Судебный спор о расторжении агентского договора

Судебный спор о расторжении агентского договора

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении агентских договоров

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении агентских договоров

Специфика агентского договора заключается в соединении в нем элементов посреднических договоров (договора поручения и комиссии), а кроме того, он может строиться и по модели договоров поручения, и по модели договоров комиссии, допускает совершение не только юридических, но и фактических действий.

По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала (п.1 ст.1005 ГК РФ).

Существенным условием договора является его предмет: юридические и (или) фактические действия, которые агент или субагент должен совершить по поручению принципала или агента.

Агентский (субагентский) договор является возмездным (ст.1006 ГК РФ). В случае если в договоре отсутствует условие о размере агентского вознаграждения, такой размер определяется в соответствии с п.3 ст.424 ГК РФ. При отсутствии в договоре условий о порядке уплаты агентского вознаграждения принципал обязан уплачивать вознаграждение в течение недели с момента представления ему агентом отчета за прошедший период, если из существа договора или обычаев делового оборота не вытекает иной порядок уплаты вознаграждения.

Агентский договор может предусматривать ограничения прав принципала и агента. Ст.1007 ГК РФ выделяет такие ограничения, как:

– обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора.

– обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре.

Условия агентского договора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на определенной в договоре территории, являются ничтожными.

Принципал обязан заплатить вознаграждение в соответствии с договором, возместить расходы агента по исполнении поручения и принять исполнение.

В свою очередь агент обязан выполнять поручение принципала в соответствии с условиями договора, своевременно представлять принципалу отчеты (включая финансовые). Согласно ст.1008 ГК РФ агент обязан отчитываться перед принципалом в порядке и сроки, которые предусмотрены договором. При отсутствии в договоре соответствующих условий агент должен представлять отчет по мере исполнения им договора либо по окончании действия договора. При этом, по общему правилу, к отчету агента должны быть приложены необходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счет принципала (п.п.1, 2 ст.1008 ГК РФ). Выполнять поручение принципала необходимо лично, при этом в случае привлечения субагента ответственным остается агент.

Отчет агента считается принятым, если принципал не сообщил агенту о своих возражениях по нему в течение 30 дней со дня получения отчета, если соглашением сторон не установлен иной срок (п.3 ст.1008 ГК РФ).

Субагент может действовать от своего имени или от имени агента, если это предусмотрено договором субагентирования, а также от имени принципала, но только в том случае, если по условиям агентского договора агент действует от имени принципала и последним была выдана доверенность с правом передоверия по правилам п.1 ст.187 ГК РФ (п.2 ст.1009 ГК РФ).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении агентских договоров, а именно:

– Признание договора незаключенным/недействительным;

– Полная или частичная невыплата агентского вознаграждения;

– Условие об ограничении агентским договором прав принципала и агента;

– Отступление от указаний принципала;

– Расходы на выполнение поручений принципала;

– Пределы ответственности агента;

– Обязательства по договору исполнены не полностью или частично одной из сторон;

– Односторонний отказ от исполнения договора.

II. Выводы судов по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении агентских договоров

1. Признание договора незаключенным/недействительным

1.1. Постановление ФАС Московского округа от 21.02.2013 по делу N А41-46690/11

Исковые требования:

Общество с ограниченной ответственностью “ХИЛВУД” обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Сорел Инвест” о взыскании основного долга по агентскому договору и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решение суда:

Суд отменил решение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции об удовлетворении первоначально заявленных исковых требований в полном объеме и отказе в удовлетворении встречных исковых требований.

Позиция суда:

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что агентский договор является незаключенным на основании ст.ст.432, 1005 ГК РФ в связи с отсутствием между сторонами соглашения по существенным условиям договора (несогласование условия, а именно в отношении каких свободных площадей агент должен совершать действия по поиску потенциальных арендаторов), основан на неправильном толковании норм материального права и сделан без учета заключенного между ООО “Сорел Инвест” и ООО “Спортмастер” договора аренды нежилых помещений, принадлежащих ответчику, а также имеющейся в материалах дела переписки сторон и наличия свидетельских показаний.

Как следует из материалов дела, 08.11.2010 между ООО “ХИЛВУД” (Агент) и ООО “Сорел Инвест” (Принципал) заключен агентский договор по условиям которого Агент за определенное договором вознаграждение обязуется от имени и за счет Принципала совершать действия по поиску арендаторов на свободные нежилые помещения для заключения договоров аренды с Принципалом (п.п.2.1, 3.1.5 договора).

В соответствии с п.1.6 под понятием “Свободные площади” в договоре указаны площади, находящиеся на объекте, не занятые другими арендаторами, имуществом арендаторов и/или Принципала, предназначенные для сдачи в аренду, определяются Принципалом.

Вместе с тем достижение соглашения относительно коммерческих условий аренды и указание свободных площадей не является обязательным для сторон агентского договора.

Поскольку в силу п.4.1.5 Агент не имеет права заключать договоры от имени Принципала, то наличие либо отсутствие обоюдно согласованных между Агентом и Принципалом условий о согласовании свободных площадей не может влиять на возможность заключения договора аренды между Принципалом и Арендатором.

1.2. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.10.2013 по делу N А56-47233/2012

Исковые требования:

Общество с ограниченной ответственностью “2К Недвижимость-Деловые Консультации” обратилось в суд с иском (с учетом уточнения заявленных требований в порядке ст.49 АПК РФ) к закрытому акционерному обществу “Балтийская жемчужина”, в котором просило:

– признать ничтожной часть п.4.4 агентского договора следующего содержания: “4.4. Агентское вознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора.”;

– признать ничтожной часть второго предложения п.4.10 Договора (в редакции дополнительного соглашения от 22.12.2010 N 2) следующего содержания: “С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получение Агентского вознаграждения”;

– взыскать 6027982 руб.

Решение суда:

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил частично: п.4.4 договора признал недействительным в части условия о выплате агентского вознаграждения в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора, в остальной части иска отказал.

Позиция суда:

Признавая недействительным п.4.4 Договора в части предложения: “Агентское вознаграждение выплачивается Агенту в течение 10 (десяти) банковских дней после исполнения Инвестором обязательств по уплате арендной платы и других платежей, предусмотренных договором субаренды, заключенным в отношении одного или нескольких Лотов, указанных в Приложении N 1 к Договору, в полном объеме и после подписания Сторонами акта, указанного в п.2.2.5 Договора”, суд первой инстанции исходил из того, что указанное в нем условие противоречит ст.157 и п.1 ст.1005 ГК РФ и расходится с толкованием применения данных норм, содержащимся в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.03.2012 N ВАС-17519/11. Суд отказал в признании недействительным п.4.10 Договора в части предложения “С 1 октября 2011 года Агент окончательно утрачивает право на получение Агентского вознаграждения”, сделав на основании ст.431 ГК РФ вывод о том, что указанное предложение следует рассматривать в контексте всего содержания п.4.10 Договора, которым установлена причинно-следственная связь между конкретными действиями сторон, сроками этих действий и возможностью утраты права на получение агентского вознаграждения, в связи с чем посчитал иск в данной части необоснованным. Кроме того, суд пришел к выводу, что размер агентского вознаграждения не может быть определен исходя из условий Договора.

