Признание договора ипотеки земли недействительным

Признание договора ипотеки земли недействительным

Право собственности на строение влечет за собой право пользования либо право собственности на земельный участок, находящийся под ним и необходимый для его обслуживания. Вывод о том, что договор ипотеки здания должен быть заключен с одновременным заключением договора ипотеки земельного участка, является ошибочным и не основан на законе:

Решениес суда исковые требования истца удовлетворены: договор об ипотеке (залоге недвижимости) здания-магазина для торговли промышленными и продовольственными товарами признан недействительным с применением последствий недействительности сделки. При вынесении решения суд указал, что договор ипотеки 12 части здания является недействительным как не соответствующий требованиям закона, так как при его заключении предметом залога должна быть и 12 часть земельного участка под зданием, принадлежащего истцу на праве общей долевой собственности.

Отменяя решение суда и вынося новое решение об отказе в иске суд кассационной инстанции указал следующее.

Не принято во внимание, что в соответствии с положениями земельного законодательства право собственности на строение влечет за собой право пользования либо право собственности на земельный участок, находящийся под ним и необходимый для его обслуживания. В связи с этим заключения дополнительного договора ипотеки земельного участка при заключении договора ипотеки здания не требовалось. Вывод суда о том, что договор ипотеки здания должен быть заключен с одновременным заключением договора ипотеки земельного участка, является ошибочным и не основан на законе. Данных о том, что указанным договором нарушены законные права истца не имеется. ( Определение Приморского краевого суда от 12 апреля 2011 года по делу № 33-3297)

Тот факт, что в договоре не указано наименование органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, зарегистрировавшего это право залогодателя, не может повлечь недействительность договора:

Л.В. обратилась в суд с иском к А.А. о признании недействительным (ничтожным) договора займа, заключенного между С.А. и А.А., в части включенного в него соглашения об ипотеке квартиры, и признании отсутствующим обременения (ипотеки) данной квартиры, записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Истец указыл, что на основании пунктов 1 и 3 ст. 10 федерального закона «об ипотеке (залоге недвижимости)» , поскольку соглашение об ипотеке, включенное в договор займа, не содержит всех данных, указанных в п. 2 ст. 9 данного Закона, договор займа от 31 июля 2009 года не подлежал государственной регистрации.

В удовлетворении требований отказано. Судом первой инстанции установлено, что в договоре залога, заключенном между А.А. (залогодержателем) и С.А. (залогодателем), залогодержатель предоставляет залогодателю займ сроком возврата до 1 декабря 2009 года. В договор включено условие о залоге квартиры, зарегистрированной на праве собственности за С.А. Указанный договор удостоверен нотариусом, принадлежность С.А. заложенного имущества проверена, договор зарегистрирован в установленном законном порядке Управлением Федеральной регистрационной службы по Рязанской области, о чем имеется соответствующая отметка.

Тот факт, что в договоре не указано наименование органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, зарегистрировавшего это право залогодателя, не может повлечь недействительность договора.

Из содержания договора следует, что все существенные условия, которые обязательны для данного вида договора, сторонами указаны. Указан предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. Оснований для отказа в государственной регистрации договора не имелось. ( Кассационное определение Рязанского областного суда от 24 ноября 2010 года по делу № 33-1965)

Доводы истца о ничтожности договора ипотеки ввиду отсутствия залога земельного участка, на котором расположено здание суд счел несостоятельными потому как истцом не представлены доказательства надлежащим образом оформленного права собственности на земельный участок, расположенный под многоквартирным домом:

Истец (физическое лицо) обратился в суд с иском к ответчику (физическому лицу) о применении последствий недействительности ничтожной сделки – договора ипотеки, заключенного между истцом и ответчиком, путем возврата сторон в первоначальное положение и снятии обременения с нежилого помещения. Указал, что согласно ст. 69 ФЗ «об ипотеке (залоге недвижимости)» ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка, однако в данном договоре ипотеки указания на залог земельного участка или прав на него не содержится. Также не указано место заключения договора, в обеспечение которого заключен договор ипотеки.

Отказывая в иске суды обеих инстанций указали, что истцом не представлены доказательства надлежащим образом оформленного права собственности на земельный участок, расположенный под многоквартирным домом. Поэтому довод истца о ничтожности договора ипотеки ввиду отсутствия залога земельного участка суду не доказан. Нельзя согласиться с требованием о несоответствии договора требованиям ст. 9 ФЗ «об ипотеке». Договор имеет описание обязательства, обеспечиваемого ипотекой, и в п.2. договора указано место совершения платежа ( Кассационное определение Верховного Суда Удмуртской Республики от 21 февраля 2011 года по делу № 33-539/2011)

В иске о признании договора залога недвижимости (ипотеки) недействительным отказано , так как предмет залога в договоре определен, дана его оценка, определены существо, размер и срок исполнения кредитного обязательства:

Со ссылкой на несоответствие договора залога требованиям действующего законодательства, Истец обратился в суд с иском к АК Сберегательный банк РФ (ОАО) о признании недействительным (незаключенным) договора №. залога недвижимости (договор ипотеки) в силу ничтожности.

Суд первой инстанции в иске отказал. Оставляя без изменения решение суда, суд второй инстанции указал, что “. в договоре залога недвижимости (договор ипотеки) от . определен предмет залога, дана его оценка, определены существо, размер и срок исполнения кредитного обязательства, как в части суммы основного долга, так и по уплате процентов за пользование кредитом. Следовательно, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания договора залога недвижимости недействительным, является обоснованным. ( Кассационное определение Вологодского областного суда от 17 сентября 2010 года № 33-3927)

То обстоятельство, что стороны в договоре залога не согласовали порядок начисления и уплаты процентов за пользование кредитом, а также условие об уплате комиссии за открытие кредитной линии, не свидетельствует о незаключенности договора ипотеки в целом, а может означать только ограничение обеспечиваемых залогом требований уплатой сумм по кредитному договору в размере, согласованном сторонами:

Истец обратился в суд с иском к ОАО Банк о признании незаключенным, недействительным договора залога недвижимого имущества, ссылаясь на то, что в нем не согласованы все существенные условия договора об ипотеке.

Отказывая в иске суды указали, что в договоре ипотеки определен предмет залога, дана его оценка, определены существо, размер и срок исполнения кредитного обязательства (указаны лимит кредитования, срок действия кредитной линии, периодичность платежей и их размер,ставка процентов за пользование кредитом, неустойка), то есть все существенные условия, предусмотренные законом для данного вида договоров, в части суммы основного долга и неустойки сторонами согласованы, то суд сделал правильный вывод об отсутствии оснований для признания договор залога незаключенным по мотиву несогласования сторонами его существенных условий.

То обстоятельство, что стороны в договоре залога не согласовали порядок начисления и уплаты процентов за пользование кредитом, а также условие об уплате комиссии за открытие кредитной линии, на что указано в кассационной жалобе, не свидетельствует о незаключенности договора ипотеки в целом, а может означать только ограничение обеспечиваемых залогом требований уплатой сумм по кредитному договору в размере, согласованном сторонами. Поэтому данный довод жалобы основанием для отмены решения суда не является. ( Определение Верховного Суда Республики Коми от 14 апреля 2011 года , по делу № 33-1760/2011)

Предметом договора ипотеки (залога недвижимости) в счет обеспечения обязательств может быть заложено недвижимое имущество, не только приобретенное в рамках целевого займа (кредита), выданного на приобретение или строительство квартиры, но и в счет обеспечения обязательства по договору займа, кредитному договору или иного обязательства. Обязанность по страхованию заложенного имущества (квартиры), обусловлена требованиями действующего законодательства:

Истец обратилась в суд с иском к о признании недействительным договора ипотеки квартиры.

