Ответ из поликлиники по запросу адвоката

Ответ из поликлиники по запросу адвоката

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

В медицинское учреждение поступил запрос от адвоката о предоставлении сведений о состоянии здоровья матери его подзащитного. Вправе ли учреждение предоставлять такие сведения?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Учреждение здравоохранения вправе отказать в предоставлении информации о состоянии здоровья гражданина по запросу адвоката, если отсутствует согласие самого гражданина либо его законного представителя на подобную передачу сведений.

Обоснование вывода:
Как следует из ст. 1 и ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” (далее – Закон N 63-ФЗ), адвокат оказывает квалифицированную юридическую помощь в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.
Согласно пп. 1 п. 3 ст. 6 Закона N 63-ФЗ адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном ст. 6.1 Закона N 63-ФЗ.
Так, в силу ст. 6.1 Закона N 63-ФЗ адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном Законом N 63-ФЗ, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи.
При этом органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса. В случаях, если законодательством Российской Федерации установлен особый порядок предоставления сведений, рассмотрение адвокатского запроса осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации для соответствующей категории сведений (ч. 6 ст. 6.1 Закона N 63-ФЗ).
Однако следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 4 ст. 6.1 Закона N 63-ФЗ в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если:
1) субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;
2) нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;
3) запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.
Согласно ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” информация в зависимости от категории доступа к ней подразделяется на общедоступную информацию, а также на информацию, доступ к которой ограничен федеральными законами (информация ограниченного доступа). Перечень сведений конфиденциального характера утвержден Указом Президента РФ N 188 от 06.03.1997, к сведениям, связанным с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, отнесена и врачебная тайна.
Как следует из пп. 1 и 2 ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” (далее – Закон N 323-ФЗ), врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. При этом разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе и после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, не допускается. Согласно ч. 3 ст. 13 Закона N 323-ФЗ передача сведений, составляющих врачебную тайну, допускается только с согласия гражданина или его законного представителя *(1).
В силу прямого указания п. 3 ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно.
Предусмотренный ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ перечень случаев предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия пациента или его законного представителя сформулирован законодателем исчерпывающим образом и не подлежит расширительному толкованию. Адвокатский же запрос не входит в перечень оснований, по которым предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, допускается без согласия гражданина или его законного представителя. Поэтому в случае отсутствия такого согласия гражданина (его законного представителя) учреждение здравоохранения вправе отказать в предоставлении информации о состоянии здоровья гражданина по запросу адвоката.
В этой связи следует обратить внимание на судебную практику, например: апелляционное определение СК по административным делам Тульского областного суда от 24 сентября 2015 г. по делу N 33а-2896/2015, апелляционное определение Московского городского суда от 02 октября 2015 г. N 33а-35784/15, определение СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 16 декабря 2015 г. по делу N 33-11324/2015, апелляционное определение СК по административным делам Челябинского областного суда от 04 августа 2014 г. по делу N 11-7674/2014

К сведению:
Не допускает обработку сведений о состоянии здоровья гражданина без его согласия и Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ “О персональных данных” (далее – Закон N 152-ФЗ). Так, согласно ст. 10 Закона N 152-ФЗ обработка специальных категорий персональных данных, касающихся в том числе состояния здоровья, не допускается, за исключением случаев, когда субъект персональных данных дал согласие в письменной форме на такую обработку. Без согласия могут обрабатываться данные, относящиеся к состоянию здоровья гражданина, только в случаях, перечисленных в ч.ч. 2, 3 ст. 10 Закона N 152-ФЗ.

Ответ подготовил:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Парасоцкая Елена

15 декабря 2017 г.

————————————————————————
*(1) Законные представители – это лица, являющиеся представителями подопечных в силу закона. Таковыми являются родители (усыновители) несовершеннолетних (ч. 1 ст. 64 СК РФ), опекуны, попечители в отношении недееспособных или не полностью дееспособных граждан (п. 1 ст. 31, ст.ст. 32, 33, п. 4 ст. 35 ГК РФ).

© ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания “Гарант” и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”. Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, info@garant.ru.

