Ответственность эксперта за некачественную судебную экспертизу

Ложное заключение эксперта: ответственность эксперта

Повседневная жизнь человека подразумевает возникновение конфликтных ситуаций, которые иногда переходят в раздел судебных процессов. Это могут быть различные споры с продавцами бытовой техники, компаниями, предоставляющими услуги населению, или даже соседями.

Здесь множество вариантов, но не всегда конфликт заканчивается мирным разрешением, во многих случаях приходится обращаться в судебные инстанции, за установлением правды. Для этого требуется составление исковых заявлений, на данном этапе поможет юридическая консультация, даже может понадобиться проведение независимой экспертизы.

Многие споры разрешаются именно после правильного заключения эксперта, которое должно быть беспристрастным, грамотно выполненным и своевременно предоставленным.

Обязательные условия при проведении экспертизы

Чтобы понять смысл обязательных условий, требуется подробно рассмотреть само понятие – экспертиза. Данная процедура контролируется законодательством Российской Федерации и все правила ее проведения можно узнать из статей 11 и 12 закон об экспертной деятельности. Он гласит, что такую процедуру имеют право проводить исключительно специализированные организации с аттестованными работниками.

Существуют обязательные условия при проведении экспертизы в государственном учреждении, которое наделено такими полномочиями:

  • Организация должна иметь государственный статус;
  • Проведение экспертизы основывается на судебном постановлении, требований дознавателей, следователей или прокурора;
  • Эксперт обязан быть аттестованным сотрудником, у которого имеется соответствующая квалификация, а также опыт в такой работе;
  • Согласно статье 307 Уголовного Кодекса РФ, он должен быть предупрежден об ответственности за дачу ложного заключения, предупреждение выносит руководитель экспертной компании.

Из вышесказанного понятно, что заключения, выданные другими организациями, не имеют юридической силы в судебной инстанции, они будут рассматриваться в качестве мнения обыкновенного специалиста в определенной области. Также обязательно наличие специализированного постановления от следственных органов.

Обязательное требование проведения данной процедуры – это качество. Производство осуществляется на основании Конституции РФ, содержания в уголовном кодексе или гражданском. Главным условием является объективность оценки, которая является результатом проведенных исследований. Обязательно требуется основа в виде положений, которые позволяют провести проверку достоверности заключения и правильности подведенного итога.

Что должно быть доведено до эксперта?

Требования по проведению экспертизы включают в свой список обязательное предупреждение специалиста о правилах осуществления процедуры и правах эксперта.

  1. Сам процесс должен быть объективным и беспристрастным. Поэтому в качестве такого специалиста нельзя назначать родственников сторон или других людей, имеющих какое либо отношение к истцам и ответчикам. При нарушении данного требования, специалиста лишают возможности проводить экспертизу на основании статьи 18, 20 Гражданского Процессуального Кодекса;
  2. Специалист имеет процессуальные права, которые потребуются для проведения исследования и вынесения заключения, что должно быть доведено до эксперта в обязательном порядке;
  3. Он имеет право просматривать материалы дела, так как данная информативность требуется для проведения исследования, также может просить у суда дополнительные документы, которые более тщательно раскрывают вопросы. При наличии упущенных доказательств, экспертам может быть поручен сбор доказательной базы самостоятельно;
  4. Специалист может отказать в выдаче заключения при отсутствии или неполном предоставлении информации, данный факт регулируется статьей 76 ГПК РФ;
  5. На основании статьи 77, эксперт имеет право предоставлять собственные выводы в документе, а затем в судебном заседании разъяснять данное объяснение, согласно статье 180, он должен являться на судебное заседание своевременно;
  6. Предоставление заведомо ложных документов и исследований преследуется уголовной ответственностью по статье 307 Уголовного Кодекса.

Что должно отражаться обязательно в экспертизе?

Соблюдение данных требований должно основываться на статье 25, закон был принят 31 мая 2001 года и носит номер 73. Документ должен выдаваться только после проведения соответствующих исследований, которые станут базой доказательств правильности подписанного заключения.

Подпись эксперта в обязательном порядке должна подкрепляться печатью того учреждения, в котором проводилась процедура. Не многие знают о том, что должно отражаться обязательно в экспертизе. Согласно законодательству Российской Федерации существуют пункты, которые должны присутствовать в подписанном документе:

  • Указание времени и расположении учреждения, где были проведены исследования;
  • Должно присутствовать основание, которое указывает на обязательность проведения данных работ;
  • Требуется прописывать данные человека, который назначил экспертизу;
  • Также обязательны полные данные об учреждении, где проводится исследование, и о специалисте, работавшем над экспертизой;
  • Нужно прикрепить письменное уведомление эксперта о наличии ответственности за выдачу ложного документа;
  • Требуется перечисление всех вопросов, которые должна решить данная экспертиза;
  • Обязателен перечень материалов, предоставляемых специалисту для изучения дела;
  • Полная информация об исследовании со списком примененных способов его проведения;
  • Вывод эксперта и обоснование результатов.