Как пояснил суд, из условий п.п.1.1, 1.4 и 2.2 Договора следует, что ООО “2К Недвижимость” взяло на себя обязанности по поиску не просто потенциальных инвесторов, но конкретных лиц, готовых заключить договор на участие в проекте. В п.4.1 Договора стороны установили, что агентское вознаграждение рассчитывается как процент от величины арендной платы, получаемой ЗАО “Балтийская жемчужина” по договору субаренды земельного участка. Более того, в п.4.3 Договора указывается на возможность заключения иного договора для использования конкретных участков, при заключении которого также выплачивается вознаграждение. На возникновение обязанности выплатить вознаграждение только при условии заключения договора указывают и п.п.2.2.5, 4.6 и 4.7 Договора, при этом в силу п.2.2.3 ежемесячные отчеты не могут заменить агентский отчет, так как они прямо названы информационными.

При указанных обстоятельствах следует признать, что суд первой инстанции сделал законный и обоснованный вывод о том, что предметом Договора являлись действия агента по поиску конкретных арендаторов для заключения договора аренды и условие о сумме оплаты его услуг 1% от стоимости договора, но не более суммы, указанной в приложении N 1 к Договору, поставлено в зависимость от заключения договоров на использование земельных участков, следовательно, оснований считать такое условие ничтожным по мотиву безвозмездности не имеется.

Таким образом, факт признания ничтожным п.4.4 Договора как не соответствующего требованиям ст.157 и ст.1006 ГК РФ, не порождает обязанности ЗАО “Балтийская жемчужина” выплатить вознаграждение, выплата которого поставлена в зависимость от достижения конкретного результата – заключения договора субаренды либо иного договора на использование конкретного участка (лота), а не только от действий третьих лиц по исполнению уже заключенных договоров.

Поскольку, как установлено судами обеих инстанций, договоры на использование земельных участков в период действия Договора не были и не могли быть заключены, так как все инвесторы, подобранные истцом, не выразили желания подписать какие-либо договоры с ЗАО “Балтийская жемчужина”, то есть цель агентирования достигнута не была, оснований для отмены решения суда первой инстанции и переоценки обстоятельств дела у суда апелляционной инстанции не имелось.

Примечание:

Определением ВАС РФ от 28.11.2013 N ВАС-17299/1 суд отказал в передаче дела N А56-47233/2012 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

Как указал суд, признавая недействительным п.4.4 договора в указанной заявителем части, суд первой инстанции исходил из того, что обязанность принципала по оплате услуг агента поставлена в зависимость от обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят, что противоречит ст.157 и п.1 ст.1105 ГК РФ.

1.3. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11704/12 по делу N А40-142420/10-15-1174

Исковые требования:

Федеральное государственное учреждение “Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм” обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Экран века” и обществу с ограниченной ответственностью “ТРИСТ” о признании недействительным (ничтожным) агентского договора.

Решение суда:

Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и удовлетворил заявленное требование.

Позиция суда:

Как разъяснил суд, принципал не мог заключать агентский договор на предусмотренных в нем условиях распоряжения авторским правом, поэтому требование истца о признании его ничтожным в соответствии со ст.168 ГК РФ подлежало удовлетворению.

При рассмотрении Федеральным арбитражным судом Московского округа дел N КА-А40/192-99 , КА-А40/3609-99 , КА-А40/3158-99 с участием Гостелерадиофонда суд с учетом толкования и применения п.5 постановления N 1232 признал, что Гостелерадиофонд, как обладатель исключительных авторских прав, вправе самостоятельно решать вопросы предоставления фондовых материалов пользователям путем заключения договоров в соответствии с Законом РФ “Об авторском праве и смежных правах”.

В деле имеются также доказательства, что общество “Экран века” признавало правомочия Гостелерадиофонда по распоряжению принадлежащими Российской Федерации исключительными правами на аудиовизуальные произведения, указанные в договоре о совместной деятельности, подписанном 14.02.95 Гостелерадиофондом и обществом “Экран века”.

Следовательно, вывод судов о незаинтересованности Гостелерадиофонда в оспаривании агентского договора, по которому принципал разрешал агенту распоряжаться авторскими правами на произведения, право распоряжения которыми принадлежит Гостелерадиофонду, противоречит имеющимся в деле доказательствам и не основан на нормах права.

Кроме того, суды не исследовали вопросы действительности агентского договора и соответствия договора о совместной деятельности и дополнительного соглашения к нему, на которые ссылался принципал как на основание распоряжения правами на произведения, действующему законодательству.

Между тем договор о совместной деятельности (п.1.1) предусматривал объединение финансовых, технических средств и творческого потенциала для создания телепродукции различного вида. Дополнительное соглашение к нему от 22.09.95 не уточняло предмет договора и не могло быть признано авторским договором, по которому от телерадиокомпании “Останкино” к обществу “Экран века” передавались исключительные права на спорные произведения, созданные ранее, поскольку не соответствовало требованиям ст.ст.30, 31 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”.

Соглашение не содержало условий о передаче имущественных прав на произведения: в нем предусматривалось “делегирование прав”. Условий о передаче исключительных прав также не содержалось. Однако права, передаваемые по авторскому договору, считаются неисключительными, если в договоре не предусмотрено иное (п.4 ст.30 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”). Вопреки требованиям п.4 ст.31 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах” в договоре о совместной деятельности не было прямо предусмотрено, что права, переданные по этому договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам.

Кроме того, после ликвидации телерадиокомпании “Останкино” договор о совместной деятельности был прекращен, что обществом “Экран века” признано и нашло отражение в протоколе от 18.01.2007, подписанном сторонами по делу.

Примечание:

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11704/12 по делу N А40-142420/10-15-1174 содержит указание на возможность пересмотра по новым обстоятельствам на основании п.5 ч.3 ст.311 АПК РФ вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами.

2. Полная или частичная невыплата агентского вознаграждения

2.1. Постановление ФАС Московского округа от 25.07.2013 по делу N А41-50915/12

Исковые требования:

ООО “Коськово” обратилось в суд с исковым заявлением к ООО “ГУД ВУД” о взыскании задолженности.