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), editor@garant.ru

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), adv@garant.ru. Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Получение адвокатом сведений, составляющих врачебную тайну в отношении иного лица

Доказательственная база по ряду категорий дел строится на данных, относящихся к врачебной тайне тех или иных лиц, выступающих в качестве стороны по уголовному и гражданскому делу. Получить добровольное согласие противоположной стороны по делу или иных участников процесса (например, свидетеля) на запрос о них таких сведений, как правило, не представляется возможным.

Адвокаты не входят в предусмотренный ч.4 ст.13 Закона об охране здоровья перечень лиц, которым допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или без согласия законного представителя несовершеннолетнего или недееспособного гражданина. Следовательно, лечебное учреждение не вправе предоставить указанные сведения при наличии одного лишь адвокатского запроса. Эту же позицию подтвердил и Верховный Суд РФ.
Представляется несостоятельным в этой связи мнение отдельных авторов и даже адвокатских сообществ о том, что адвокаты, якобы, «получили право запрашивать такие сведения наравне с органами следствия и дознания» по Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так как этот законодательный акт вступил в силу позднее Основ. Аналогичная позиция представлена в информационном письме Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга от 16 февраля 2004 г. № 91, в котором Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ошибочно, с нашей точки зрения, оценивается как специальная норма по отношению к ранее действовавшим Основам.

Ни Основы, ни новый Закон об охране здоровья, ни Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не включают адвокатов в перечень субъектов, которые вправе без согласия гражданина напрямую запрашивать сведения, составляющие врачебную тайну.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда (апелляционное определение от 23 октября 2013 г. № 33-6945/2013) оставила без удовлетворения апелляционную жалобу адвоката Ткачева А.Н. на решение Центрального районного суда г. Омска от 20 августа 2013 г.

Ткачев обратился с иском к БУЗ ОО «Станция скорой медицинской помощи», БУЗ ОО «Городская поликлиника № 11», БУЗ ОО «Городская клиническая больница скорой медицинской помощи № 1» о признании незаконным отказа в представлении информации. В обоснование своих требований Ткачев указал, что как адвокат в рамках осуществления им полномочий по защите Ветрова В.В. по уголовному делу он обратился с адвокатскими запросами об обстоятельствах причинения вреда здоровью потерпевшего по делу Яцука К.В. Он затребовал, в частности копии медицинских карт Яцука, выписки из них в части наличия нарушений деятельности головного мозга, сердца, эпилепсии, протокол операции. Ткачев просил суд обязать медучреждения предоставить ему информацию, необходимую для подготовки надзорной жалобы, проведения медицинских исследований с участием независимых специалистов. По его мнению, законодательное закрепление полномочий адвоката по получению информации, составляющей врачебную тайну, при условии сохранения ее конфиденциальности должно применяться независимо от ограничений, предусмотренных иными федеральными законами.

Суд указал, что предложенное истцом толкование норм УПК РФ как предоставляющих защитникам неограниченное право самостоятельно требовать от всех без ограничения органов и организаций предоставления любой информации, в том числе, и той, доступ к которой ограничен федеральными законами, не может быть признано правильным. Согласно ст.1 УПК РФ данным Кодексом установлен порядок уголовного судопроизводства, и его нормы являются обязательными в первую очередь для участников уголовного судопроизводства. Статья 7 УПК РФ устанавливает законность как один из принципов уголовного судопроизводства и, как следует из её текста, распространяется на суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя.Данные нормы не могут применяться к указанным в качестве ответчиков лечебным учреждениям, не участвовавшим в производстве по уголовному делу, в рамках которого Ткачевым как защитником направлялись запросы о выдаче копий документов. Право адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, на получение информации от лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства, подлежит реализации с учётом норм законодательства, регулирующих порядок предоставления информации ограниченного доступа. Об этом свидетельствуют положения подпункта 1 п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которым предоставлять документы по запросам адвоката организации обязаны в порядке, установленном законом, что предполагает соблюдение требований специального законодательства, регламентирующего порядок предоставления информации ограниченного доступа.