Документ предоставляется исключительно в письменном виде. Он может быть подкреплен фотографиями, которые оформляются в виде таблицы или другого варианта наглядного материала. Данная часть заключения называется составной. Обязательно приобщение справки, в которой указана сумма расходов на проведение исследований, она будет включена в стоимость судебных издержек.

Ложное заключение эксперта – мотивы и ответственность

Специалисты по экспертизе не всегда выносят правдивый вердикт, хотя предупреждение об ответственности за данное деяние осуществляется до ее проведения. Существует несколько мотивов, которые движут человеком:

  • Денежное вознаграждение от лица, который имеет прямую заинтересованность в исходе дела;
  • Наличие личных отношений с одной из сторон, относящихся к данному делу;
  • Неприязнь эксперта к одному из участников заседания.

Чаще всего рассматривается в качестве мотива получение денежных средств. Несмотря на большой риск со стороны эксперта, он все равно идет на данный шаг, за который предусматривается различного рода наказание – это штраф, общественная работа, заключение под стражу. В любом случае, при обнаружении недостоверных данных, нужно доказывать свою правоту на всех этапах заседания.

Мотивы всегда разнообразны, здесь может быть даже месть специалиста, в любом случае действия попадают под статью 307-ю Уголовного Кодекса РФ. В части первой прописано, что эксперт за свое деяние должен понести одно из наказаний – это:

  • Выплата штрафных санкций, сумма которых составляет до 80000 рублей;
  • Выполнять обязательные работы, время их может составить до 240 часов;
  • Отправиться на исполнительные работы не больше двух лет;
  • Предусмотрен также арест провинившегося на срок до трех месяцев.

Вторая часть статьи подразумевает более тяжкое деяние, здесь предусматривается реальное заключение под стражу сроком до пяти лет.

Ложное заключение эксперта имеет общественную опасность. Из-за несправедливости предоставленных данных, в ходе судебного разбирательство невозможно будет установить истину по рассматриваемому делу и правильно определить виновного. Данное действие – это прямой умысел, так как специалист предварительно предупреждается об ответственности за него. Эксперт своим деянием вводит в заблуждение судью и всех участников заседания.

В законодательстве имеется примечание, согласно которому при наличии добровольного признания о совершении данного преступления экспертом до вынесения решения, исключается уголовная ответственность.

Можно ли оспорить заключение эксперта?

В любом случае нужно бороться за справедливость и устанавливать истинную причину деяний. От экспертного решения зачастую зависит исход судебного заседания и назначение наказания. Зачастую ложные выводы являются умышленными, в редких случаях они случайны, так как у эксперта недостаточно опыта в проведении данных исследований.

В обоих вариантах можно оспорить документ, главное, чтобы было основание на проведение данной манипуляции. В числе их может быть:

  • Сомнительность в наличии должного опыта специалиста;
  • Отсутствие объективности;
  • Недобросовестность работы.

Заинтересованное лицо имеет право подавать ходатайство об отводе эксперта и протест против предоставленных результатов. Зачастую в судебной практике недостаточно бывает личных выводов для оспаривания экспертизы, для этого требуется добиться следующих действий от всех участников заседания:

  • Правоохранительные органы обязаны вызвать на допрос специалиста;
  • Обязательно наличие разъяснения от независимого специалиста, который имеет право проводить исследования в данной области;
  • Должна быть назначена дополнительная экспертиза.

Обжаловать решение можно в течение одного месяца, после официального получения заключения независимого специалиста.

Как провести процесс оспаривания?

Первый шаг – это обращение в специализированную фирму, которая проводит данные исследования. Для этого требуется тщательно подобрать компания, так она обязательно должна быть лицензированной, в противном случае результат будет не принят в судебной инстанции.

Организация, в которую поступило обращение на повторный анализ данных, тщательно проверяет все этапы процесса предыдущего решения, обнаруживает ошибочные результаты и представляет официальный документ о выводах, а также подробную консультацию. Бумага оформляется согласно законодательству Российской Федерации и предоставляется в установленном порядке. Если не учитывать данные требования, то выданная независимая экспертиза не будет иметь юридическую силу, соответственно, она не станет элементом доказательной базы в судебном заседании. Важно понимать, что судья – это тоже человек, поэтому можно привлечь к ответственности эксперта более простым способом. Для этого нужно предоставить судье убеждение в том, что проведенное исследование вызывает сомнения, тогда он самостоятельно распорядится о дополнительной экспертизе.

Второй вариант доказательства необъективности результатов – это написание рецензии, которая требуется от независимого эксперта. Человек заказывает анализ полученных данных на достоверность информации, на основе чего осуществляется оспаривание. Рецензия предоставляет возможность ознакомиться со всеми тонкостями несоответствий первичного варианта исследования. На основании данного документа можно направить ходатайство в судебные органы, в котором будет четко указана причина недостоверности первичного результата экспертиза.