Решение суда:

Суд удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Позиция суда:

Решение суда о расторжении агентского договора № 02-2206/2016

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

11 августа 2016 года г. Москва Останкинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Хуснетдиновой А.М., при секретаре Калачихине И.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

по иску Сергеевой Т.А. к ООО «БЭСТ Консалт» о расторжении агентского договора, взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда,

Истец Сергеева Т.А. обратилась в суд с иском к ответчику ООО «БЭСТ Консалт» о расторжении агентского договора №***, взыскании денежных средств, уплаченных по договору, в размере *** руб., неустойки в размере *** руб., штрафа, предусмотренного Законом «О защите прав потребителей», компенсации морального вреда в размере *** руб.

В обоснование заявленных требований истец указала, что *** г. между ней и ответчиком был заключен агентский договор №***, в соответствии с которым ответчик обязался осуществить поиск лица, желающего уступить свои имущественные права на нежилое помещение. Стоимость вознаграждения, которую истец оплатила ответчику за оказанную услугу, составила *** руб. Срок исполнения ответчиком своих обязательств по договору стороны определили – не позднее *** г. Вместе с тем, как указывает истец, ответчик условия договора в установленный договором срок не исполнил, на претензию истца о возврате уплаченных денежных средств не отреагировал, в связи с чем, она и обратилась в суд с данным исковым заявлением.

Истец Сергеева Т.А. и ее представитель – ***, допущенная к участию в деле на основании ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, в судебное заседание явились, заявленные исковые требования поддержали в полном объеме, просили иск удовлетворить.

Представитель ответчика ООО «БЭСТ Консалт» по доверенности *** в судебное заседание явилась, заявленные исковые требования не признала, представила письменный отзыв на исковое заявление, доводы которого поддержала в полном объеме.

Суд, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, огласив показания допрошенного ранее свидетеля, исследовав письменные материалы данного гражданского дела, приходит к следующему.

Как следует из представленных документов, *** г. между ООО «БЭСТ Консалт» (агент) и Сергеевой Т.А. (принципал) был заключен агентский договор №***, в соответствии с условиями которого, агент по заданию принципала за вознаграждение обязался осуществить поиск лица (правообладателя), желающего уступить свои имущественные права на нежилое помещение путем заключения между указанным лицом и принципалом в срок до *** г. договора по цене *** руб., в том числе НДС 18%, с условием оплаты цены указанного договора в полном размере в срок не более 3-х рабочих дней с даты подписания указанного договора, в результате которого принципал приобретает право на оформление в собственность нежилого помещения проектной площадью *** кв.м., условный номер *** в построенном многоквартирном жилом доме, расположенном по адресу: ***, а принципал обязуется оплатить услуги агента в порядке, предусмотренном раз

Читайте также:  Выселение из служебного жилья в случае перехода на работу по поставки

В соответствии с п. 2.1.2 договора, агент обязался обеспечить подписание договора между правообладателем и принципалом, в результате которого принципал должен был приобрести право на оформление в собственность нежилого помещения, указанного в договоре (п. 2.1.2 договора).

Принципал в свою очередь обязался подписать агенту акт сдачи-приемки выполненных работ в дату подписания договора, предусмотренного п. 2.1.2.

договора, а также оплатить услуги агента в размере и сроки, предусмотренные в разделе 3 договора (п.2.3.1, п.2.3.2).

Размер вознаграждения агента составил денежную сумму в размере *** руб., в том числе НДС 18%, который принципал должен выплатить в срок не позднее *** г. (п.п.3.1, 3.2 договора).

В п. 3.3 договора, стороны пришли к соглашению, что обязательства агента, предусмотренные договором, будут считаться выполненными в полном объеме: с даты подписания между принципалом и правообладателем договора, или в случае отказа принципала от заключения договора – с даты направления агентом в адрес принципала соответствующего уведомления о необходимости заключения указанного договора, при этом, денежные средства, уплаченные принципалом в соответствии с п.п. 3.1., 3.2 договора, остаются в распоряжении агента и возврату не подлежат.

В пункте 3.4 договора стороны определили, что в случае невозможности заключения договора, в сроки, определенные настоящим договором, по причинам, не зависящим от принципала, агент обязан вернуть принципалу полученное вознаграждение в полном размере в срок не более 30 календарных дней с даты получения от принципала соответствующего требования с указанием банковского счета, на который должен быть осуществлен возврат денежных средств.

Вознаграждение агенту по договору было уплачено истцом в полном объеме, что подтверждается заявлением физического лица на перевод денежных средств, с отметкой о проведенном платеже.

Как указывает истец, ответчик свои обязательства по поиску правообладателя, в срок до *** г. не исполнил.

В связи с неисполнением ответчиком своих обязательств по агентскому договору, истец *** г. вручила ООО «БЭСТ Консалт» заявление о возврате уплаченных по договору денежных средств.

Данные обстоятельства ответчиком не оспаривались, однако, как пояснила представитель ответчика, ООО «БЭСТ Консалт» *** г. направило истцу уведомление о необходимости подписания договора приобретения в отношении кладовой проектной площадью *** кв.м., условный номер *** в многоквартирном жилом доме по адресу: ***. Вместе с тем, после получения данного уведомления истец от подписания договора уклонялась, по адресу, указанному в уведомлении, не являлась.

В соответствии с ч. 1 ст. 1005 ГК РФ, по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Согласно ст. 1006 ГК РФ, принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и в порядке, установленных в агентском договоре.

Как разъяснено в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” на отношения, связанные с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями посреднических услуг на рынке с

делок с недвижимостью (риэлтерские услуги,

заключающиеся, в частности, в подборе вариантов объектов недвижимости для их последующей купли-продажи, аренды гражданами для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, помощи в заключении указанными гражданами с

делок по купле-продаже и иных сделок в отношении объектов

недвижимости, организации продажи объектов недвижимости по поручению данных граждан), распространяется действие Закона “О защите прав потребителей”.

В соответствии со ст. 4 Закона «О защите прав потребителей» продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

Согласно ст. 309 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями

делового оборота или иными обычно предъявляемыми

В соответствии со ст. 310 ГК РФ, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Статьей 32 Закона «О Защите прав потребителей» предусмотрено, что потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Согласно положениям п. 3 ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 ГК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

В силу ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В нарушение приведенных норм права ответчиком не было представлено суду относимых, допустимых, достоверных и достаточных в своей совокупности и взаимосвязи доказательств того, что в срок до *** г. им предпринимались действия по исполнению условий агентского договора, равно как и не было представлено доказательств несения каких-либо убытков, связанных с выполнением договора.