В данном случае такой специальной нормой является ст.13 Закона об охране здоровья, устанавливающая перечень сведений, относящихся к врачебной тайне, и порядок их предоставления. Поскольку этой нормой не предусмотрена возможность предоставления информации, отнесённой к врачебной тайне, адвокатам, в том числе, и при осуществлении ими функций защитника по уголовному делу, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для возложения на ответчиков обязанности предоставить по запросам Ткачева документы, связанные с оказанием медицинской помощи Яцуку, являются правильными. В данном случае предусмотренное уголовно-процессуальным законодательством право защитника на получение документов, связанных с оказанием медицинской помощи потерпевшему, подлежит реализации путем заявления ходатайств следователю или суду об истребовании соответствующих документов и ознакомлении с полученными ответами в порядке, предусмотренном УПК РФ.

Вполне обоснованной представляется позиция по данному вопросу Судебной коллегии Вологодского областного суда (апелляционное определение от 4 апреля 2012 г. № 33-1206/2012), оставившей без удовлетворения апелляционную жалобу адвоката Трайнина И.Л. на решение суда об отказе в иске о предоставлении документов к БУЗ ВО «Бюро судебно-медицинской экспертизы». По мнению Судебной коллегии, позиция Трайнина, в соответствии с которой адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, безотносительно к правовому режиму запрашиваемой им в соответствии с подпунктом 1 п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» информации, является ошибочной. Иное толкование предоставленного адвокату права, указанного в данной норме, могло бы привести к нарушению интересов иных лиц, то есть к злоупотреблению правом.

Хотя адвокаты нередко ухитряются заполучить такую информацию в обход закона, использовать ее в качестве доказательства в процессе им, как правило, не удается. Предъявленная адвокатом в суде справка из психоневрологического, наркологического диспансера или другого медицинского учреждения в отношении своего доверителя без его согласия на истребование такой справки либо в отношении иных лиц, участвующих в деле (свидетеля, потерпевшего и т.д.), если справка получена на основании лишь адвокатского запроса без согласия таких лиц, не может быть приобщена к уголовному или гражданскому делу и оценена судом в качестве доказательства, поскольку эта справка была добыта адвокатом заведомо незаконным путем.

Без согласия лица адвокат не вправе затребовать (и получить) не только сведения об обращении лица за медицинской помощью, о состоянии его здоровья, диагнозе, но и другие сведения, полученные при его медицинском обследовании и при этом никак не характеризующие его состояние здоровья, например, данные о группе крови лица.

Так, Волжский городской суд Волгоградской области своим решением от 8 августа 2012 г. (дело № 2-3908/2012) отказал адвокату Семилетову Д.В. в иске к МБУЗ «Городская клиническая больница № 3» о признании действий больницы неправомерными.

Семилетов в обоснование своих требований указал, что, будучи адвокатом, обратился в больницу с адвокатским запросом о предоставлении информации о группе крови гр.Н. Ответчик вопреки требованиям Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» отказал в предоставлении запрашиваемой информации. Семилетов просил признать решение ответчика неправомерным и обязать его предоставить информацию о группе крови гр.Н.

Представитель больницы исковые требования не признала, пояснив, что сведения, полученные при медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну, и закон не позволяет адвокатам запрашивать подобные сведения. Волеизъявление гр.Н. о выдаче данных о его группе крови Семилетовым при обращении с запросом представлено не было. Письмом за подписью главного врача больницы истцу отказано в предоставлении информации. Одновременно истцу разъяснено, что указанные сведения могут быть выданы либо лично гр.Н. либо адвокату при наличии надлежащим образом оформленной доверенности от гр.Н.

Читайте также:  Можно ли отказаться от страховки по кредиту

В судебном заседании представитель истца пояснил, что доверенности от имени гр.Н. на получение сведений о его группе крови у адвоката Семилетова нет.

Доводы истца и его представителя о том, что в силу п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций, а указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката, суд признал несостоятельными как основанные на неверном толковании норм материального права, поскольку запрашиваемая адвокатом информация о группе крови гражданина в силу положений Закона об охране здоровья обладает режимом информации с ограниченным доступом, правом на получение которой обладают только прямо указанные в законе лица.