Помощь юриста в разрешении конфликтной ситуации

Важно понимать, что самостоятельное привлечение к ответственности эксперта – это трудоемкий процесс и не всегда эффективный. Для этого потребуется знание законодательства Российской Федерации, умение правильно формулировать свою претензию и разбираться в юридических тонкостях.

Обычный человек с легкостью запутается в мелких уточнениях, а доскональное изучение законов ожжет занять достаточно много времени. Поэтому лучше обратиться в юридическую консультацию за квалифицированной помощью. Юрист поможет выполнить следующие действия:

  • Правильно подобрать лицензированного эксперта, который сможет провести анализ данных или повторное исследование;
  • Составить ходатайство в суд по законному образцу;
  • Предоставить рецензию на экспертизу;
  • Собрать необходимые документа для осуществления исследования.

Юрист будет полностью сопровождать клиента в разрешении конфликтной ситуации до конца процесса. Важно понимать, что любое отхождение от буквы закона влечет за собой ответственность, а исход каждого судебного дела зависит от достоверности доказательной базы. При обнаружении, каких либо ошибок и несоответствий, требуется доказывать правоту для достижения максимально правильного результата. Закон на стороне правды, и бояться оспаривать решения и заключения не нужно.

Важно! По всем вопросам об экспертизах, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Юристы, и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

Читайте также:  Можно ли по доверенности переписать землю под ларьком на другого ИП

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12.07.2016 N 18-КГ16-41

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 12 июля 2016 г. N 18-КГ16-41

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Дубашина К.С. к обществу с ограниченной ответственностью “Страховая компания “Согласие” о взыскании суммы страхового возмещения и другим требованиям

по кассационной жалобе Дубашина Константина Степановича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 сентября 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителей ООО “СК Согласие” Швецова Н.И. и Кирилловой О.В., просивших жалобу отклонить,

Дубашин Константин Степанович обратился в суд с иском к ООО “СК “Согласие” о взыскании суммы страхового возмещения, неустойки, финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда.

Иск обоснован тем, что 5 февраля 2015 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был поврежден принадлежащий истцу на праве собственности автомобиль марки “. Виновным в ДТП признан Астахов Д.В., гражданская ответственность которого застрахована в ООО “СК “Согласие”.

9 февраля 2015 г. Дубашин К.С. обратился в ООО “СК “Согласие” с заявлением о выплате страхового возмещения, приложив все необходимые документы. Однако в установленный законом срок страховая компания выплату не произвела.

С целью определения действительной стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля истец обратился в независимую оценочную организацию ООО “Автотехническая экспертиза”. Согласно отчету от 5 марта 2015 г. стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа составила 385 296 руб., величина утраты товарной стоимости составила 22 960 руб.

13 марта 2015 г. Дубашин К.С. обратился в ООО “СК “Согласие” с претензией о выплате страхового возмещения, компенсации морального вреда и расходов по оплате услуг оценщика, приложив подтверждающие данные требования документы.

ООО “СК “Согласие” требования истца оставлены без удовлетворения.

Истец просил взыскать с ответчика сумму недоплаченного страхового возмещения в размере 248 604 руб., неустойку в размере 290 278 руб., финансовую санкцию в размере 8 600 руб., штраф в размере 50%, 10 000 руб. в счет компенсации морального вреда, а также возместить расходы на оплату услуг оценщика в размере 15 000 руб. и услуг эвакуатора в размере 4 600 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Краснодара от 2 июня 2015 г. исковые требования удовлетворены частично, при этом с ООО “СК “Согласие” в пользу Дубашина К.С. взысканы: страховое возмещение в размере 248 604 руб., неустойка в размере 290 278 руб., финансовая санкция в размере 8 600 руб., убытки в размере 19 600 руб., 5 000 руб. в счет компенсации морального вреда (в резолютивной части указания на взыскание указанной суммы нет), штраф в размере 195 886 руб., расходы на оплату услуг оценщика в размере 24 000 руб. В остальной части в иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 сентября 2015 г. решение суда отменено, по делу вынесено новое решение об отказе в иске.

В кассационной жалобе Дубашин К.С. просит отменить апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 14 июня 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 5 февраля 2015 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием трех автомобилей, в результате которого поврежден принадлежащий истцу автомобиль марки ” “. Виновным в ДТП признан Астахов Д.В., гражданская ответственность которого застрахована в ООО “СК “Согласие”.

9 февраля 2015 г. Дубашин К.С. обратился в ООО “СК “Согласие” с заявлением о выплате страхового возмещения, приложив все необходимые для этого документы.

Страховой компанией организован осмотр транспортного средства истца, который был произведен 10 февраля 2015 г. в присутствии всех заинтересованных лиц.

11 марта 2015 г. изготовлено экспертное заключение ООО “РАНЭ-ЮФО”, согласно которому стоимость восстановительного ремонта составляла 165 919 руб., размер материального ущерба с учетом износа – 143 169 руб.