К показаниям свидетеля ***, менеджера продаж ООО «БЭСТ Консалт», о том, что она звонила истцу в конце июня и сообщала о готовности правообладателя подписать договор уступки имущественных прав на нежилое помещение, суд относится критически, поскольку как показала свидетель на поставленные перед ней вопросы, о своем звонке истцу она вспомнила после просмотра детализации звонков.

Вместе с тем, ответчиком доказательств, подтверждающих какие-либо телефонные звонки истцу, представлено не было.

Иные показания свидетеля правового значения для дела не имеют.

Таким образом, суд, оценив представленные доказательства в их совокупности, приходит к выводу, что поскольку ответчиком условия агентского договора в установленный договором срок исполнены не были, постольку данное обстоятельства является достаточным основанием для расторжения договора и взыскания в пользу истца уплаченных по нему денежных средств в размере *** руб.

Рассматривая требования истца о взыскании с ответчика неустойки, суд приходит к следующему.

Согласно п. 1, п. 3 ст. 31 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I “О защите прав потребителей” требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные пунктом 1 статьи 28 и пунктами 1 и 4 статьи 29 настоящего Закона, подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования.

За нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяются в соответствии с пунктом 5 статьи 28 настоящего Закона.

Пунктом 5 статьи 28 Закона предусмотрено, что в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена – общей цены заказа.

Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги).

Размер неустойки (пени) определяется, исходя из цены выполнения работы (оказания услуги), а если указанная цена не определена, исходя из общей цены заказа, существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено исполнителем в день добровольного удовлетворения такого требования или в день вынесения судебного решения, если требование потребителя добровольно удовлетворено не было.

Истец просит взыскать с ответчика неустойку за *** дня, начиная с *** г. (десятидневный срок рассмотрения заявления истца о возврате денежных средств).

Вместе с тем, суд не может согласиться с заявленной истцом датой исчисления неустойки, поскольку последний день рассмотрения ответчиком заявления истекал как раз *** г., в связи с чем, неустойка должна рассчитываться с *** г.

Таким образом, период неустойки за *** дня, составляет *** г., а ее размер равен ***.

В соответствии со статьей 15 Закона “О защите прав потребителей”, моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется вне зависимости от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Учитывая, что действиями ответчика были нарушены права истца как потребителя, суд полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере *** руб.

Поскольку судом было установлено нарушение прав истца, как потребителя, постольку на основании статьи 13 Закона «О защите прав потребителей» суд взыскивает с ответчика штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом, в пользу потребителя. Размер штрафа составляет *** руб.

Также, на основании ст. 103 ГПК РФ, ст. 333.19 НК РФ, с ответчика в доход бюджета г. Москвы подлежит взысканию государственная пошлина в размере *** руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

Иск удовлетворить частично.

Расторгнуть агентский договор №***, заключенный между ООО «БЭСТ Консалт» и Сергеевой Т.А..

Взыскать с ООО «БЭСТ Консалт» в пользу Сергеевой Т.А. денежные средства по агентскому договору №*** в размере *** руб., неустойку в размере *** руб., компенсацию морального вреда в размере *** руб., штраф, предусмотренный Законом «О защите прав потребителе» в размере *** руб.

В удовлетворении остальной части иска – отказать.

Взыскать с ООО «БЭСТ Консалт» в доход бюджета г. Москвы государственную пошлину в размере *** руб.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Останкинский районный суд города Москвы.

Судья Хуснетдинова А.М.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЯ:

Истец Язев А.В. обратился в суд с иском к ответчику ООО «АвтоПремиум», и согласно уточненным исковым требованиям, просит расторгнуть договор купли- продажи №***, взыскать с ответчика уплаченные по договору денежные средства в размере *** руб., убы.

*** С.Н. (далее истец) обратился в суд с иском к ООО «Еврострой» (далее ответчик) о взыскании денежных средств. в обоснование заявленных требований истцом указано на то, что *** г. между сторонами был заключен договор бронирования квартиры, в соот.

Споры из агентских договоров

Нередко на практике возникают споры из ставших в последнее время популярных агентских договоров. Суть агентского договор заключается в совершении одной стороной (агентом) за вознаграждение и по заказу другой стороны (принципала) юридические или иные действия от своего имени, но за счет принципала, или от имени и за счет принципала.

Одним из основных условий договора является его предмет, то есть должны быть четко прописаны все действия, которые обязан совершить агент. Иначе, договор будет признан незаключенным.

Большую группу составляют споры, возникающие из нарушенного права агента. В частности,взыскание агентского вознаграждения. Так как договор агентирования является возмездным, то принципал обязан уплатить агентское вознаграждение агенту. Стоит Подчеркнуть, что это обязанность, а не право принципала. Данная норма является императивной и не может быть изменена сторонами.

Судебная Практика обращает внимание на основания и размер вознаграждения. Как правило,размер вознаграждения указывается в договоре. Если такое положение отсутствует,то услуги оплачиваются по цене, которая при подобных обстоятельствах обычно взимается за похожие работы или услуги. Если принципал самостоятельно выполни действия, которые должен был выполнить агент, то он все равно не освобождается от выплаты вознаграждения. Но это только том случае, если агент не отказался от оказания услуг.

Также в договоре должен указываться срок оплаты данных услуг. Если же он не указан,то в оплата должна быть в течение недели после представления агентом отчета о выполненной работе. Если же выплата гонорара не ставится в зависимость от предоставления отчета, то услуги оплачиваются по факту выполнения. Но при этом агенту все равно необходимо доказать факт оказания услуг.

Судебная Практика указывает, что если размер вознаграждения агента не является разумными соразмерным совершенным им действий, то суд имеет право взыскать денежную сумму не в полном объеме. В случае если агент выполнил дополнительные действия,выходящие за рамки соглашения, но отраженные в отчете, то принципал также обязан оплатить расходы на совершение таких действий.Расходы агента не следует при этом путать с его вознаграждением.

Как указал законодатель, все действия осуществляются агентом за счет принципала.Часто на практике возникает вопрос, должен ли агент при исполнении договора уведомлять принципала о предстоящих расходах и может ли он рассчитывать на их возмещение при отсутствии такого уведомления? Суды отмечают, что агент компенсируются все расходы. Как правило, к отчету агента должны прилагаться документы, подтверждающие обоснованность расходов. Но даже если расходы не будут отражены, то они все равно компенсируются, при наличии доказательств их совершения.