Неправомерность предоставления медицинской информации адвокату по одному лишь адвокатскому запросу подтверждается практикой привлечения медицинских работников к дисциплинарной и административной ответственности за совершение таких действий.

Так, Бикинский городской суд Хабаровского края своим решением от 26 марта 2012 г. (дело № 12-16/2012) изменил постановление мирового судьи, освободив главного врача ГУЗ «Бикинский центр организации специализированных видов медицинской помощи» Волкову от административной ответственности по ст.13.14. КоАП РФ и выплаты штрафа в размере 4000 руб. и объявил ей устное замечание в связи с признанием деяния малозначительным.

Волкова на основании письменного запроса адвоката, представлявшего интересы обвиняемого по уголовному делу, незаконно выдала ему заверенные копии истории болезни и амбулаторной карты пациентки Н., проходившей лечение в отделении хирургии с диагнозом «сотрясение головного мозга» и являвшейся потерпевшей по делу. Волкова полагала, что она обязана была выдать адвокату данные документы.

Суд указал, что выводы мирового судьи о наличии в действиях Волковой состава административного правонарушения, предусмотренного ст.13.14. КоАП РФ, правомерны, должным образом мотивированы и обоснованы и объективно подтверждаются материалами дела, заявлением потерпевшей Н. в городскую прокуратуру. Вместе с тем, в действиях Волковой не усматривается наличия корысти, личной заинтересованности, каких-либо противоправных целей использования информации, содержащей врачебную тайну, во вред Н. Данные сведения были использованы исключительно в целях рассмотрения уголовного дела с участием потерпевшей Н. и адвоката подсудимого. Каких-либо неблагоприятных последствий для Н. вследствие указанных действий Волковой не наступило. Волкова признала факт нарушения. Суд рассматривает это как смягчающее ответственность обстоятельство.

Аналогичное решение (от 11 января 2011 г.) при схожих обстоятельствах дела было принято Сивинским районным судом Пермского края в отношении главного врача медучреждения Свирепова Ю.Ю., предоставившего «для полноты рассмотрения гражданского дела» выписку из амбулаторной карты Суднишникова В.Ф. представителю ответчика по его устной просьбе.

Ответ на вопрос о том, не ограничивает ли специальный правовой режим информации, содержащей врачебную тайну, процессуальное право сторон на собирание доказательств, подтверждающих, в частности невиновность лица или обоснованность исковых требований, и соответствует ли норма о врачебной тайне Конституции РФ, был дан Конституционным Судом РФ. С позиций Конституционного Суда РФ, федеральный законодатель, исходя из потребностей защиты частных и публичных интересов, вправе установить разные уровни гарантий и степень возможных ограничений права на получение информации при условии соразмерности таких ограничений конституционно признаваемым целям их введения (ч.3 ст. 55 Конституции РФ).

Предусмотренный ст.13 Закона об охране здоровья особый порядок предоставления информации, содержащей врачебную тайну, исключающий возможность ее получения по требованию третьих лиц и защищающий тем самым право каждого на тайну частной жизни (ч.1 ст.24 Конституции РФ), вместе с тем не препятствует участникам как уголовного, так и гражданского судопроизводства в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон реализовать свое право на защиту всеми не запрещенными законом способами, в том числе путем заявления ходатайств об истребовании этой информации органами дознания, следствия или судом. Отказ в удовлетворении ходатайств не препятствует участникам судопроизводства в дальнейшем повторно заявлять их в стадии судебного разбирательства, а также настаивать на проверке вышестоящими судебными инстанциями законности и обоснованности решений, принятых как по этим ходатайствам, так и в целом по результатам рассмотрения дела.

Таким образом, получение конфиденциальных сведений адвокатом (как и его доверителем при личной реализации своих процессуальных прав) в отношении других участников процесса осуществляется путем подачи ходатайства о запросе сведений либо об истребовании медицинской документации. Именно таким образом и следовало поступить адвокату обвиняемого по рассмотренному выше делу об административном правонарушении, совершенном главным врачом Бикинского центра организации специализированных видов медицинской помощи. Суд не вправе был рассматривать медицинские карты потерпевшей, представленные в суд адвокатом обвиняемого, поскольку они были получены в медицинском учреждении незаконным способом.