Поскольку в установленный законом срок возмещение не было выплачено, то 5 марта 2015 г. по заказу истца проведен повторный осмотр автомобиля и ООО “Автотехническая экспертиза” составлено экспертное заключение, согласно которому возмещению подлежал ущерб в размере 385 296 руб.

13 марта 2015 г. Дубашин К.С. обратился к ООО “СК “Согласие” с претензией, в которой просил выплатить ему страховое возмещение, исходя из размера причиненного ущерба, установленного последней экспертизой.

13 апреля 2015 г. страховая компания выплатила истцу страховое возмещение в размере 143 169 руб.

14 апреля 2015 г. Дубашин К.С. обратился в суд с иском по настоящему делу.

В процессе рассмотрения дела судом первой инстанции была назначена судебная экспертиза, согласно заключению которой от 30 апреля 2015 г., произведенной ООО “Краевой центр судебных экспертиз”, размер ущерба составил 372 423 руб.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции исходил из того, что сумма недоплаченного страхового возмещения составила 248 604 руб. При этом суд руководствовался, в частности, заключением судебной автотехнической экспертизы от 30 апреля 2015 г. Исходя из указанной суммы, судом определен размер неустойки, финансовой санкции и штрафа.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции указал, что заключение автотехнической экспертизы от 30 апреля 2015 г. не является надлежащим доказательством по настоящему делу, поскольку данная экспертиза выполнена с нарушением требований статьи 12.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” (далее – Закон об ОСАГО), согласно которой независимая техническая экспертиза проводится по правилам, утвержденным Положением Банка России от 19 сентября 2014 г. N 432-П “О единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства”.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в апелляционном определении, в частности, должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

Решение суда должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Изложенные выше нормы процессуального права, предусматривающие обязанность суда указывать в мотивировочной части своего решения доказательства, на которых основаны выводы суда об установленных им обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд, закрепляют одну из фундаментальных процессуальных гарантий реализации права на судебную защиту.

В силу части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Суд апелляционной инстанции признал заключение судебной экспертизы от 30 апреля 2015 г. ненадлежащим доказательством по тем причинам, что экспертиза была проведена не в соответствии с Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной Банком России, то есть в нарушение статьи 12.1 Закона об ОСАГО. При этом суд квалифицировал данное заключение как полученное с нарушением закона.

Однако суд неправильно применил положения части 2 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

По смыслу указанной нормы, не имеют юридической силы доказательства, которые получены в нарушение установленной процедуры.

В то же время экспертное заключение от 30 апреля 2015 г. было составлено на основании определения Ленинского районного суда г. Краснодара от 21 апреля 2015 г. экспертами ООО “Краевой центр судебных экспертиз”. Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Суд апелляционной инстанции не указал, какие процессуальные нормы при назначении и проведении экспертизы были нарушены. Судом второй инстанции сделан вывод о том, что экспертиза от 30 апреля 2015 г. проведена с нарушением порядка, установленного Положением Банка России от 19 сентября 2014 г. N 432-П “О единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства”. При этом коллегия не обосновала свою позицию, в частности не указала, в чем состоит несоответствие экспертного заключения и вышепоименованной методики. Довод судебной коллегии о том, что при проведении экспертизы использовались цены на запасные части к автомобилю, которые не подлежали применению, не свидетельствует о том, что доказательства получены с нарушением закона.

Также судом второй инстанции сделан необоснованный вывод о том, что отчет эксперта от 5 марта 2015 г. не может быть положен в основу решения суда, поскольку эксперт не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В соответствии с частью 2 статьи 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в определении суда о назначении экспертизы указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации.

Поскольку отчет эксперта от 5 марта 2015 г. был составлен до возбуждения настоящего гражданского дела, а потому не является заключением эксперта применительно к статье 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а должен квалифицироваться как письменное доказательство, то лицо, составившее данный отчет, не могло нести ответственность, предусмотренную статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Читайте также:  Признание права собственности на недострой

Следовательно, данный отчет является допустимым доказательством, которому надлежало дать оценку.

Судом первой инстанции со страховой компании в пользу истца были взысканы неустойка и финансовая санкция.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено и истцу было отказано во взыскании неустойки за несвоевременную выплату страхового возмещения и финансовой санкции за несоблюдение срока направления потерпевшему мотивированного отказа в страховой выплате.

Данный отказ суда второй инстанции ничем не мотивирован, чем нарушены положения статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не учла, то с заявлением о выплате страхового возмещения Дубашин К.С. обратился 9 февраля 2015 г., представив все необходимые документы. 10 февраля 2015 г. поврежденная машина была осмотрена, а выплата страхового возмещения в размере 143 169 руб. была произведена страховой компанией только 13 апреля 2015 г.

Никакого мотивированного отказа о причинах отказа в уплате страховой выплаты компания истцу не направила.