Отдельный Интерес вызывают ограничения прав агента и принципала. Статья 1007 Гражданского Кодекса раскрывает возможность возложения на принципала обязанности не заключать аналогичных агентских договоров с агентами, действующими на оговоренной в договоре территории, а также воздержаться от совершения действий,составляющих предмет агентского договора. Аналогичное положение запрет заключения подобных соглашений существует и для агента. Но стоит подчеркнуть,что норма права относительно ограничения деятельности принципала становится обязательной для сторон, только если она включена в договор. Также принципал несет ответственность, только если она предусмотрена и урегулирована договором. Как правило, расчеты между юридическими лицами осуществляются в безналичном порядке. Но, тем не менее, нередко оплата происходит путем передачи денежных средств наличными. Напрашивается вопрос, а считаются ли расчеты наличными в данном случае надлежащим способом оплаты? Ответ прост, если расчеты произведены с нарушением правовых норм, то это не свидетельствует о неисполнение принципалом обязанности по выплате вознаграждения агенту, если имеются доказательства таких выплат.

Но как показывает практика, условие об ограничении деятельности принципала не всегда соблюдается. И нередки случаи, когда принципал обращается в суд с иском о признании соответствующего условия недействительным. Однако требовать признания недействительными принятых ограничений принципал не имеет права, если они не противоречат закону.

Как Определяет Гражданский кодекс, по мере исполнения агентом своих обязанностей,он должен представлять другой стороне отчеты о выполненных действиях. Сроки Предоставления таких отчетов определяются в договоре. Но на деле это условие не всегда включается в договор.

Судебная Практика утверждает, что даже если такое условие отсутствует, то агент не освобождается от обязанности представления отчета.

Так как законодательно не закреплено, в какой форме должен представляться отчет, то форма отчета прописывается, как правило, в договоре. Но это вопрос также не обходится без споров. Если принципалом не утверждена такая форма, но агент представил отчет в виде акта сверки или счета на оплату, то такой отчет будет считаться надлежащим в том случае, если принципал не предъявил возражений агенту и оплатил услуги полностью или в части.

Не является доказательством выполнения агентом обязательств отчет, в котором не содержится точных сведений о выполненных работах.

Что касается прекращения договора, то законодатель установил возможность одностороннего отказа от исполнения договора, срок которого не определен. если при заключении договора был уплачен аванс, то он возвращается после расторжения как неосновательное обогащение. В случае если срок договора определен, то мнение суда в такой ситуации разделяется на две позиции. Согласно первой, если срок определен, то условие об одностороннем отказе ничтожно. Вторая позиция утверждает, что отказ возможен, только тогда, когда действия производятся от имени и за счет принципала.

Стоит уделить вниманию самому процессу разрешения споров, вытекающих из агентских договоров. Пострадавшая сторона не может обратиться сразу с иском в суд, если в договоре агентирования предусмотрен до судебный порядок урегулирования спора.Претензионный порядок представляет собой обмен письменными претензиями и ответы на них. Такой порядок преследует целью регулирования возникшего конфликта.

В претензии указывается, что именно нарушено, на чем основываются требования, ссылки на законодательство и т д. Срок ответа на претензию обычно определен в договоре.Если другая сторона не даст ответ в надлежащий срок, то здесь появляется право на обращения пострадавшей стороны в суд за защитой нарушенных прав и интересов.

Автор статьи: юрист «Правового бюро «ТРИБУН» Самохин С.В.

Юридическая фирма «Правовое бюро «ТРИБУН». Все права защищены.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 14-КГ17-6

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 25 апреля 2017 г. N 14-КГ17-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Читайте также:  Как приобрести право пользования квартирой

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Моисеева Д.Д. к Кобелеву А.А. о расторжении договора, взыскании уплаченных по нему денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов

по кассационной жалобе Кобелева А.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 15 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения Кобелева А.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения Щипановской Н.А. – представителя Моисеева Д.Д. по доверенности, возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Моисеев Д.Д. обратился в Железнодорожный районный суд г. Воронежа с иском к Кобелеву А.А. о расторжении договора возмездного оказания услуг, взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов.

Решением Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 16 мая 2016 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 15 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу постановлено новое решение, которым договор возмездного оказания услуг расторгнут, с Кобелева А.А. в пользу Моисеева Д.Д. взысканы денежные средства в размере 25 000 руб., неустойка в размере 25 000 руб., компенсация морального вреда в размере 2000 руб., штраф в размере 26 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 13 000 руб., государственная пошлина в размере 950 руб.

В кассационной жалобе Кобелев А.А. просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 15 сентября 2016 г., как незаконное.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 24 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 15 сентября 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 14 августа 2014 г. между Моисеевым Д.Д. (заказчик) и агентством “Правовой Эксперт” в лице агента Кобелева А.А. (исполнитель) заключен договор возмездного оказания услуг.

Согласно пункту 1.1 данного договора заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязательства по оказанию юридических услуг по составлению искового заявления и обеспечения представления интересов заказчика в федеральных судах г. Воронежа по делу об установлении рыночной стоимости в качестве кадастровой стоимости земельного участка с кадастровым номером , расположенного по адресу: , на основании отчета независимого оценщика (л.д. 6).

Передача денежных средств ответчику оформлена расходным кассовым ордером от 14 сентября 2014 г. от имени индивидуального предпринимателя Моисеева Д.Д.

2 декабря 2015 г. Моисеев Д.Д. направил в адрес ответчика Кобелева А.А. телеграмму, в которой просил явиться для получения документов во исполнение обязательств по договору возмездного оказания услуг, а также сообщил, что неявка ответчика по указанному адресу будет расценена как его уклонение и односторонний отказ от исполнения условий договора.

4 декабря 2015 г. Кобелев А.А. явился по указанному в телеграмме адресу и в соответствии с пунктом 1.1 договора возмездного оказания услуг принял от истца документы, которые были необходимы для подготовки искового заявления, что сторонами не оспаривалось и подтверждается соответствующим актом приема-передачи документов (л.д. 11).

Позднее ответчик возвратил все полученные от истца документы путем почтового отправления с описью, сопроводил их уведомлением от 16 декабря 2015 г. и указал на недостатки в полученных им документах, которые, по его мнению, могли бы помешать исполнению им обязательств по договору.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что представление интересов в суде и составление искового заявления не являются предметом отношений, возникающих между потребителями и исполнителями в рамках Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей). Кроме того, суд сослался на то, что доводы истца о нарушении ответчиком обязательств по договору возмездного оказания услуг не нашли своего подтверждения.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что ответчик не исполнил взятые на себя обязательства, и указал, что возникшие между сторонами по делу отношения регулируются Законом о защите прав потребителей, поскольку истец при заключении договора возмездного оказания услуг действовал как физическое лицо.

С апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 15 сентября 2016 г. согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Из содержания пункта 2 указанной выше статьи Гражданского кодекса Российской Федерации следует также, что правила главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации “Возмездное оказание услуг” применяются и к договорам агентирования.

На основании пункта 1 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Статьей 1011 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные главой 49 “Поручение” или главой 51 “Комиссия” данного Кодекса, в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени, если эти правила не противоречат положениям настоящей главы или существу агентского договора.