Один из авторов предлагает адвокатам для реализации права на сбор информации о противоположной стороне в рамках «медицинского процесса» использовать ст.10 Федерального закона «О персональных данных». Адвокату необходимо в этом случае составить для суда мотивированное обоснование того, что обработка (передача) персональных данных, относящихся к состоянию здоровья субъекта персональных данных, необходима для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов других лиц (его доверителя), а получение согласия субъекта персональных данных невозможно. По замыслу автора, «в подобных ситуациях целесообразно получение судебного определения такой необходимости».

КС РФ напомнил о пределах адвокатского запроса

Суд не стал рассматривать жалобу адвоката на то, что правоприменители могут решать, какие сведения являются необходимыми адвокату для оказания помощи

Анализируя определение Конституционного Суда РФ, эксперты указали, что, несмотря на особый правовой статус адвокатов, в праве на получение информации они приравнены к обычным гражданам, а следовательно, их право на сбор сведений, необходимых для оказания юридической помощи, является в большей степени декларативным.

Адвокат Михаил Мошкин обратился в КС РФ с жалобой на нарушение его конституционных прав положением подп. 1 п. 3 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», устанавливающего право адвоката на сбор необходимых для оказания юридической помощи сведений, в том числе путем направления адвокатского запроса, во взаимосвязи с положением п. 1 ч. 2 ст. 227 КАС РФ, согласно которому основанием для удовлетворения требований о признании незаконными оспариваемых решений лица, наделенного государственными полномочиями, является признание их судом нарушающими права административного истца.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы дают правоприменителям возможность по своему усмотрению определять, какие сведения являются необходимыми адвокату для оказания юридической помощи.

Поводом для обращения с жалобой стала следующая ситуация. Адвокат, представляя интересы некоммерческого садового товарищества, в связи с подготовкой документов для обращения в суд направил в местную администрацию адвокатский запрос о предоставлении заверенной копии решения о выделении в 1991 г. земельного участка, принадлежащего другому лицу. Но в предоставлении документа было отказано.

При попытке оспорить отказ суды общей юрисдикции признали действия должностного лица местной администрации законными. Суды установили, что запрашиваемая информация относится к сведениям ограниченного доступа и не может быть предоставлена по запросу адвоката, не имеющего доверенности от правообладателя, в то же время копия истребуемого документа имеется в распоряжении административного истца. В связи с чем суды пришли к выводу об отсутствии нарушения прав адвоката.

Рассмотрев представленные материалы, Конституционный Суд РФ не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. В опубликованном 13 марта Определении от 28 февраля 2017 г. № 244-ОО КС РФ указал следующее. В соответствии с Конституцией РФ любая информация, затрагивающая права и свободы граждан, должна быть доступна им при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус для нее. При этом допускается возможность установления в отношении той или иной информации режима ограничения свободного доступа (Определения от 12 мая 2003 г. № 173-О, от 29 января 2009 г. № 3-О-О и др.). Однако это не лишает адвоката возможности при рассмотрении судом конкретного дела с участием его доверителя обратиться в суд с ходатайством об истребовании доказательств, в том числе сведений, содержащих конфиденциальную информацию (Определение от 29 сентября 2011 г. № 1063-О-О).

«Оспариваемые законоположения, устанавливающие право адвоката на сбор информации, необходимой для оказания юридической помощи, и гарантии обеспечения им судебной защиты данного права согласуются с приведенными правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, – подчеркивается в Определении № 244-ОО. – Оценка же того, того, был ли установлен режим ограниченного доступа к запрашиваемым сведениям и нарушены ли права адвоката отказом в предоставлении ему информации, как связанная с установлением фактических обстоятельств дела, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации”.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн, проанализировав это определение КС РФ, обратил внимание на то, что, несмотря на особый правовой статус адвокатов, их предназначение в судопроизводстве и роль в обществе, их право на получение информации приравнено к праву обычных граждан.