В соответствии с пунктом 21 статьи *** Закона об ОСАГО в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховой выплате или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или выдать ему направление на ремонт транспортного средства с указанием срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховой выплате.

При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с настоящим Федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

При несоблюдении срока направления потерпевшему мотивированного отказа в страховой выплате страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему денежные средства в виде финансовой санкции в размере 0,05 процента от установленной настоящим Федеральным законом страховой суммы по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

До полного определения размера подлежащего возмещению по договору обязательного страхования вреда страховщик по заявлению потерпевшего вправе осуществить часть страховой выплаты, соответствующую фактически определенной части указанного вреда.

Поскольку факт несвоевременной выплаты Дубашину К.С. страхового возмещения и отсутствие мотивированного отказа в страховой выплате был установлен судом и никем не оспаривался, вывод суда апелляционной инстанции об отказе во взыскании неустойки и финансовой санкции является незаконным.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 сентября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

За фальшивую экспертизу теперь можно будет сесть в тюрьму

Новый закон вносит поправки в Уголовный кодекс. Документ, как уверены его авторы, защитит наших граждан от возможных злоупотреблений со стороны экспертов.

О том, насколько это серьезный документ, можно судить хотя бы по скандалу вокруг нашумевших историй “пьяных мальчиков” – детей, погибших под колесами автомобилей. Посмертная экспертиза в обоих случаях показала, что якобы маленькие дети попали под машины, будучи совершенно пьяными.

И это самые вопиющие случаи. Если бы на месте детей оказались взрослые дяди и тети, может быть, и вопроса не возникло – выпившие сами виноваты. А с водителя, который совершил смертельный наезд, подобный вывод эксперта снимает уголовную ответственность. И эти примеры – только видимая часть огромного айсберга.

Публикуемый закон об ужесточении ответственности за ложные заключения экспертов вносит поправки в статью 307 Уголовного кодекса РФ.

Авторы закона, когда он еще был в стадии законопроекта, справедливо подчеркивали – результаты экспертных исследований играют важную роль при возбуждении уголовного дела. При проверке сообщений о преступлении заведомо ложные заключения или показания эксперта представляют собой “не меньшую общественную опасность”, чем при расследовании или судебном рассмотрении уголовного дела.

Именно поэтому новый закон распространяет ответственность за подложные заключения на все стадии судебного производства и досудебного. Так что же может грозить эксперту, если его вранье вылезет наружу?

Минимальное наказание – он заплатит штраф, максимальное – поедет трудиться на государство на пару лет. Но в любом случае, со штрафом или исправительным трудом, он с работой эксперта может попрощаться.

Итак, пойманный за руку эксперт-нарушитель сможет получить либо штраф в размере до 80 000 рублей, либо обязательные работы на срок до 480 часов. Но это не все, дальше по списку наказаний следуют исправительные работы на срок до двух лет либо арест на срок до трех месяцев.

– Если такое деяние сопряжено с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то максимальное наказание для эксперта или специалиста составит до пяти лет лишения свободы, – сказал при обсуждении законопроекта председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

По мнению Крашенинникова, изменения защитят россиян от возможных злоупотреблений “со стороны нечистых на руку экспертов, чьи заключения зачастую имеют решающее значения для возбуждения уголовного дела или отказа в нем”.

Для того чтобы понять всю справедливость этого высказывания, достаточно представить совершенно банальную жизненную ситуацию. Драка на улице или нападение хулигана на прохожего.

Нередко такой конфликт заканчивается либо тяжелой травмой, либо смертью чело­века.

Что привело к летальному исходу – неудачное падение самого пострадавшего, когда несчастный головой ударяется о дерево или бордюр, или человек погиб от смертельного удара в висок?

Именно от того, что в подобных случаях скажет эксперт, зависит главный вывод – это было преступление или просто случайное стечение обстоятельств. Будет отвечать по закону тот кто бил или, благодаря “сговорчивости” эксперта, останется безнаказанным.

Важность заключений эксперта не оспаривают ни дознаватели, ни следователи, ни судьи. Они-то лучше всех знают, что только квалифицированный специалист скажет, умер человек от болезни и в его смерти никто не виноват или ему помогли умереть. Дом сгорел от того, что замкнула некачественная проводка, или постарались завистники, чтобы разгорелось пламя. Список того, на что может влиять заключение эксперта, огромен, а до вчерашнего дня ответственность эксперта за заключение была невелика.

Любопытно, что сегодня одно из весьма востребованных заключений экспертов для гражданских процессов – определение отцовства. Свои услуги помочь в подобном процессе предлагают немало экспертных учреждений. Их выводы стоят денег. А можно договориться за “нужный” вывод?

Масса коммерческих контор предлагает экспертизу подлинности почерка. Предположим, в расписке о долге. Эксперт может указать на писавшего, даже если тот клянется, что ничего не подписывал.