В иске отказано. Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для признания договора ипотеки квартиры недействительным, поскольку согласно ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» , предметом договора ипотеки (залога недвижимости) в счет обеспечения обязательств может быть заложено недвижимое имущество, не только приобретенное в рамках целевого займа (кредита), выданного на приобретение или строительство квартиры, но и в счет обеспечения обязательства по договору займа, кредитному договору или иного обязательства.

Также Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что условие о страховании заложенного имущества является обязательным условием договора ипотеки квартиры от 07 марта 2007 года, поскольку данная обязанность по страхованию квартиры, обусловлена требованиями действующего законодательства.

Обязанность страхования заемщиком имущественных интересов, связанных с причинением вреда жизни и здоровью заемщиков (страхование от несчастного случая или болезни – личное страхование), законом об ипотеке не установлена. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 935 ГК РФ обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. Следовательно, при заключении договора об ипотеке согласно действующему законодательству РФ у заемщика перед кредитором возникает обязанность застраховать только предмет ипотеки. Вместе с тем, возложение обязанности на заемщика по страхованию жизни и здоровья, не свидетельствует о недействительности договора ипотеки в полном объеме, так как действие договора ипотеки в остальной части не прекращается. ( Кассационное определение Красноярского краевого суда от 06 декабря 2010 года по делу № 33-10381/10)

Анализ договора ипотеки свидетельствует о том, что он по своей правовой природе является смешанным, в котором содержаться элементы договора ипотеки и договора поручительства. Однако, из материалов дела следует, что в договоре ипотеки не указаны условия договора поручительства, в связи с чем договор в данной части является незаключенным, истец отвечает только в пределах стоимости переданного им в ипотеку имущества:

Истец (Ч. – физическое лицо) обратился с иском к ООО о признании недействительным договора ипотеки в части.

Указал, что пунктом 3.3. договора ипотеки установлено, что в случае неисполнения ООО 1 обязательств по договору поставки нефтепродуктов, ООО 2 вправе обратить взыскание на вышеназванный предмет ипотеки. В то же время, пунктом 4.4. договора ипотеки предусмотрено, что в случае, если суммы, вырученной от продажи предмета ипотеки, будет недостаточно для полного удовлетворения требования залогодержателя, последний вправе получить недостающую сумму из другого имущества залогодателя.

Суд в иске отказал, суд кассационной инстанции решение суда оставил без изменения, указав следующее.

Имущественный поручитель – это лицо, которое передает в ипотеку недвижимое имущество для обеспечения исполнения обязательств другого лица – должника.

Таким образом, ипотека является разновидностью залога и отдельным обеспечением обязательства, а потому какое – либо изменение основного обязательства не требует согласия имущественного поручителя – ипотекодателя.

Вместе с тем, анализ договора ипотеки свидетельствует о том, что он по своей правовой природе является смешанным, в котором содержаться элементы договора ипотеки и договора поручительства.

Однако, из материалов дела следует, что в договоре ипотеки не указаны условия договора поручительства.

Имущественный поручитель не является стороной основного договора, обеспеченного ипотекой, он лишь обязуется перед кредиторами отвечать за исполнение должником договорных обязательств в пределах стоимости переданного им в ипотеку имущества.

Предметом указанного договора ипотеки является объект недвижимости – нежилое помещение № V, общей площадью 154, 3 кв.м., и именно на это имущество может быть обращено взыскание по правилам Закона об ипотеке.

Кроме того, договор залога другого имущества, принадлежащего Ч., не заключался. ( Кассационное определение Волгоградского областного суда от 03 февраля 2011 года , по делу № 33-1687/2011)

Решение о признании договора ипотеки незаключенным отменено, дело направлено на новое рассмотрение:

ОАО «Банк» обратилось в суд с иском к ФИО об обращении взыскания на предмет залога – подземную боксовую стоянку. Суд в иске отказал. Отменяя решение суда первой инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, областной суд указал, что “. делая вывод о незаключенности договора ипотеки в целом на том основании, что стороны этого договора не согласовали условия о порядке уплаты процентов за пользование кредитом, а также размер и сроки исполнения обязательств по уплате пени за просрочку уплаты процентов за пользование кредитом, повышенных процентов за просрочку возврата основного долга по кредиту, суд не учел, что сторонами были согласованы все существенные условия (размер, срок и существо обязательства), относящиеся к обеспеченному ипотекой обязательству по уплате должником суммы основного долга по кредитному договору, и поэтому договор ипотеки не может считаться незаключенным в целом”. ( Определение Воронежского областного суда от 28 сентября 2010 года )

Признание договора ипотеки земли недействительным

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 июля 2018 г. N 14-КГ18-9 Дело о признании недействительным договора ипотеки недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки, прекращении залога направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку необходимо учесть положения законодательства, согласно которым, если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Романовой Аллы, действующей в интересах несовершеннолетнего Свиридова Алексея, к Ситникову Александру Александровичу, Ситниковой Ларисе Николаевне, публичному акционерному обществу “АКИБАНК” о признании недействительным договора ипотеки недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки, прекращении залога по кассационным жалобам Ситникова А.А., Ситниковой Л.Н. и представителя ПАО “АКИБАНК” на решение Центрального районного суда г. Воронежа от 25 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя ПАО “АКИБАНК” Модзолевского В.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, установила:

Романова А. обратилась в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что 13 декабря 2012 г. между Ситниковым А.А. (продавец) и Свиридовым А.Б. (покупатель) заключен договор купли-продажи части нежилого здания, расположенного по адресу: .

14 декабря 2012 г. сторонами подано заявление о государственной регистрации перехода права собственности и регистрации права собственности в отношении названного объекта недвижимости.

17 декабря 2012 г. покупатель Свиридов А.Б. умер.

25 декабря 2012 г. представители сторон по указанному договору купли-продажи, действующие на основании доверенностей, обратились с заявлением о прекращении государственной регистрации и возврате документов, в связи с чем регистрирующий орган государственную регистрацию перехода права собственности прекратил.

21 января 2013 г. между Ситниковым А.А. и Ситниковой Л.Н. заключено соглашение об определении долей супругов (по 1/2) в названном нежилом помещении.

16 апреля 2014 г. Ситниковы приняли решение о разделе указанного нежилого помещения на три части.

23 сентября 2014 г. Ситниковы в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору, по которому им предоставлен кредит в размере 7000 000 руб., заключили с ПАО “АКИБАНК” (далее – банк) договор ипотеки недвижимого имущества N . предметом залога по которому стали спорные нежилые помещения.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 5 апреля 2016 г. признано отсутствующим право собственности Ситниковых А.А. и Л.Н. на указанные объекты недвижимости с погашением записей в ЕГРП, за Свиридовым А. признано право собственности в порядке наследования на нежилой объект недвижимости, расположенный по названному адресу.