«Нет необходимости в обосновании тезиса о том, что адвокат как защитник и представитель в различных видах судопроизводства, как профессиональный участник состязательного процесса должен иметь более широкий и гарантированный доступ к информации для оказания квалифицированной юридической помощи, чем обыкновенный гражданин», – указал он. Соответственно, должна быть предусмотрена и повышенная ответственность адвоката за неправомерный доступ к информации или ее неправомерное распространение, однако это потребует пересмотра всего комплекса отношений, связанных с защитой информации, отметил Евгений Рубинштейн.

«Судя по последним изменениям в Закон об адвокатуре, а именно исходя из анализа пункта 6 статьи 6.1, законодатель в настоящее время не только не готов к обсуждению этого вопроса, но и не видит в нем никакой актуальности», – заключил советник ФПА РФ.

Член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин добавил, что ранее уже высказывал сомнения относительно возможностей получения большого количества информации по адвокатским запросам в связи с существованием законодательного положения о том, что в случаях, если адвокат запрашивает сведения, в отношении которых установлен режим ограниченного доступа, то рассмотрение адвокатского запроса осуществляется в соответствии с общими требованиями, установленными законодательством для соответствующей категории сведений.

«По адвокатскому запросу невозможно получить данные о состоянии здоровья своего подзащитного или иных лиц, данные о телефонных соединениях и месте нахождения абонента в момент соединения, сведения о банковских счетах физических и юридических лиц и некоторую другую информацию», – пояснил он.

Борис Золотухин подчеркнул, что именно такую позицию и обозначил Конституционный Суд РФ, указав, что «…любая затрагивающая права и свободы гражданина информация должна быть ему доступна при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты» и что данная трактовка не лишает адвоката заявлять в суде ходатайство об истребовании такой информации.

«Считаю, что это определение подтвердило мой вывод о том, что сбор адвокатом сведений в пользу доверителя – в большей степени декларация, чем реализация права на защиту», – резюмировал эксперт.

Как получить информацию из психиатрической больницы?

Можно ли получить из а) наркодиспансера, б) психиатрической больницы и в) платной поликлиники (не психиатрической) ответ в отношении факта обращений и диагноза третьего лица

путем адвокатского запроса или иным способом? (судебного производства в отношении третьего лица нет)

Можно ли получить также информацию, привлекалось ли лицо к административной/уголовной ответственности ? (например, в отношении побоев)

Ответы юристов ( 1 )

  • 9,5 рейтинг
  • 9893 отзыва

Можно ли получить из а) наркодиспансера, б) психиатрической больницы и в) платной поликлиники (не психиатрической) ответ в отношении факта обращений и диагноза третьего лица путем адвокатского запроса или иным способом?

Нет. Только при наличии согласия данного лица, поскольку информация о факте оказания медицинской помощи составляет врачебную тайну.

Соответствующее положение предусмотрено в ст. 9 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»

Сведения о факте обращения гражданина за психиатрической помощью, состоянии его психического здоровья и диагнозе психического расстройства, иные сведения, полученные при оказании ему психиатрической помощи, составляют врачебную тайну, охраняемую законом. Для реализации прав и законных интересов лица, страдающего психическим расстройством, по его просьбе либо по просьбе его законного представителя им могут быть предоставлены сведения о состоянии психического здоровья данного лица и об оказанной ему психиатрической помощи.

В силу ст. 13 ФЗ от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

Статья 13. Соблюдение врачебной тайны

1. Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

2. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

3. С письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях.

4. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается:

1) в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю, с учетом положений пункта 1 части 9 статьи 20 настоящего Федерального закона;

2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

3) по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно;

3.1) в целях осуществления уполномоченными федеральными органами исполнительной власти контроля за исполнением лицами, признанными больными наркоманией либо потребляющими наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества, возложенной на них при назначении административного наказания судом обязанности пройти лечение от наркомании, диагностику, профилактические мероприятия и (или) медицинскую реабилитацию;

Читайте также:  Может ли быть судебный представитель свидетелем в суде

4) в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 20 настоящего Федерального закона, а также несовершеннолетнему, не достигшему возраста, установленного частью 2 статьи 54 настоящего Федерального закона, для информирования одного из его родителей или иного законного представителя;