Это не последний документ об экспертах. Напомним, в начале ноября нижняя палата парламента приняла в первом чтении также нужный законопроект. Он обязывает следователя знакомить стороны уголовного дела с постановлением о назначении экспертизы.

Судя по пояснительной записке, сейчас обвиняемые и их адвокаты часто узнают о судебных экспертизах уже после их проведения.

Это лишает обвиняемого возможности задать вопросы эксперту, заявить ему отвод, попросить о производстве экспертизы в другом учреждении.

Привлечение эксперта к ответственности

Привлечение эксперта к ответственности за заведомо ложное заключение

Законодателем предусмотрена уголовная ответственность эксперта за заведомо ложное заключение. В действительности же, привлечь эксперта к уголовной или административной ответственности не так-то просто.

Наряду с такими участниками уголовного судопроизводства, как свидетель, переводчик и специалист, эксперт поставлен в довольно жесткие процессуальные рамки. Они не позволяют ему использовать свое положение в личных корыстных целях или в интересах одной из сторон, равно как и в интересах третьей стороны. За все умышленные действия, выходящие за пределы дозволенного Уголовно-процессуальным Кодексом РФ, эксперт несет уголовную ответственность, согласно положениям ст. 307 УК.

Что заставляет эксперта «шельмовать»?

Тема эта давно будоражит умы адвокатов. Почему только адвокатов? Да потому, что, если и бывают случаи, когда заключение эксперта не вызывает доверия у участников судопроизводства, то почти всегда его содержание направлено на поддержку обвинения. И это не случайно. Основным местом проведения большинства судебных экспертиз по уголовным делам были и остаются государственные судебно-экспертные учреждения. По этой причине следователю и прокурору беспокоиться о порядочности эксперта не приходится. Обычный человек, который в своей повседневной деятельности редко сталкивается с системой государственных учреждений, не имеет представления о том, насколько они взаимосвязаны между собой. На самом деле связи гос. структур очень мощные, а потому следователю и прокурору, работающим в этой системе, доступно то, что недосягаемо для людей извне.

К примеру, назначая экспертизу, следователь вполне может явиться к эксперту лично и, под предлогом предоставления последнему необходимых материалов дела, обсудить с ним «тет-а-тет» все волнующие его вопросы. А что его может еще волновать, как не «гладкость» будущего обвинения? И ему ведь зачастую не нужно, чтобы эксперт фальсифицировал все и вся, достаточно подправить кое-чего, дабы в суде «поувесистей» выглядело. В случае, когда судебная экспертиза назначается в ходе судебного рассмотрения дела, то же самое может сделать и прокурор. Как правило, он воздействует на эксперта через его непосредственное руководство. Думаете, это сложно? Ничего подобного. Практически все экспертно-криминалистические учреждения России находятся в системе Министерства юстиции (с которым у прокуратуры тесные связи), МВД и Минздрава (полностью подконтрольных прокуратуре).

Несмотря на провозглашаемую равность сторон обвинения и защиты в уголовном судопроизводстве, адвокат явно не имеет равных со следователем и прокурором возможностей. Все, чем располагает защитник в судебном заседании — это право каким-либо образом оспорить сомнительное заключение эксперта и ходатайствовать о назначении новой экспертизы в негосударственном судебно-экспертном учреждении. И даже, если это ему удается (что весьма редко случается), сторона обвинения, в свою очередь, имеет право отстаивать первоначальное заключение и этим правом всегда пользуется. При таком положении дела отличным выходом было бы доказать заинтересованность эксперта в умышленном искажении результатов исследования и, соответственно, привлечь его к ответственности. Только тогда можно уверенно ходатайствовать об исключении его заключения из числа доказательств.

Читайте также:  Один собственник в розыске

Так как же взять эксперта «на цугундер»?

Теоретически — возможно, практически — никак. Посудите сами: эксперт — лицо, обладающее специальными познаниями, необходимыми органам следствия или суда для установления значения для каких-либо, известных по делу, фактов. Стало быть, кроме эксперта, никто из участников и сторон процесса этими познаниями не обладает и сам эксперт прекрасно это понимает. Уже одно это преимущество дает возможность эксперту, чье «рыльце в пуху», избежать уголовной ответственности. Каким образом?

Представим себе судебное заседание, в котором суд также серьезно проникся сомнениями адвоката в добросовестности эксперта и жаждет вывести его «на чистую воду». Каким будет результат? Думается, примерно таким:

· Разъясняя процесс исследования и логику построения своих выводов, эксперт будет максимально использовать специфические термины, непонятные для присутствующих. На просьбу суда, объяснить эти термины попроще, он либо сошлется на невозможность такого объяснения, либо воспользуется еще более «замудренными» терминами. И так — пока суду не надоест.

· В любой момент он может сослаться на оплошность, ошибки, допущенные по невнимательности. Он даже может признать собственную халатность, ведь это грозит ему только дисциплинарной ответственностью (выговором от руководства) и не более.