Уточнив исковые требования, истица просила суд признать недействительным договор ипотеки от 23 сентября 2014 г., заключенный между банком и Ситниковыми, применить последствия ничтожной сделки – признать отсутствие ее правовых последствий, прекратить залог в отношении спорных нежилых помещений.

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 25 апреля 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г., исковые требования удовлетворены.

В кассационных жалобах заявители просят отменить вышеназванные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 5 июня 2018 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, объяснения относительно кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 13 декабря 2012 г. между Велиевым А.А.-оглы, действующим в интересах Ситникова А.А. (продавец), и Луценко А.Л., действующим в интересах Свиридова А.Б. (покупатель), заключен договор купли-продажи части нежилого здания, расположенного по адресу: . Договор купли-продажи был исполнен, денежные средства переданы продавцу, недвижимое имущество передано по акту приема-передачи.

14 декабря 2012 г. сторонами подано заявление о государственной регистрации перехода права собственности и регистрации права собственности в отношении указанного объекта недвижимости.

Читайте также:  Выделение доли в наследстве

17 декабря 2012 г. покупатель Свиридов А.Б. умер.

25 декабря 2012 г. Велиев А.А.-оглы, действующий в интересах Ситникова А.А. (продавец), и Луценко А.Л., действующий по доверенности в интересах Свиридова А.Б. (покупатель), обратились с заявлением о прекращении государственной регистрации и возврате документов, в связи с чем регистрирующий орган прекратил регистрацию, о чем имеется уведомление Управления Росреестра Воронежской области.

21 января 2013 г. между Ситниковым А.А. и Ситниковой Л.Н. заключено соглашение об определении долей супругов (по 1/2) в указанном нежилом помещении.

16 апреля 2014 г. Ситниковы приняли решение о разделе указанного нежилого помещения на три части с образованием трех отдельных объектов недвижимости, о чем сделаны записи в едином государственном реестре прав.

23 сентября 2014 г. Ситниковы в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору (кредит в размере 7 000 000 руб.), заключили с банком договор ипотеки недвижимого имущества N . предметом залога по которому стали спорные нежилые помещения.

11 февраля 2016 г. на имя несовершеннолетнего Свиридова А. нотариусом города Москвы было выдано свидетельство о праве на наследство по закону.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 5 апреля 2016 г. признано отсутствующим право собственности Ситниковых А.А. и Л.Н. на указанные объекты недвижимости с погашением записей в ЕГРП, за Свиридовым А. признано право собственности в порядке наследования на нежилой объект недвижимости, расположенный по названному адресу. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 декабря 2016 г. в данной части решение суда оставлено без изменения.

Решением Ленинского районного суда г. Воронежа от 5 июля 2016 г. кредитный договор, заключенный между банком и Ситниковыми, расторгнут, в пользу банка с последних солидарно взыскана задолженность по кредитному договору в размере 6 297 603 руб., обращено взыскание на заложенные по договору ипотеки от 23 сентября 2014 г. нежилые помещения. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 26 октября 2017 г. решение Ленинского районного суда г. Воронежа отменено в части обращения взыскания на заложенное имущество.

Разрешая настоящий спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 166-168, 334, 335, 345, 352, 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)” и исходил из того, что Ситниковы не вправе были распоряжаться спорным имуществом и отдавать его в залог, поскольку ранее Ситников А.А. с согласия Ситниковой Л.Н. уже им распорядился, заключив со Свиридовым А.Б. (наследодателем Свиридова А.) договор купли-продажи указанного нежилого помещения, передав его последнему по акту приема-передачи, в связи с чем ответчик не мог не знать, что фактически не является его владельцем.

Суд полагал, что оспариваемый договор ипотеки от 23 сентября 2014 г. заключен позже возникновения наследственных прав несовершеннолетнего Свиридова А. на спорное имущество и на момент передачи нежилых помещений в залог Ситников А.А. и Ситникова Л.Н. не являлись их владельцами, а потому названный договор ипотеки является ничтожным.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав на то, что договор ипотеки недвижимого имущества от 23 сентября 2014 г. является ничтожной сделкой, поскольку нарушает требования абзаца первого пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 6 Федерального закона “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, а также права и охраняемые законом интересы собственника спорного имущества несовершеннолетнего Свиридова А.

Кроме того, судебные инстанции, сославшись на положения пунктов 3, 4 статьи 1, пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о злоупотреблении Ситниковыми своими правами при заключении названного договора ипотеки.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В соответствии с пунктом 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи. Лицо, имеющее иное вещное право, может передавать вещь в залог в случаях, предусмотренных указанным кодексом.

Если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные данным кодексом, другими законами и договором залога.

Правила, предусмотренные абзацем вторым названного пункта, не применяются, если вещь, переданная в залог, была утеряна до этого собственником или лицом, которому вещь была передана собственником во владение, либо была похищена у того или другого, либо выбыла из их владения иным путем помимо их воли.

Суды обеих инстанций, разрешая спор и признавая недействительным договор ипотеки по тем основаниям, что у залогодателей отсутствовало право распоряжаться предметом залога и обременять его ипотекой, не учли положения абзаца второго пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым право залога, принадлежащее добросовестному залогодержателю, подлежит защите.

Судом первой инстанции установлено, что на момент заключения договора ипотеки от 23 сентября 2014 г. запись о регистрации права собственности на спорное имущество за Ситниковыми в ЕГРП погашена не была.

При заключении договора ипотеки от 23 сентября 2014 г. банку были представлены выписки из ЕГРП, подтверждающие наличие у залогодателей права собственности на предмет залога. Более того, на момент заключения оспариваемой сделки залогодатели (Ситниковы) являлись не только собственниками переданного в залог имущества, но и фактическими владельцами, несущими расходы по его содержанию. При этом, Свиридов А. владельцем заложенной недвижимости не был, право собственности за ним на спорное нежилое помещение в порядке наследования признано решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа, вынесенным только 5 апреля 2016 г. и вступившим в силу 1 декабря 2016 г.

Таким образом, судам следовало разрешить вопрос о применении правил, предусмотренных абзацем вторым пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку банк является добросовестным залогодержателем.

Также нельзя согласиться с выводами судов о признании договора ипотеки от 23 сентября 2014 г. ничтожной сделкой в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (пункт 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что при заключении оспариваемого договора ипотеки нарушены требования пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи, и пункта 1 статьи 6 Федерального закона “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, регламентирующего, что ипотека может быть установлена на недвижимое имущество, которое принадлежит залогодателю на праве собственности, а также права и охраняемые законом интересы собственника спорного имущества несовершеннолетнего Свиридова А., является необоснованным.

Договор ипотеки от 23 сентября 2014 г. был заключен в соответствии с указанными требованиями закона, поскольку при совершении оспариваемой сделки право собственности на спорное нежилое помещение принадлежало Ситниковым, а не Свиридову А., право собственности за которым признано через два года после заключения договора ипотеки (решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа, вступившее в силу 1 декабря 2016 г.), в связи с чем никаких прав и законных интересов, связанных с предметом залога, на момент заключения договора ипотеки у него не имелось.

В связи с изложенным, указанный договор является оспоримой сделкой, а потому при рассмотрении заявления о пропуске истицей срока исковой давности, суду надлежало руководствоваться пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

ПредседательствующийАсташов С.В.
СудьиРомановский С.В.
Марьин А.Н.