5) в целях информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий;

6) в целях проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-летных) комиссий федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба;

7) в целях расследования несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, а также несчастного случая с обучающимся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность, и в соответствии с частью 6 статьи 34.1 Федерального закона от 4 декабря 2007 года N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» несчастного случая с лицом, проходящим спортивную подготовку и не состоящим в трудовых отношениях с физкультурно-спортивной организацией, не осуществляющей спортивной подготовки и являющейся заказчиком услуг по спортивной подготовке, во время прохождения таким лицом спортивной подготовки в организации, осуществляющей спортивную подготовку, в том числе во время его участия в спортивных соревнованиях, предусмотренных реализуемыми программами спортивной подготовки;

8) при обмене информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;

9) в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования;

10) в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом;

Получение информации составляющей врачебную тайну по адвокатскому вопросу в числе исключений не предусмотрено.

Медицинская документация – кому, когда, при каких обстоятельтвах предоставлять

&nbsp Нормативная база

  • 1. Гражданский кодекс Российской Федерации;
  • 2. Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации;
  • 3. Уголовный кодекс Российской Федерации;
  • 4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации;
  • 5. Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации»;
  • 6. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»
Оглавление:
of your page –>

&nbsp В трудовой деятельности медицинского работника рано или поздно возникает ситуация, когда правоохранительные органы, адвокаты или судебные органы обращаются с требованием о предоставлении (изъятии) медицинской документации.

&nbsp Такие запросы всегда вносят нервозность в работу врача, не обладающего юридическими познаниями и не знающего особенности данной процедуры, поэтому попробуем разобраться, кому и когда и при каких обстоятельствах медицинский работник должен предоставить медицинскую документацию, а в каких случаях не обязан это делать.

&nbsp Для начала необходимо определить круг лиц, правомочных в какой-либо форме запрашивать медицинскую документацию. К правомочным субъектам относятся:

  • судебные органы, а именно: мировой судья, федеральный судья (судьи и председатели районных, городских, федеральных, военных, гарнизонных судов);
  • следственные органы (следователи и дознаватели);
  • прокуратура;
  • адвокаты.

Судебные органы

&nbsp Согласно статье 57 Гражданско-процессуального кодекса и статье 84 уголовно-процессуального кодекса медицинская документация может служить доказательством по рассматриваемому (гражданскому или уголовному) делу. Если представить для истца или ответчика такое доказательство затруднительно (например, медицинская документация хранится в архиве лечебного учреждения), то суд содействует в получении такого доказательства, а именно выдает запрос о его истребовании.

&nbsp Также суд вправе самостоятельно принять решение о запросе той или иной медицинской документации в рамках рассмотрения гражданского или уголовного дела. С таким запросом получить доказательство может сторона истца или ответчика или представитель суда.

&nbsp В запросе должно быть указано следующее:

  • адрес и наименование учреждения
  • ФИО лица, у которого находится доказательство, в рамках какого дела оно необходимо
  • срок, в течение которого должно быть представлено.

&nbsp Запрос должен быть на бланке суда, содержать личную подпись председательствующего судьи и контактный телефон для уточнения информации. Если представить доказательство невозможно вообще или в указанный судом срок, то известить суд об этом необходимо в течение 5 дней со дня получения запроса с указанием причин.

Следственные органы (следователи и дознаватели)

&nbsp Существует два вида документов, на основании которых следственные органы могут получить медицинскую документацию:

&nbsp В рамках уголовного дела следователь (дознаватель) может вынести постановление о выемке или направить запрос о предоставлении медицинской документации.

&nbsp В рамках доследственной проверки (т.е. до возбуждения уголовного дела) предоставление медицинской документации осуществляется только по запросу соответствующего следственного органа.

&nbsp Запрос (постановление о выемке) должно быть составлено следователем (дознавателем) с указанием ФИО, звания и должности, содержать наименование следственного органа, адрес, контактный телефон, номер уголовного дела (или номер материала проверки).

