наследства) установить, было ли составлено завещание в пользу недостойного наследника-“уклониста” уже после того, как нуждавшемуся в его помощи наследодателю стало известно или должно было стать известным о его противозаконном и аморальном поведении. Только это может стать гарантией уверенности суда в том, что наследодатель действительно простил нерадивого наследника.

Обязанность по содержанию наследодателя может быть установлена добровольным соглашением сторон, к которым относится договор пожизненного содержания с иждивением. Алиментного обязательства в строгом смысле слова здесь не будет, но определение размера содержания и порядка его взыскания в данном случае имеет много общего с правилами алиментирования супругов. Современная тенденция распространения заключения договора пожизненного содержания среди родственников порождает ситуацию, когда плательщик ренты может быть наследником после получателя ренты – наследодателя. Автор обращает внимание на то, что в случае нарушения обязанностей по иждивению зачастую получатель ренты не заинтересован в расторжении договора, боясь, например, не найти иного плательщика или вследствие того, что между ними существуют родственные отношения. В этом случае обеспечительным средством могло бы служить наличие возможности отстранения от наследования такого плательщика как недостойного наследника, если он призван в качестве наследника. Для установления данного положения следует внести дополнение в действующее наследственное законодательство, представив п. 2 ст. 1117 ГК РФ следующим образом: “2. По требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона или договора обязанностей по содержанию наследодателя”.

По основаниям, предусмотренным ст. 1117 ГК РФ, недостойными могут быть признаны и другие субъекты наследственного права: обязательные наследники (ст. 1149 ГК) и отказополучатели (ст. 1137 ГК). В то же время законодатель не признает необходимости расширения круга недостойных наследников, включив в этот перечень изменяющих мужей, неверных жен, супругов, оставивших супругов-наследодателей в трудный момент жизни.

Пунктом 3 ст. 1146 “Наследование по праву представления” ГК РФ закон вывел из числа наследников потомков недостойного наследника по п. 1 ст. 1117 ГК, в том числе наследника-родителя, лишенного прав в отношении ребенка (т.е. родных братьев и сестер наследодателя), но не вывел из числа наследников потомков одной из интересующих нас категорий (по п. 2 ст. 1117 ГК РФ) – граждан, злостно уклонявшихся от обязанностей по содержанию наследодателя, – они наследуют-таки по праву представления. Это положение не отвечает современным представлениям о справедливости (непонятно, почему братья и сестры наследодателя – потомки наследника, скажем, заставившего обманом составить завещание на себя, поставлены в худшие условия, чем потомки “злостных уклонистов”).

Непоследовательность указанной нормы проявляется и в том, что нет единства правового регулирования данного вопроса. Право представления, являясь институтом только законного наследования, должно бы единообразно применяться ко всем категориям наследников по закону, в том числе и в части лишения права законного наследования.

Для того чтобы правила о лишении недостойных наследников права наследования не нарушали принцип свободы завещания, завещателю предоставляется возможность “восстановить” недостойного наследника в правах, указав его в качестве наследника в завещании. Такой наследник призывается к наследованию по завещанию, если оно составлено уже после утраты им права наследования, но к наследованию по закону он не допускается. Представляется целесообразным абз. 2 п. 1 и п. 2 ст. 1117 ГК РФ дополнить тем, что недостойные наследники наследуют не по всякому завещанию, а лишь по составленному уже после возникновения оснований для лишения наследства и при условии, что завещатель к моменту составления знал или должен был знать о них.

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением: Бесплатная Юридическая Консультация

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением: Бесплатная Юридическая Консультация

Ссылка на основную публикацию