Обзор документа

Истица, действующая в интересах несовершеннолетнего наследника покупателя недвижимости, оспаривала договор ипотеки. Он был заключен между банком, с одной стороны, и продавцом и его супругой, с другой стороны. Сделка была совершена после смерти покупателя, который оплатил недвижимость, но не успел оформить право собственности.

Суды признали договор ипотеки недействительным, но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с их выводами не согласилась и направила дело на новое рассмотрение.

Суды не учли, что банк является добросовестным залогодержателем. Если вещь заложена лицом, которое не было управомочено распоряжаться ею, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать, собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя.

Также нельзя согласиться с выводом о ничтожности договора ипотеки. Суды посчитали, что было нарушено требование, в силу которого залогодателем выступает собственник. Между тем при заключении договора ипотеки право собственности принадлежало продавцу и его супруге. Наследник признан собственником позднее. Поэтому сделка является оспоримой. Срок исковой давности составляет 1 год.

Решение о признании недействительным договора ипотеки квартиры

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Бутырский районный суд города Москвы в составе: председательствующего судьи при секретаре, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кирьянова А.С. к ПАО «Росевробанк»», Обществу с ограниченной ответственностью «Альянс» о признании договора недействительным залога квартиры, применении последствий недействительности сделки, взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с исковыми требованиями к ПАО «Росевробанк», ООО «Альянс» о признании недействительным договора залога недвижимого имущества от 01.01.2011 года между истцом и ПАО «Росевробанк», в отношении жилого помещения, расположенного по адресу: город Москва, ул. Бутырская, д.6, общей площадью 37,3 кв.м., применении последствий недействительности сделки, взыскании судебных расходов, в обоснование иска указал следующее.

Между истцом и ответчиком ПАО «Росевробанк» был заключен кредитный договор, согласно которому он получил кредит денежные средства в сумме 2500000 руб. на 60 месяцев. Кредит был получен на потребительские нужды. Одновременно в качестве обеспечения обязательств по кредиту Банк заключил с истцом договор залога недвижимого имущества, а именно однокомнатной квартиры.

Впоследствии Банком был заключен договор уступки прав требований с ООО «Альянс», согласно которому, в том числе, перешло право требования по указанному договору залога недвижимого имущества.

Истец считает договор залога недвижимого имущества недействительным, поскольку он не соответствует положениям закона, в соответствии с которым не допускается обращение взыскания на принадлежащее гражданину жилое помещение, если для гражданина -должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Поскольку данная сделка является недействительной, то, соответственно, она не влечет никаких правовых последствий.

В связи с вышеизложенным истец и обратился в суд с настоящим иском.

В судебном заседании представитель истца адвокат Жукова О.С. настаивала на удовлетворении исковых требований в полном объеме, привела в обоснование доводы, аналогичные изложенным в иске. Дополнительно суду пояснила, что срок исковой давности для обращения в суд с настоящим иском им не пропущен, поскольку данная сделка является ничтожной как несоответствующая положениям закона.

Представитель ответчика ПАО «Росевробанк» в судебном заседании исковые требования не признал, полагал заявленные требования необоснованными, просил применить к заявленному иску срок исковой давности, поскольку оспариваемая сделка не является ничтожной, а является оспоримой сделкой.

Представитель ответчика ООО «Альянс» в судебном заседании исковые требования не признал, поддержал доводы представителя ответчика ПАО «Росевробанк», также просил применить к заявленным исковым требованиям срок исковой давности.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по городу Москве в судебное заседании не явился, о дне рассмотрения дела извещался.

Выслушав стороны, исследовав материалы настоящего гражданского дела, материалы исполнительного производства в отношении истца об обращении взыскании на заложенное имущество, суд приходит к следующему.

Судом установлено, что между истцом и ответчиком ПАО «Росевробанк» был заключен кредитный договор, согласно которому истец получил в кредит денежные средства в сумме 2 500 000 руб. на 60 месяцев. Кредит был получен на потребительские нужды.

В качестве обеспечения обязательств по кредиту Банк заключил с истцом договор залога недвижимого имущества – однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: город Москва, ул. Бутырская, д.6, общей площадью 37,3 кв.м. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке в УФРС по городу Москве.

Впоследствии Банком был заключен договор уступки прав требований от с ООО «Альянс», согласно которому перешло право требования к истцу по кредитному договору, а также по договору залога недвижимого имущества.

Решением Бутырского районного суда города от 10.09.2014 года в пользу ООО «Альянс» с истца Кирьянова и поручителя Свияжского в солидарном порядке взыскана задолженность по кредитному договору в размере основного долга, процентов, неустойки, госпошлины, расходов по оплате экспертизы. Обращено взыскание на заложенное имущество – квартиру по адресу: Москва, Бутырская, 6.

По мнению суда, заявленные в настоящем деле исковые требования подлежат удовлетворению в связи со следующим.

В силу статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии с п.1 ст. 1 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)“ по договору о залоге недвижимого имущества (договору об ипотеке) одна сторона – залогодержатель, являющийся кредитором по обязательству, обеспеченному ипотекой, имеет право получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны – залогодателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными федеральным законом.

Пункт 2 статьи 6 названного Федерального закона устанавливает, что не допускается ипотека имущества, изъятого из оборота, имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, а также имущества, в отношении которого в установленном федеральным законом порядке предусмотрена обязательная приватизация либо приватизация которого запрещена.

Так, согласно абз.2 ч.1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности, и в частности, на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. Федерального закона от 29.12.2004 N 194-ФЗ).

Статья 78 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)“ допускает обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализацию этого имущества при условии, что такой жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

Из толкования вышеприведенной нормы Федерального закона следует, что обращение взыскания на заложенные жилой дом или квартиру с прекращением права пользования ими залогодателя возможно лишь при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке в обеспечение возврата кредита или займа со строго определенным целевым назначением: приобретение или строительство заложенного или иного жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

Указанная норма предусматривает также возможность обращения взыскания на жилые помещения, являющиеся предметом ипотеки в силу закона (ФЗ от 30.12.2004 №214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ»).

Как установлено судом в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела, целевое назначение полученного истцом кредита не отвечает требованиям п.1 ст.78 ФЗ «Об ипотеке», недвижимое имущество (квартира), являющееся предметом договора залога, является единственным пригодным для проживания жилым помещением для истца (как на момент заключения договора залога, так и на сегодняшний день), соответственно, на данное жилое помещение обращение взыскание не допускается.

Таким образом, оспариваемый истцом договор залога жилого помещения не соответствует закону, а, следовательно, в силу ст.168 ГК РФ, является недействительным (ничтожным).

Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Читайте также:  Взыскание задолженности с поручителя через 10 лет

В связи с этим, суд полагает возможным применить последствия недействительности сделки, а именно, аннулировать запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним об ограничении права (ипотеке) на жилое помещение, расположенное по адресу: город Москва, ул. Бутырская, д.6.

Доводы представителей ответчиков о применении к заявленным исковым требованиям срока исковой давности, суд считает несостоятельными.

Так, согласно ст.195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В соответствии со ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Суд, признавая сделку (договор залога квартиры) недействительной, ссылался на положения ст.168 ГК РФ, т.е. на несоответствие данной сделки положениям закона, в силу чего такая сделка является именно ничтожной, а не оспоримой, как указывают ответчики.