· Ему достаточно напрочь отрицать наличие в своих действиях умысла, а вот как раз умысел без искреннего признания самого эксперта доказать, практически, нереально.

Ну и, конечно же, чудесное примечание к ст.307 УК РФ просто призвано освобождать эксперта от уголовной ответственности в самый последний момент. Ему достаточно признать свою вину в даче заведомо ложного заключения до момента вынесения приговора по рассматриваемому судом делу и все — полностью свободен.

Судебная экспертиза – проблемы качества и объективности

Заключение эксперта – одно из важнейших, если ни самое важное доказательство для огромной категории гражданских дел. Несмотря на “отсутствие заранее установленной силы для суда”, заключение эксперта может не только перевесить практически любую совокупность фактов, но и обеспечить нужный результат в любой судебной тяжбе. Очевидно, что значимость судебной экспертизы в настоящее время чрезвычайна высока.

В этих условиях, когда по результату судебной экспертизы можно заранее узнать итог гражданского дела, государство и общество обязано обеспечить максимальную прозрачность судебной экспертизы, гарантию качества и объективности работ экспертов ради сохранения справедливости судебного следствия.

Соответствует ли сегодняшняя судебная экспертиза тем высоким стандартам, которые мы озвучили?

К сожалению, нет.

Во-первых, качество заключений эксперта. У эксперта нет стимула к подготовке глубокого и всеобъемлющего исследования, ведь суд, как правило, интересуется лишь выводами, а сторона по гражданскому делу в любом случае обязана оплатить работу независимо от правильности выводов эксперта. Кроме того, эксперт не несет ответственности перед “заказчиком” за плохо выполненную работу и в случае повторной экспертизы затраченных денег (значительных денежных средств) не вернет.

Во-вторых, объективность экспертных исследований, которая, мягко говоря, не соответствует идеалу. Ответственность за заведомо ложное экспертное заключение чем-то схожа со “страшилкой”, которой пугают детей – страшно пока маленький. В таких условиях только совесть эксперта стоит на страже объективности исследования. Однако и совесть не всесильна.

Проблемы налицо, а их причины, на наш взгляд, кроются в однобоком и противоречивом понимании существа экспертной деятельности в рамках судебного следствия. Для законодателя экспертиза – это фактически часть судебного следствия, которая регулируется процессуальным правом.

При этом то обстоятельство, что экспертиза по своей правовой природе является подрядом на выполнение тех или иных работ, вовсе не принимается в расчет. Таким образом, критерии качества, ответственности за его нарушение и многие другие вопросы выпадают из правового регулирования при проведении судебной экспертизы.

В тоже время, обратим внимание на экспертные исследования вне рамок судебного следствия.
Закон допускает существование, как государственных экспертных учреждений, так и частных. И те, и другие могут проводить экспертные исследования вне рамок судебного следствия по возмездному договору с физическими и юридическими лицами. При этом отношения частного или государственного экспертного учреждения с заказчиком строятся на основе договора и регулируются Гражданским законодательством.

Т.е., выполняя работу, частное или государственное учреждение, несет обязательства по качеству исследования, срокам и так далее. В случае выполнения работ ненадлежащего качества заказчик имеет разнообразные средства правовой защиты, а экспертное учреждение несет гражданско-правовую ответственность.

Кроме того, качество выполнения работ достигается благодаря постоянной конкуренции на рынке экспертной деятельности. Данный рынок подчиняется общим экономическим принципам, и экспертные учреждения дорожат своей репутацией.

Таким образом, экспертные учреждения фактически “ведут двойную жизнь”. В одной они равноправные участники гражданских правоотношений, а в другой субъекты, “наделенные правом решать судьбы людей”, без стимула к качеству работы с полным осознанием своей безответственности.
Справедливо ли то, что экспертная деятельность в рамках судебного следствия осталась за границами гражданского законодательства и осуществляется в правовом вакууме? Выигрывает ли от такого порядка вещей гражданин или судебная система?

Очевидно, что подобный порядок вещей ведет судебную систему в тупик.

Но как разрешить эту проблему, спросят многие. Ведь не может эксперт, проводящий исследование по поручению суда, быть зависим от того, кто оплачивает работу, отвечать перед ним за качество и сроки. Безусловно, это так, ведь главным принципом все-таки остается объективность экспертной деятельности.

Тем не менее, нынешняя ситуация требует своего разрешения.

На наш взгляд, в первую очередь необходимо поместить судебную экспертную деятельность в атмосферу конкуренции. Т.е. выбор экспертного учреждения в рамках судебного следствия поставить в зависимость не от воли председательствующего судьи, а от качества работы экспертов, которое анализируется на основе специального рейтинга.

Под рейтингом мы понимаем, определенную оценку, выставляемую районными судами каждому экспертному учреждению округа в зависимости от ряда критериев: соотношение количества успешных экспертиз учреждения к тем, которые вызвали недоверие и потребовали проведения повторных исследований, глубина исследований, сроки проведения и т.д. Подобный механизм будет являться стимулом к самосовершенствованию и улучшению качества работы экспертных учреждений.