В соответствии с преамбулой Закона о защите прав потребителей этот Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Из преамбулы Закона о защите прав потребителей также следует, что потребителем признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” разъяснено, что если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 – 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 “О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству”, при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

Согласно абзацу первому пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении” решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Из содержания указанных выше правовых норм и актов разъяснения законодательства следует, что при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует определять не только субъектный состав участников того или иного договора и то, для каких нужд он был заключен, но и наличие иных законов Российской Федерации, регулирующих возникшие правоотношения и подлежащих применению при рассмотрении возникшего спора, имея в виду, что приоритетным регулированием возникших отношений является регулирование именно отраслевыми законами, содержащими нормы гражданского права.

Это судом учтено не было.

Суд апелляционной инстанции, исходя лишь из того, что договор возмездного оказания услуг был заключен истцом как физическим лицом, не определил, для каких нужд этот договор был заключен, нормы какой главы Гражданского кодекса Российской Федерации – 49-й или 51-й – подлежали применению при рассмотрении спора, возникшего из договора агентирования, содержали ли они специальное регулирование, касающееся последствий нарушения исполнения договора, а если содержали, то могли ли применяться в этом случае нормы Закона о защите прав потребителей и в какой части.

От выяснения указанных обстоятельств зависело правильное разрешение возникшего спора, однако суды не проанализировали действующие правовые нормы в их системной взаимосвязи, что повлекло за собой неисполнение обязанности суда по правильной квалификации возникших правоотношений, обусловливающей выбор норм права, подлежащих применению по данному делу.

В связи с этим судебное постановление, вынесенное судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда, нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные нарушения являются существенными и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 15 сентября 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 15 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Фемида оставила риелторов без права на неустойку

Штрафы агентства недвижимости прописывают в договорах часто, пытаясь обезопасить себя от «потребительского терроризма», и ранее дела выигрывали

Верховный суд России запретил риелторам требовать неустойку с клиента в случае, если последний отказался от их услуг. Прецедент создала жительница Московской области, которая искала земельный участок с помощью агентства недвижимости. В итоге договор клиентка расторгла, найдя подходящий вариант самостоятельно. Соглашение, заключенное между сторонами, предусматривало выплату неустойки в случае расторжения. Такие пункты агентства недвижимости прописывают часто, пытаясь обезопасить себя от «потребительского терроризма». Эксперты, опрошенные «Реальным временем», считают, что решение Верховного суда на деятельность риелторов не повлияет, так как и раньше покупатель «всегда был прав». Однако судебная практика показывает, что довольно часто суды встают на сторону посредников, которых клиенты «кидают» после заключения сделки.

100 тысяч рублей за расторжение договора

До суда высшей инстанции дошла жительница Московской области. Она заключила договор с фирмой по оказанию услуг в области покупки недвижимости, выбирала долго, но ни один из предложенных вариантов ей не понравился, сообщает «Российская газета». В итоге клиентка сама нашла подходящий земельный участок, а договор с конторой расторгла.

Однако риелторы посчитали, что свою работу выполнили — потратили время, подыскивая клиентке достойный вариант. Кроме того, в договоре был пункт, согласно которому в случае невыполнения заказчиком условий договора (например, отказа или уклонения от приобретения участка) или нарушения заказчиком обязанностей по этому договору заказчик обязуется заплатить сто тысяч рублей.

Риелторы посчитали, что свою работу выполнили — потратили время, подыскивая клиентке достойный вариант. Фото visrf.ru

Взыскивать неустойку риелторы решили в суде. Дмитровский городской суд отказал. Оспаривать решение истец отправился в Московский областной суд, который встал на его сторону и признал требование неустойки с клиента законным.

И тогда уже ответчица пошла жаловаться в Верховный суд России, который постановил решение Мособлсуда отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Условия договора, ущемляющего права потребителя на отказ от услуги, — недействительны

Как разъясняет Верховный суд, между сторонами спора был заключен договор возмездного оказания услуг. Согласно ст. 779 ГК РФ, «исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги».

В ст. 310 ГК РФ говорится, что односторонний отказ от выполнения договора или изменение его условий не допускается, за исключением некоторых случаев. И данный случай как раз попал под это исключение. Суть в том, что одной из сторон спора является предприниматель, а такие отношения регулируются Законом о защите прав потребителей, который, как известно, подразумевает, что «покупатель всегда прав». Посреднические услуги — купля-продажа недвижимости — также подпадают под Закон о защите прав потребителей.

Такие отношения регулируются Законом о защите прав потребителей, который, как известно, подразумевает, что «покупатель всегда прав». Фото n-novorossia.ru

Согласно ст. 782 ГК РФ, «заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов». То же самое написано и в Законе о защите прав потребителей (статья 32). Однако то, что понес какие-то расходы, работая с заказчиком, риелтор доказать не смог. Какие-либо другие правовые последствия отказа для заказчика (к примеру, неустойка или штрафы, которые в договорах могут прописывать агентства недвижимости) законом не предусмотрены. По ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющего права потребителя, признаются недействительными.

В итоге пункт договора про неустойку, если заказчик откажется от сделки, Верховный суд посчитал ущемлением его права на отказ от услуги.

Договоры со штрафными санкциями — пережиток прошлого и защита от «потребительского терроризма»

По словам руководителей агентств недвижимости, которых опросило «Реальное время», договоры, в которых прописывают различные неустойки в случае отказа клиента от их услуг, действительно ранее часто встречались. Однако в последние годы риелторы действуют в рамках правового поля.

— У нас давным-давно были договоры со штрафными санкциями, и когда стали юридическую составляющую анализировать и смотреть, к чему это нас приводит, то поняли, что ни к чему, кроме как к вопросам от клиентов и возможности взыскать определенными органами с нас штраф. Мы поняли, что нам это совершенно не нужно, и из договоров это убрали. Наверняка есть фирмы, которые не до конца разбираются в законах и, возможно, ставят такие неустойки у себя в договорах, но, по сути, они не работают. Более того, они могут навредить — Роспотребнадзор может на основании таких пунктов, ограничивающих права и свободы клиентов, наложить штраф на юрлицо, оказывающее эти услуги, — говорит директор агентства недвижимости «Флэт» Руслан Хабибрахманов.

Анастасия Гизатова предполагает, что агентства, заключающие договоры со штрафными санкциями, возможно, становились жертвами так называемого потребительского терроризма и таким образом пытаются себя защитить. Фото Романа Хасаева

Директор агентства недвижимости «Счастливый дом» Анастасия Гизатова предполагает, что агентства, заключающие договоры со штрафными санкциями, возможно, становились жертвами так называемого потребительского терроризма и таким образом пытаются себя защитить. Но это и то, что спор дошел до суда, по ее словам, говорит о непрофессионализме риелтора.