Соответственно, срок исковой давности для обращения в суд с настоящим иском составляет три года с момента начала исполнения. Данный срок истец не пропустил.

В соответствии со ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные расходы.

На этом основании, с ответчиков в пользу истца в равных долях подлежит взысканию государственная пошлина, уплаченная истцом при подаче иска в суд, по 100 руб. с каждого.

Руководствуясь ст.ст.12, 56, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Кирьянова А.С. удовлетворить.

Признать недействительным договор залога недвижимого имущества (квартиры), заключенный между истцом и ПАО «Росевробанк» в отношении жилого помещения, расположенного по адресу: город Москва, ул. Бутырская, д.6, общей площадью 37,3 кв.м. Решение суда по настоящему гражданскому делу, вступившее в законную силу, является основанием для уполномоченного государственного органа по регистрации сделок с недвижимым имуществом, для аннулирования записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним об ограничении права (ипотеке) на жилое помещение.

Взыскать с ПАО «Росевробанк», Общества с ограниченной ответственностью «Альянс» в пользу истца расходы по оплате государственной пошлины в равных долях.

Отсутствие ипотеки на землю под заложенными зданиями не ведет к признанию сделки недействительной

Компания обратилась в Верховный Суд с жалобой на нарушение нижестоящими судами норм материального права, из-за которых сделка была признана недействительной, однако последствия недействительности сделки применены не были.

По условиям договоров ипотеки Автосервис передал в залог Компании объекты недвижимости, при этом земельные участки, на которых они расположены, либо права аренды на них в залог не передавались. Кроме того, за самим Автосервисом не было зарегистрировано право собственности или аренды на указанные участки. Позднее в рамках дела о несостоятельности конкурсный управляющий Автосервиса обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными договоров ипотеки.

Суд первой инстанции удовлетворил требования конкурсного управляющего, признав договоры недействительными, однако отказал в применении последствий недействительности сделок. Суд сослался на ст. 168 и 340 ГК РФ и указал, что в нарушение действовавшего на момент заключения сделок законодательства заложены только здания и строения, в то время как земельный участок, на котором они расположены, либо право аренды на него комплексу в залог не передавались, а действий по оформлению соответствующих документов предпринято не было. Это решение поддержали и апелляционная инстанция, и суд округа. В этой связи Компания-залогодержатель обратилась в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что при вынесении решений суды не учитывали, что в соответствии с действующим на момент заключения сделок п. 3 ст. 340 ГК РФ ипотека здания или сооружения допускалась только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка.

Кроме того, как указал Верховный Суд, действовали и разъяснения, изложенные в п. 45 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г., согласно которым правило п. 3 ст. 340 ГК подлежит применению в случаях, когда лицо, выступающее в роли залогодателя здания или сооружения, является собственником или арендатором соответствующего земельного участка. В противном случае договор ипотеки здания (сооружения) не может считаться противоречащим законодательству на основании названной нормы права.

ВС отметил, что вопреки выводу судов наличие у залогодателя реальной возможности на момент заключения договоров ипотеки оформить право аренды на участки под зданиями не должно умалять или иным негативным образом отражаться на правах залогодержателя, так как соответствующие арендные отношения находились в сфере компетенции должника и муниципалитета как собственника участков и напрямую не зависели от волеизъявления Компании.

Таким образом, Верховный Суд в Определении № 308-ЭС17-12218 пришел к выводу, что допущенное нарушение норм материального права является существенным, и отменил решения нижестоящих инстанций.

Комментируя «АГ» определение, адвокат АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Ольга Зеленская отметила, что Верховный Суд РФ вынес верное решение и по своему существу поддержал концепцию земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости как единой сложной вещи (ст. 135 ГК РФ).

Эксперт указала, что сложностью дела являлось то, что должник-залогодатель, передавая объекты недвижимости в залог, не обладал правом собственности либо правом аренды в отношении земельного участника, расположенного под ними. Кроме того, он не оформил такие права и в дальнейшем. «Учитывая данный факт, Верховный Суд защитил интересы добросовестного залогодержателя, отметив, что заключение договоров аренды земельных участков либо оформление их в собственность лежало за рамками волеизъявления залогодержателя, а пассивное поведение должника не может негативно влиять на права добросовестного участника оборота», – подчеркнула Ольга Зеленская.

Адвокат КА «Адвокат» Максим Жмурков отметил, что вопросы банкротства и залога являются одними из самых многогранных и сложных в отечественном гражданском праве. Он указал, что в данном деле суды признавали договоры ипотеки без залога участка под ним недействительными в соответствии с судебной практикой. «Однако опять возвращаемся к тому, как прописаны в нашем законодательстве нормы о регистрации и имеют ли они силу “бесповоротной” защиты прав собственника: в случаях, предусмотренных законом, права, закрепляющие принадлежность объекта гражданских прав определенному лицу, ограничения таких прав и обременения имущества подлежат государственной регистрации (ст. 8.1 ГК РФ). Но у собственника нет обязанности и корреспондирующей ей ответственности за невнесение сведений в Росреестр. Формально, суды в этом случае правы», – пояснил эксперт.

Однако, отмечает Максим Жмурков, запись в ЕГРП может быть оспорена в судебном порядке. Адвокат сослался на п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22, в котором указано, что доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца. «Вот на это, по всей вероятности, и опирался Верховный Суд, вынося определение по делу», – заключил адвокат.

Решение

Дата опубликования: 20 января 2012 г.

Люберецкий городской суд Московской области

Дело № 2 – 4528/10

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДД.ММ.ГГ Люберецкий городской суд в составе: председательствующего судьи Слоновской Т.Н., с участием представителя ООО «АМТ Банк» ФИО, представившего доверенность от ДД.ММ.ГГ за №, при секретаре Шумилиной Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Сухининой Е. В. к ООО «АМТ Банк» о признании договора ипотеки и закладную недействительными, прекратить договор ипотеки путем погашения записи о залоге в ЕГРП, аннулировать закладную,

Сухинина Е.В. обратилась в суд с иском о признании недействительным договора об ипотеке и закладной, как не соответствующих законам РФ, мотивируя свои требования тем, что ДД.ММ.ГГ между ООО «БТА Банком» и истцом был заключён кредитный договор №, согласно которому кредитор в лице ООО «БТА Банк» предоставил истцу кредит в размере и в обеспечение обязательств по кредитному договору заключил договор ипотеки на жилое помещение, принадлежащее на праве собственности истцу, расположенного по адресу: .

Договор ипотеки и закладная были составлены с условиями, противоречащими действующему законодательству РФ, а именно:

1) Установленные в договоре ипотеки условия под пунктами 1.4 и 4.4 о том, что договор действует считая, от фактического предоставления денежных средств и до даты полного исполнения обеспечиваемого ипотекой обязательства не может считаться условием о сроке исполнения обязательства залогодателем ( Постановление ФАС от ДД.ММ.ГГ №).

Согласно ст. 190 ГК РФ, установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями и часами. В настоящем договоре об ипотеке срок исполнения обязательств определен только одним периодом , ни календарной даты начала срока и окончания срока исполнения – нет.

2) Договором об ипотеке может быть запрещено залогодателю совершать сделки, направленные на отчуждение предмета залога.