Кроме того, как известно ничего не стимулирует лучше, как вероятность потерять заработок. На наш взгляд, экспертное учреждение, которое провело исследование некачественно должно лишаться оплаты соответствующих работ. Вопрос о качестве исследования должен решаться судом исходя из необходимости проведения дополнительной, повторной экспертизы и т.п.

Изложенные минимальные меры способны вытянуть ситуацию из глубокой ямы, возродить доверие людей к независимой судебной экспертизе.

Medved01 › Блог › Суд наказал Экспертное бюро «АНЭКСТ» (ИП Аникийчук С.Г.) за некачественно проведенную независимую экспертизу ТС

Я уже не раз писал, что мы стараемся не брать экспертизы выполненные посторонними организациями. Экспертов развелось как адвокатов, т.е. дохрена и больше. Квалификация и тех и других зачастую оставляет желать лучшего. Постоянно приходят люди в кривыми экспертизами, а нам их приходиться переделывать. Люди при этом теряют деньги, которые отдали за такую экспертизу. Чтобы шлепать экспертизы нужно всего лишь пройти обучение — около 30 тыс. рублей стоит. Ну или стать оценщиком, примерно такая же стоимость.

Вот типичный пример некачественной экспертизы. Не смогли число неправильно написать. А как с такой экспертизой в суд идти?

Страховая компания сразу за это уцепиться и будет требовать назначения судебной экспертизы, а судебные эксперты не всегда так объективны, скорее редко объективны, когда страховая компания оплачивает экспертизу.

Оценщик не имеет права делать независимую экспертизу. Оценщик может рыночную стоимость квартиры оценить или земельного участка. Независимую экспертизу изготавливает только эксперт-техник, т.к. при проведении экспертизы выясняется раз вопросов находящихся вне компетенции оценщика: соотносилось возрождении обстоятельствам ДТП, ремонтные воздействия необходимые к применению и пр. Оценщик оценивает, а эксперт-техник проводит экспертизу. Это принципиальная разница.
А когда оценщик изготавливает некий документ по сути являющийся оценкой, но называет его независимой экспертизой, то это совсем чушь получается.
Подробнее про разницу между оценкой и независимой экспертизой я напишу следующий раз, объемная тема потому что.

Обратился водитель. У него годовалая Мазда. После ДТП обратился за независимой экспертизой в «Анэкст» (ИП Аникийчук) ранее находилось в Екатеринбурге по ул. Хомякова 2, в настоящее время по ул. пр.Ленина, д. 5/Л, оф. 501, Бизнес-центр «САМОЛЕТ». Даже сайт есть. www.anekst96.ru

И раньше поступали жалобы на «Анэкст» (ИП Аникийчук), но люди до суда не хотели доводить. В данном случае мы решили пойти в суд, ибо косяк Аникийчука велик. Амортизационный износ составил 33 278 рублей 54 копейки, Аникийчук посчитал на 67 862 руб. 66 коп. Разница 34584 руб. 12 коп. Аникийчук просчитался почти на 35 000 рублей. Фактически действия Аникийчука принесли бы потерпевшему ущерб 35 000 рублей и это большая удача для потерпевшего, что он обратился в Экспертный центр «Федерации автовладельцев России» для проверки экспертизы Аникийчука.

Я не говорю, что Аникийчук плохой или еще что-то. Каждый может ошибиться или посчитать неправильно, но если потребитель обратился к тебе с просьбой привести в соответствие, то будь добр приведи в соответствие, а не говори, что у тебя много работы поэтому 500 рублей надо дать за пересчет.

Аникийчук пояснил в суде, что своего экземпляра экспертизы не сохранилось, хотел 500 рублей за исправление и правильный расчет износа, настаивал на расчете износа с даты выпуска машины, а не с даты начала эксплуатации.

Суд установил, что Аникийчук некачественно оказал услугу. Суд наши требования удовлетворил, но не полностью. По существу мы согласные с решением, не согласны с размером морального вреда и отсутствием штрафа. Жалобу подали, ждем рассмотрения.

Сейчас еще одно дело есть по Аникийчуку, там он не поставил окраску повреждены деталям, у которых были незначительные доаварийные нарушения ЛКП.

Окраска не назначается только если:
на всем элементе до его повреждения отсутствовало ЛКП;
в зоне повреждения элемента до его повреждения отсутствовало ЛКП;
на элементе имеются следы сквозной коррозии.

А таких элементарных вещей не знают многие эксперты.

Будьте бдительны и обращайтесь к нормальным экспертам. А если хотите проверить правильно ли вам посчитали ущерб от ДТП, то обращайтесь в Экспертный центр «Федерации автовладельцев России», у нас есть услуга — рецензирование сторонних экспертиз.

Ссылка на основную публикацию