— Если бы клиентке понравились варианты, которые ей предлагали риелторы, у нее не было бы оснований для претензий. Изначально они не четко оговорили параметры участка, либо не четко оговорили свои действия. Я считаю, что тут проблема при заключении договора, и стороны не поняли, что они хотят друг от друга. Заключение договоров со штрафными санкциями я не поддерживаю. Если заключается договор в пользу риелтора, то должен быть и пункт, который предусматривает его ответственность, потому что клиент так же тратит свое время, — говорит Анастасия Гизатова.

Читайте также:  Перепланировка или реконструкция нежилого строения

По словам собеседницы «Реального времени», заключать договор с агентством, которое предусматривает штрафы или которое никаких штрафов не берет, — это исключительно выбор клиента: на рынке есть и те, и другие организации.

Клиент не всегда прав: суды встают на сторону риелторов

Другое дело — это компенсация понесенных расходов, когда агентство заказывает рекламу по продаже или покупке объекта недвижимости. Но такие расходы должны быть документально подтверждены. Транспортные расходы, к примеру, довольно трудно подтвердить.

— Проблем с компенсацией не возникает — это не такие большие суммы, а если говорить о штрафах — это не правомерно. Другое дело, когда услуга выполнена и клиент отказывается платить за услугу, то закон, конечно, исполнителя защищает. Есть масса примеров, когда человек воспользовался услугами агентства, выходит на сделку… тогда суды встают на сторону исполнителя. Потому что несправедливо было бы, если бы безнаказанно поступали с организациями, которые тратят на это свои силы, энергию, деньги, — говорит Руслан Хабибрахманов.

«Другое дело, когда услуга выполнена и клиент отказывается платить за услугу, то закон, конечно, исполнителя защищает», — говорит Руслан Хабибрахманов. Фото Романа Хасаева

Так, в Екатеринбурге суд встал на сторону риелтора, которому клиентка отказалась заплатить вознаграждение. Он подыскал ей подходящий вариант, но через некоторое время узнал, что договор купли-продажи совершен за его спиной, и подал в суд на клиентку. Ответчица предъявила встречный иск о защите прав потребителей. В частности, она просила суд признать недействительным пункт договора, запрещающий клиенту самостоятельный поиск потенциальных покупателей и заключение договора продажи квартиры с другими лицами. Суд встал на сторону риелтора, постановив взыскать с ответчицы 104 тысячи 615 рублей. Из них 80 тысяч рублей — вознаграждение по договору оказания услуг, 4 тысячи 615 рублей — проценты за пользование чужими денежными средствами и 20 тысяч рублей — расходы на оплату услуг представителя в суде.

Еще в одном случае Верховный суд не решил, на чью сторону встать. Истец — риелтор, которому клиентка отказалась оплатить вознаграждение. Она мотивировала свой отказ тем, что объявление о продаже квартиры было в открытом доступе и риелтор не совершал каких-то особенных действий по поиску квартиры. Дело гражданская коллегия Верховного суда отправила на новое апелляционное рассмотрение, проверить, был ли ответчик добросовестным, отказавшись от оплаты услуг, и установить дополнительные обстоятельства.

Московская история создала новый прецедент, когда суд встал на сторону клиента, а не риелтора.

ВС: отменяя судебные акты указал на особенности агентского договора, даже при отсутствии подписи на документах

В силу статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.
По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.
По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.
Согласно части 3 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).
По смыслу статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
При этом, положения статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации указывают на то, что письменная форма договора предполагает составление документа, выражающего его содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.
Согласно статье 162 названного кодекса несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства, однако влечет недействительность сделки лишь в случаях, прямо установленных законом.
По смыслу указанных правовых норм агентский договор считается заключенным если банк и Кейзик А.В. выразили согласованную волю.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-КГ17-210