Залогодатель вправе завещать заложенное имущество. Условия договора об ипотеке или иного соглашения, ограничивающие это право – ничтожны, в силу п.3 ст. 37 гл.6 ФЗ «Об ипотеке» и согласно п. 2 ст. 346ГК РФ. В договоре об ипотеке и закладной – это условие полностью отсутствует.

3) В кредитном договоре есть условие, что права кредитора подлежат удостоверению закладной; в договоре об ипотеке под п.1.3 написано, что права залогодержателя по настоящему договору удостоверяются закладной. Ипотека, как обременение имущества, заложенное по договору об ипотеке, возникает с момента заключения этого договора. Предусмотренный настоящим ФЗ «Об ипотеке», и договор об ипотеке и права залогодержателя на имущество считаются возникшими с момента внесения записи об ипотеке в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним, если иное не установлено ФЗ. Права залогодержателя (право залога) на заложенное имущество не подлежит государственной регистрации прав – в силу ст. 11 ФЗ -18 от ДД.ММ.ГГ «О внесении изменений и дополнений в ФЗ «Об ипотеке»). Однако ответчик в нарушение закона переоформил её право собственности (которое было ранее зарегистрировано в Государственной регистрационной палате после акта приватизации в 2004г.) без её согласия. Тем самым банк оформил ей «ипотеку в силу закона», т.е. произошла сделка с отчуждением имущества. На основании п.3 ст.339 ГК РФ, п.2 ст. 10 ФЗ № – ФЗ «Об ипотеке» от ДД.ММ.ГГ – залог – это сделка без отчуждения. Для заключения ипотеки в силу договора производится одно регистрационное действие – регистрация сделки, но не регистрация прав на собственность.

В договоре об ипотеке под п. 1.5 условие гласит, что право собственности залогодателем на жилое помещение удостоверено свидетельством о праве собственности от ДД.ММ.ГГ, выданном на основании Договора передачи жилого помещения в частную собственность граждан от ДД.ММ.ГГ На закладной тоже есть условие: сведение о праве, в силу которого предмет ипотеки принадлежит залогодателю за № государственного регистрационного права № выданный ДД.ММ.ГГ

А на самом деле в документах у ответчика и на руках у истца находится другое свидетельство о госрегистрации права с другим регистрационным номером № от ДД.ММ.ГГ, т.е. произошло умышленное присвоение права собственности путем оформления сделки.

В соответствии со ст. 8 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» документы, устанавливающие наличие, возникновение, регистрацию прав, должны соответствовать требованиям, установленным законодательством РФ и отражать информацию необходимую для государственной регистрации прав на недвижимое имущество в ЕГРП.

В силу ст. 10 ФЗ -18 от ДД.ММ.ГГ не соблюдение правил о государственной регистрации договора об ипотеке влечет его недействительность. Такой договор считается ничтожным.

Исходя из п.2 ст. 218 ГК РФ, согласно которому права собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения, договора аренды с выкупом, договора продажи предприятия или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Ответчик в противоречие нормам законов, умышленно применил в соответствии п.2 ст. 77 Закона об ипотеке правила о залоге и недвижимости имущества, возникшие в силу договора, которые применимы только к ипотеке жилых домов и квартир, купленных за счет кредита банка или иной кредитной организации.

Кредит в банке ею был взят на ремонт квартиры, т.е. должен был бы оформлен кредит под залог имеющегося жилья (что подтверждается в заявке на кредит).

4) По жилью домов и квартир помимо общих, законодательством регламентированы и специальные правила по ипотеке. Спец. правила для предмета ипотеки жилых домов и квартир:

при предоставлении кредита для строительства, реконструкции или капитального ремонта жилого дома (квартиры) допускается их ипотека, но при предоставлении кредита гражданину – собственнику жилья на другие цели, ипотека жилого дома (квартиры) возможна только, если он и члены его семьи проживают в другом доме (т.е. имеется альтернативное жилье);

жилые комнаты, составляющие часть дома – не могут быть предметом ипотеки;

– дача, садовый домик могут быть предметом ипотеки на общих началах. Одно из наиболее распространенных ошибок, которые допускаются при заключении договоров ипотеки жилого помещения, является то обстоятельство, что для залогодателя и членов его семьи, совместно проживающих с ним, данное жилое помещение (предмет договора ипотеки) является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Такой договор не подлежит государственной регистрации, т.к. противоречит нормам действующего законодательства.

Так, из п.2 ст. 6 ФЗ «Об ипотеке» от ДД.ММ.ГГ № следует, что не допускается ипотека имущества, на которое в соответствии с ФЗ не может быть обращено взыскание. Нарушение этого требования при заключении оспариваемого договора является одним из оснований для признания его недействительным (Постановление ФАС от ДД.ММ.ГГ №). Договор об ипотеке заключается с соблюдением общих правил ГК РФ о заключении договоров, а также положений действующего ФЗ «Об ипотеке».

Считает, что ответчик в лице ООО «БТА Банк» (ныне «АМТ Банк») применил схему незаконного присвоения собственности путем переоформления прав на имущество.

На основании вышеизложенного, просит признать договор ипотеки и закладную недействительными в соответствии с действующими законодательствами РФ; прекратить договор ипотеки путём погашения записи о залоге в ЕГРП; аннулировать закладную.

В судебном заседании истица свои требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика в судебном заседании иск не признал и показал, что доводы истца, изложенные в исковом заявлении надуманны, желаемое выдается за действительное. Истец указывает, что установленные в договоре п.п. 1.4 и 4.4 о том, что договор действует, считая от фактического предоставления денежных средств и до даты полного исполнения обеспечиваемого ипотекой обязательства не может считаться условием о сроке исполнения обязательства залогодателем. Так же указано, что в договоре об ипотеке срок исполнения обязательств определен только одним периодом , ни календарной даты начала исполнения, ни окончания срока исполнения – нет.

Действительно, в соответствии со ст. 190 ГК РФ, установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями днями и часами.

В договоре об ипотеке указан определенный период времени – . Данный срок исчисляется в месяцах, что не противоречил действующему законодательству.

В соответствии с Пленумом Верховного Суда РФ № «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации» существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а также условие о том, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя) находится заложенное имущество (пункт 1 статьи 339). Если сторонами не достигнуто соглашение, хотя бы по одному из названных условий, либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным.

В случаях, когда залогодателем является должник в основном обязательстве, условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признавать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия.

Договором об ипотеке в п.п. 1.1. и 1.4 имеются прямые ссылки на договор регулирующий основное обязательство, т.е. кредитный договор № от ДД.ММ.ГГ

Истец указывает, что договором об ипотеке может быть запрещено залогодателю совершать сделки, направленные на отчуждение предмета залога и Залогодатель вправе завещать заложенное имущество. Условия договора об ипотеке или иного соглашения, ограничивающие это право – ничтожны. В договоре об ипотеке и закладной – это условие полностью отсутствует.

С данными доводами истца не согласен, т.к.п. 4.10 договора об ипотеке установлено, что во всем остальном, что прямо не предусмотрено настоящим Договором. Стороны руководствуются действующим Законодательством РФ.

Истец указывает, что ответчик незаконно зарегистрировал договор об ипотеке. В соответствии с Главой IV. Государственная регистрация ипотеки статьи 19 ФЗ – 102 от ДД.ММ.ГГ об ипотеке (залоге недвижимости) ипотека подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В силу ст. 339 ГК РФ договор об ипотеке должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации сделок с соответствующим имуществом.

Ипотекой является также залог уже существующего недвижимого имущества собственника для получения им кредита или займа, которые будут направлены либо на ремонт или строительство, либо на иные нужды по усмотрению заемщика-залогодателя.

Так же ответчик указывает, что не допускается ипотека имущества, на которое в соответствии с Федеральными Законами РФ не может быть обращено взыскание.

Читайте также:  Представление жилья многодетным семьям

Указанные доводы основаны на неверном толковании Законодательства. Так в соответствии со ст. 446 ГК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

С учетом изложенного, просит в исковых требованиях Сухининой Е. В. о признании недействительным договора об ипотеке и закладной как не соответствующих законам РФ отказать в полном объеме.

Заслушав стороны, исследовав материалы дела, изучив представленные доказательства, суд считает исковые требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено, что между ФИО» и Сухининой Е.В. ДД.ММ.ГГ заключен кредитный договор №. По условиям Договора Кредитор предоставляет Заемщику кредит в размере сроком , считая от даты фактического предоставления кредита, на условиях, установленных настоящим Договором, а Заемщик обязуется вернуть сумму кредита и уплатить причитающиеся Кредитору проценты в сроки и в порядке, предусмотренном настоящим Договором.

Целевым назначением кредита является ремонт жилого помещения, находящегося по адресу: , принадлежащее Сухининой Е.В.

Обеспечением исполнения обязательств Заемщика по настоящему договору является ипотека жилого помещения, возникающая на основании Договора об ипотеке: страхование жизни и потери трудоспособности Сухининой Е.В., по условиям которого первым выгодоприобретателем будет являться Кредитор; страхование риска утраты и повреждения жилого помещения, по условиям которого первым выгодоприобретателем будет являться Кредитор; страхование риска утраты права собственности на жилое помещение, по условиям которого первым выгодоприобретателем будет являться Кредитор (по соглашению сторон); права Кредитора по настоящему Договору (право на получение исполнения по денежному обязательству, обеспеченному ипотекой, без предоставления других доказательств существования этого имущества, и право залога Жилого помещения) подлежат удостоверению закладной в предусмотренном настоящим Договором и Договором об ипотеке в порядке и соответствии с действующим законодательством.

В силу ст. 819 ГК РФ по кредитному договору или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В соответствии со ст. 814 ГК РФ если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым использованием суммы займа.

На основании ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В силу ст. 314 ГК РФ если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

В соответствии со ст. 190 и ст. 191 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока.

Если окончание срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяц, в котором нет соответствующего числа, то срок истекает в последний день этого месяца.

В соответствии с Пленумом Верховного Суда РФ № «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации» существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а также условие о том, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя) находится заложенное имущество (пункт 1 статьи 339). Если сторонами не достигнуто соглашение, хотя бы по одному из названных условий, либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным.

В случаях, когда залогодателем является должник в основном обязательстве, условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признавать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия.

На основании ст. 339 ГК РФ в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество.

Договор о залоге должен быть заключен в письменной форме.

Договор об ипотеке, а также договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен, подлежат нотариальному удостоверению.

Договор об ипотеке должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации сделок с соответствующим имуществом.

Согласно ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом.

Из представленных материалов дела усматривается, что при заключении договора о залога между сторонами было достигнуто соглашение по всем пунктам указанного договора.

Таким образом, требования истицы не основаны на законе и удовлетворению не подлежат.

С учетом изложенного, и руководствуясь ст.ст. 190, 191, 309, 310, 336, 339, 814, 819 ГК РФ, а также ст.ст. 194 – 199 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований Сухининой Е. В. к ООО «АМТ Банк» о признании договора ипотеки и закладную недействительными, о прекращении договора ипотеки путем погашения записи о залоге в ЕГРП, об аннулировании закладной, отказать.

Решение может быть обжаловано сторонами в кассационном порядке в Московский областной суд через Люберецкий городской суд в течение 10 дней со дня принятия судом решения в окончательной форме.

Оценка земли при ипотеке здания

Автор: Светлана Назарова

судья Высшего Арбитражного Третейского суда

E – mail : svetlana – nazarova @ rambler . ru

Правомерны ли: отказ в государственной регистрации ипотеки или признание ипотеки недействительной в случае отсутствия отчёта об оценке земельного участка, составленного независимым оценщиком?

1. Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) были внесены изменения, в том числе в отношении залога недвижимости.

Ранее пунктом 3 статьи 340 ГК РФ было установлено, что ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка.

В редакции Закона № 367-ФЗ ГК РФ не содержит данного положения.

Однако, в соответствии с частью второй статьи 69 Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16.07.1998 № 102-ФЗ (далее — Закон об ипотеке), ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение.

При этом, согласно пункту 4 статьи 3 Закона № 367-ФЗ, впредь до приведения законодательных и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с положениями ГК РФ (в редакции Закона № 367-ФЗ) законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям ГК РФ (в редакции Закона № 367-ФЗ). К залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила ГК РФ о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, общие положения о залоге.

Возникает вопрос, следует ли регистрировать ипотеку земельного участка в случае регистрации ипотеки здания?

Министерство экономического развития Российской Федерации Письмом от 4 июля 2014 г. № Д23и-2347 «О направлении позиции Минэкономразвития России относительно положений законодательства Российской Федерации, регламентирующих отношения, связанные с залогом недвижимости» сообщило о своей позиции по данному вопросу.

Принимая во внимание пункт 4 статьи 3 Закона № 367-ФЗ и пункт 4 статьи 334 ГК РФ, а также закреплённый в Земельном кодексе Российской Федерации (далее — ЗК РФ) принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов (статья 1), согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами, правила, установленные статьёй 69 Закона об ипотеке, подлежат применению к договорам ипотеки, заключаемым после 1 июля 2014 года.

Исходя из вышеуказанного, при регистрации ипотеки здания подлежит регистрации ипотека земельного участка, на котором находится это здание.

Правило о единстве судьбы земельного участка и находящегося на нём здания подтверждается судебной практикой, в частности Постановлением арбитражного суда Поволжского округа от 30 октября 2014 г. № А57-4807/2011. Суд вынес постановление, руководствуясь подпунктом 5 пункта 1 статьи 1 ЗК РФ, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков. Аналогичную мотивировку содержит Апелляционное определение Московского городского суда от 16 октября 2014 г. по делу № 33-25304/2014.

2. Заключая договор ипотеки здания, необходимо учитывать пункт 1 статьи 67 Закона об ипотеке, согласно которому оценка земельного участка осуществляется в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации.

Обязательность проведения оценки при залоге устанавливается статьёй 8 Закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ (далее — Закон об оценке).

В соответствии с указанной статьёй, проведение оценки является обязательным в случае использования объектов оценки, принадлежащих Российской Федерации, субъектам Российской Федерации либо муниципальным образованиям, в качестве предмета залога. Кроме того, обязательная оценка проводится при ипотечном кредитовании физических и юридических лиц, если возникает спор о величине стоимости предмета ипотеки.