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 12 декабря 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Асташова СВ., судей Романовского СВ. и Киселёва А.П.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Кейзик Анны Вениаминовны к ПАО Национальный банк «Траст» о признании договора недействительным, взыскании денежных средств
по кассационной жалобе представителя ПАО Национальный банк «Траст» на решение Басманного районного суда г. Москвы от 11 ноября 2015 г., дополнительное решение того же суда от 28 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 ноября 2016 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения представителей ПАО Национальный банк «Траст» Кондрашовой И.В., Рябчиковой М.В., Аржановой О.С, поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей
Кейзик А.В. – Лаврентьевой ЕР. и Давыдова В.А., просивших кассационную жалобу отклонить,
установила :
Кейзик А.В. обратилась в суд с иском к ПАО НБ «Траст» (далее – банк) и с учетом уточнения исковых требований просила признать ничтожными агентский договор № от 17 мая 2012 г., сделки, оформленные поручениями на приобретение сертификатов участия в кредите (кредитных нот) от 17 мая 2012 г., 22 марта 2013 г., 26 ноября 2013 г. и взыскать с ответчика в ее пользу денежные средства, списанные с ее валютного счета на приобретение кредитных нот в размере 658 121,12 доллара США, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 41 915,98 доллара США.
Решением Басманного районного суда г. Москвы от 11 ноября 2015 г. исковые требования удовлетворены частично: агентский договор № от 17 мая 2012 г., заключенный между Кейзик А.В. и
ПАО НБ «Траст», признан недействительным; применены последствия недействительности ничтожной сделки: с банка в пользу Кейзик А.В. взысканы денежные средства, уплаченные по договору, в размере 528 424,38 доллара США, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 4 000 долларов США, а всего – 532 424,38 доллара США в рублях по курсу ЦБ РФ на день исполнения решения суда.
Дополнительным решением по делу от 4 марта 2016 г. с банка в пользу Кейзик А.В. взысканы расходы по оплате государственной пошлины в размере 60 300 руб.
28 июня 2016 г. Басманным районным судом г. Москвы по делу вынесено второе дополнительное решение, которым постановлено: передать в собственность банка хранящиеся на счете ДЕПО, открытом в ПАО НБ «Траст» на имя Кейзик А.В., 243 кредитные ноты, выпуск , 353 кредитные ноты, выпуск.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 ноября 2016 г. решение Басманного районного суда г. Москвы от 11 ноября 2015 г. и дополнительное решение того же суда от 28 июня 2016 г. оставлены без изменения. В кассационной жалобе представитель ПАО Национальный банк «Траст» просит отменить вышеназванные судебные акты.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ. от 10 ноября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Как установлено судами и следует из материалов дела, 17 мая 2012 г. от имени Кейзик А.В. с банком был заключен агентский договор № , согласно которому агент (банк) по поручению принципала (Кейзик А.В.) обязуется в соответствии с условиями договора за вознаграждение от своего имени за счет и в интересах принципала совершать сделки (продажи и приобретения) в отношении кредитных нот и совершать все
необходимые для исполнения договора действия в расчетно-клиринговой системе, а принципал обязуется выплачивать агенту вознаграждение за оказанные услуги. Принципал уполномочивает агента совершать необходимые действия в интересах принципала при заключении, исполнении и расторжении сделок, заключаемых агентом во исполнение поручений принципала, представленных агенту в формате приложений 1 и 2 к договору, подписывать передаточные распоряжения, получать выписки по принадлежащим принципалу кредитным нотам, расписываться за принципала и совершать иные юридические и фактические действия, необходимые для исполнения обязательств по договору.
Для учета денежных средств, предназначенных для покупки кредитных нот, истице был открыт брокерский счет. 17 мая 2012 г. по поручению, сделанному от имени Кейзик А.В., банком в соответствии с агентским договором была осуществлена операция по переводу с валютного на брокерский счет истицы денежных средств в размере 299 163,48 доллара США, поступивших на ее валютный счет в этот же день
(17 мая 2012 г.) с валютного счета ее мужа Ионеса А.Л. За счет данных денежных средств банком для истицы были приобретены 243 кредитные ноты эмитента ., выпуск , с доходностью 12% годовых. 22 марта 2013 г. после перевода со счета Ионеса А.Л. на счет Кейзик А.В. денежных средств в размере 153 783,53 доллара США по поручению, сделанному от имени последней, банком были осуществлены операции по
зачислению указанной суммы на брокерский счет и приобретению 153 кредитных нот выпуска с доходностью 11,5% годовых. 27 ноября 2013 г. после перевода со счета Ионеса А.Л. на счет Кейзик А.В. денежных средств в размере 205 177 долларов США, была произведена еще одна операция по зачислению указанной суммы на брокерский счет и приобретены 200 кредитных нот выпуска с доходностью 11,5% годовых.
За период с 17 мая 2012 г. по 10 сентября 2014 г. по приобретенным кредитным нотам был получен купонный доход на общую сумму 129 696,76 доллара США, который зачислялся на счет Кейзик А.В. с последующим переводом на счет Ионеса А.Л., за исключением купонного дохода, полученного 12 августа 2014 г. в размере 17 365,01 доллара США и 10 сентября 2014 г. в размере 20 297,50 доллара США, переведенных на счет Кейзик А.В.
Разрешая спор, суд первой инстанции, учитывая, что стороной ответчика в силу статьи 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации был признан тот факт, что подписи от имени Кейзик А.В. в агентском договоре, на поручениях на приобретение кредитных нот от 17 мая 2012 г., 22 марта 2013 г., 27 ноября 2013 г. были выполнены не ею, пришел к выводу, что заключение договора не соответствовало действительной воле истицы, так как не была соблюдена письменная форма договора, что влечет его недействительность (ничтожность). В связи с этим, суд применил последствия недействительности ничтожной сделки, а именно: кредитные ноты в количестве 596 штук передал в собственность ответчика, а с банка взыскал в пользу Кейзик А.В. денежные средства, списанные с валютного счета истицы
на приобретение кредитных нот, в размере 528 424,38 доллара США, за вычетом полученного истицей купонного дохода в сумме 129 696,76 доллара США.
Применяя реституцию как последствие недействительности агентского договора, суд исходил из того, что в силу заключенного сторонами агентского договора сделки по приобретению кредитных нот осуществлялись банком от своего имени при отсутствии у него полномочий Кейзик А.В. на совершение этих сделок, которые не были в дальнейшем одобрены истицей.
Данную позицию поддержал и суд апелляционной инстанции.
С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.
В силу статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.
По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.
По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.
Согласно части 3 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон
(многосторонняя сделка).
По смыслу статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
При этом, положения статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации указывают на то, что письменная форма договора предполагает составление документа, выражающего его содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.
Согласно статье 162 названного кодекса несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства, однако влечет недействительность сделки лишь в случаях, прямо установленных законом.
По смыслу указанных правовых норм агентский договор считается заключенным если банк и Кейзик А.В. выразили согласованную волю.
Судом апелляционной инстанции установлено, что Кейзик А.В. агентский договор от 17 мая 2012 г. не подписывала. Факта того, что Кейзик А.В. в какой-либо иной форме выразила волю на совершение сделки с банком, судом не установлено, при том, что сама истица факт заключения такой сделки отрицает. При таких обстоятельствах суд применил последствия
недействительности сделки, факт заключения которой не установлен.
Поскольку было установлено, что банк действовал от имени истицы, но при отсутствии таких полномочий, суду надлежало при разрешении настоящего спора руководствоваться положениями статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Пункт 1 указанной статьи предусматривает, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах
совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку (в редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ).
Согласно пункту 2 этой же статьи последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.
Таким образом, если не установлен факт заключения истицей сделки, суду надлежало установить, имело ли место с её стороны последующее одобрение агентского договора, а также сделок по приобретению кредитных нот. Однако суд в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил это обстоятельство как юридически значимое для правильного разрешения дела и не поставил его на обсуждение сторон.
При этом были проигнорированы и не нашли своей оценки в судебном акте доводы банка о том, что Кейзик А.В. знала об операциях с денежными средствами, размещенными на ее валютном счете, в подтверждение которых банк сослался на направление им на электронный адрес истицы выписки по счету, с отражением в них совершенных операций с денежными средствами, в том числе по приобретению кредитных нот, а также на действия истицы по распоряжению купонным доходом от кредитных нот, который зачислялся на ее счет и переводился на валютный счет ее мужа Ионеса А.Л. и на банковский
срочный вклад, открытый на ее имя. Рассматривая в соответствии со статьей 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело повторно, суд апелляционной инстанции допущенные судом первой инстанции нарушения не устранил.
Кроме того, суд второй инстанции не учел, что отсутствие воли одной из сторон на заключение агентского договора не является основанием для признания такой сделки недействительной. Такая сделка может быть признана незаключенной либо заключенной в зависимости от последующих действий поименованных в сделке сторон (пункт 2 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации).
При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции, согласившегося с решением суда первой инстанции, о признании агентского договора недействительным (ничтожным) на основании статьи 168
Гражданского кодекса Российской Федерации (в действовавшей на тот момент редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ) со ссылкой на то, что истица не подписывала договор, основан на неправильном применении норм материального права.
В связи с этим не подлежали применению и положения статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации о последствиях недействительности сделки.
Допущенные судом второй инстанции нарушения норм материального права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила :
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от1&ноября»2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Ссылка на основную публикацию