В ряде случаев заинтересованные стороны пытаются оспорить ипотечную сделку, заявив о её недействительности, при отсутствии оценки земельного участка независимым оценщиком.

Однако судебная практика свидетельствует об отсутствии оснований для признания сделки недействительной в указанных случаях.

В пункте 3 Информационного письма от 30 мая 2005 г. № 92 Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведённой независимым оценщиком» содержится следующее обоснование.

Если в соответствии с законом или иным нормативным актом для сторон сделки предусмотрена обязательность величины стоимости объекта оценки, указанной независимым оценщиком, то в случае совершения сделки по цене, не соответствующей стоимости, приведённой в отчёте независимого оценщика, такая сделка должна признаваться судом недействительной. Если законом или иным нормативным актом установлено лишь обязательное привлечение независимого оценщика, непривлечение независимого оценщика само по себе не является основанием для признания судом сделки недействительной по мотивам нарушения требований закона.

В «Обобщении судебной практики по делам, рассмотренным в кассационном порядке во втором полугодии 2006 года. Споры, возникающие из договоров залога» Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа указано, что несоответствие указанной в договоре об ипотеке стоимости предмета залога его рыночной стоимости не влечёт признания договора недействительным.

В отношении оспариваемого договора действующим законодательством не предусмотрено его заключение по цене, равной величине рыночной стоимости. Противоречия по выводу в судебной практике ФАС СКО и других окружных судов не выявлены.

По конкретному судебному делу Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа вынесено Постановление от 11 января 2010 г. № А33-29306/04.

Иск предъявлен о признании недействительным договора ипотеки как несоответствующего требованиям, в том числе статьи 8 Закона об оценке.

По данному делу в залог было передано право аренды земельного участка, который находится в муниципальной собственности.

Суд указывает, что, в соответствии со статьёй 12 Закона об оценке, итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, содержащаяся в отчёте, признаётся достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, определённом законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.

Согласно статье 8 Закона об оценке, предусмотрено обязательное привлечение оценщика (обязательное проведение оценки), а не обязательность величины стоимости объекта оценки, указанной независимым оценщиком.

Доводы заявителя кассационной жалобы о неправильном применении норм материального права являются несостоятельными и противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам и практике применения норм материального права.

Таким образом, если законом не установлена обязательность величины стоимости объекта оценки, указанной независимым оценщиком, то при совершении сделки по иной цене такая сделка не может быть признана недействительной.

3. На практике залогодатели и залогодержатели сталкиваются с отказами органов, осуществляющих государственную регистрацию ипотеки, в регистрации ипотеки при несоблюдении сторонами сделки условия о проведении оценки земельного участка независимым оценщиком, в том числе при отсутствии обязательности оценки.

Согласно пункту 3 статьи 9 Закона об ипотеке, оценка предмета ипотеки определяется в соответствии с законодательством Российской Федерации по соглашению залогодателя с залогодержателем. При ипотеке земельного участка должны быть соблюдены требования статьи 67 Закона об ипотеке. Оценка указывается в договоре об ипотеке в денежном выражении.

Статьёй 67 пунктом 2 Закона об ипотеке предусмотрено, что залоговая стоимость земельного участка, передаваемого в залог по договору об ипотеке, устанавливается по соглашению залогодателя с залогодержателем.

Судебная практика исходит из того, что оценка земельного участка, а также определение его залоговой стоимости осуществляются по соглашению сторон.

Вышеизложенные выводы подтверждаются сложившейся арбитражной практикой: Определение ВАС РФ от 05.03.2010 № ВАС-2108/10, Определение ВАС РФ от 29.04.2009 № ВАС-2367/09.

4. В судебной практике встречаются случаи, когда заинтересованные лица пытаются признать договор ипотеки здания недействительным по причине отсутствия в нем оценочной и залоговой стоимости земельного участка.

Так, заявитель по делу обратился с жалобой на решение суда об отказе признать договор ипотеки недействительным, обосновывая свою позицию тем, что в договоре была определена лишь стоимость предмета залога в целом, а оценка земельного участка не была произведена.

Свердловский областной суд в Апелляционном определении от 16 января 2014 г. № 33-322/2014 отказал в удовлетворении апелляционной жалобы, мотивировав свое решение следующим образом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона об ипотеке, в договоре об ипотеке должны быть указаны предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой.

Поскольку в договоре залога недвижимого имущества оценочная стоимость предмета залога была определена в целом (здания и земельного участка), что закону не противоречит, оснований для признания договора залога недействительным у суда не имелось.

Таким образом, судебная практика подтверждает возможность указания в договоре ипотеки здания только общей оценочной и залоговой стоимости объектов ипотеки.

5. В особую категорию можно выделить судебные дела об оспаривании ипотеки в случае отсутствия отчёта об оценке права аренды земельного участка, составленного независимым оценщиком.

Так, в конкретном случае, по мнению истца, договор ипотеки являлся ничтожным, поскольку в нарушение статьи 8 Закона об оценке не была проведена обязательная оценка права аренды земельного участка, находящегося в муниципальной собственности.

Третий Арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 7 сентября 2009 г. № А33-29306/04-с1 изложил следующие выводы.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона об ипотеке, если предметом ипотеки является принадлежащее залогодателю право аренды, арендованное имущество должно быть определено в договоре об ипотеке так же, как если бы оно само являлось предметом ипотеки.

Обеспечиваемое ипотекой обязательство должно быть названо в договоре об ипотеке с указанием его суммы, основания возникновения и срока исполнения.

В соответствии с Законом об ипотеке, ипотека права аренды земельного участка может являться как самостоятельным предметом залога, так и закладываться одновременно с ипотекой здания, расположенного на этом земельном участке.

Статьёй 67 предусмотрено, что оценка земельного участка осуществляется в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации (пункт 1). Залоговая стоимость земельного участка, передаваемого в залог по договору об ипотеке, устанавливается по соглашению залогодателя с залогодержателем (пункт 2).

В указанных нормах речь идёт об оценке земельного участка как объекта ипотеки, а не об оценке передаваемого в залог права аренды земельного участка.

Оценка передаваемого в залог права аренды земельного участка определяется, в соответствии с пунктом 3 статьи 9 Закона об ипотеке, по соглашению сторон.

На основании вышеизложенного, договор об ипотеке здания, расположенного на земельном участке, находящемся в муниципальной собственности и принадлежащем залогодателю на праве аренды, является действительным при отсутствии отчёта независимого оценщика.

В вышеуказанном случае суд исходил из того, что объектом ипотеки и оценки является не земельный участок, а право аренды земельного участка, которое, в соответствии с законодательством Российской Федерации, не подлежит обязательной оценке.

Аналогичные выводы содержатся и в других судебных актах, в том числе в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2010 г. № А75-12929/2009, Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11 мая 2011 г. № 07АП-5024/09(18).

На основании вышеизложенного, при анализе судебной практики по вопросу оценки земли при ипотеке здания, можно сделать вывод о том, что проведение обязательной оценки земельного участка необходимо только в тех случаях, когда законодательством Российской Федерации установлена обязательность величины стоимости объекта оценки, указанной независимым оценщиком. Следовательно, в остальных случаях отказ в государственной регистрации ипотеки или признание ипотеки недействительной при отсутствии отчёта об оценке земельного участка, составленного независимым оценщиком, являются неправомерными.

Ссылка на основную публикацию