&nbsp Запрос составляется на бланке следственного органа, заверяется гербовой печатью (печатью следственного органа). Срок исполнения такого запроса – 10 календарных дней, если иное не указано в запросе. При невозможности исполнить его в 10-дневный срок необходимо уведомить следственный орган за 3 дня до истечения срока с указанием причин и возможного срока выполнения запроса.

&nbsp Постановление о выемке подлежит незамедлительному исполнению при предъявлении и не требует никаких резолюций со стороны вышестоящего руководства. Повсеместно бывают случаи, когда медицинские работники, испугавшись представителя правоохранительных органов, отказывают в немедленном проведении выемки, ссылаясь на то, что им необходимо разрешение вышестоящего руководителя или даже руководителя медицинской организации. Однако это совершенно неверно, так как постановление о выемке является императивным документом и должно исполняться незамедлительно.

&nbsp Медицинский работник может уведомить вышестоящее руководство, не затягивания и не препятствуя проведению, однако отказать в проведении следственного действия, каковым является выемка, не вправе никто. Следователь (дознаватель), предъявляя постановление о выемке, вносит в него данные того медицинского работника, которому предъявлено постановление и который будет участвовать в следственном действии. Участие медицинского работника как представителя организации является обязательным.

&nbsp При проведении выемки медицинской документации следователем (дознавателем) составляется протокол. После окончания выемки все участники обязаны поставить свои подписи в протоколе, сделав, при необходимости, особые замечания или заявления, если таковые имеются, которые должны быть зафиксированы в особой графе протокола. В связи с последними изменениями в процессуальном законодательстве, производство выемки медицинской документации проводится без участия понятых.

&nbsp Копию составленного протокола следователь (дознаватель) обязан оставить в медицинском учреждении, вручив тому лицу, которое принимало участие в производстве выемки. Следователь (дознаватель) не обязан и не имеет права давать копию постановления о производстве выемки, а медицинская организация не вправе ее потребовать. Все основные данные из постановления о выемке будут указаны в составленном протоколе.

Прокуратура

&nbsp Прокурорские работники вправе запросить медицинскую документацию в рамках рассмотрения заявлений и обращений граждан или проверки законности принятых решений поднадзорных прокуратуре следственных органов.

&nbsp Прокурор также может запросить в медицинские документы в рамках своего участия в судебном разбирательстве (при участии в трудовых спорах, поддержании государственного обвинения в уголовных делах и т.д.).

&nbsp Прокурорский запрос составляется аналогично судебному запросу, т.е. на официальном бланке, за подписью прокурора или его заместителя, с указанием обстоятельств, послуживших основанием для запроса, срока предоставления документации.

Запросы адвокатов

&nbsp Запрос адвоката – один из самых противоречивых вопросов, ответ на который далеко не однозначен, так как имеют место злоупотребления правом как со стороны адвокатов, так и со стороны медицинских организаций.

&nbsp С одной стороны, в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации» адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций.

&nbsp Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката».

&nbsp С другой стороны, федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» дает точное определение понятия «врачебная тайна» и определяет круг лиц, которые имеют к ней доступ. Так, в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 13 вышеуказанного федерального закона «Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается:

  • по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством,
  • по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора,
  • по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно».

&nbsp Таким образом, адвокаты не входят в круг должностных лиц, которые имеют доступ к сведениям, составляющим врачебную тайну. Этой же позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации.

&nbsp Однако гражданин вправе наделить своего адвоката полномочиями получить в медицинской организации сведения о его состоянии здоровья, а также медицинскую документацию.

&nbsp Для этого адвокат должен представить в медицинскую организацию соглашение с гражданином об оказании адвокатских услуг, где будет указано право адвоката запрашивать от имени своего доверителя сведения, составляющие врачебную тайну; или заявление от гражданина на имя руководителя медицинской организации с просьбой выдать адвокату сведения, составляющие врачебную тайну, с удостоверенной надлежащим образом личной подписью гражданина; или доверенность на адвоката, с правом получения сведений и документов, составляющих врачебную тайну, также с удостоверенной надлежащим образом личной подписью гражданина.

&nbsp Таким образом, медицинские работники должны очень внимательно относиться к запросам адвокатов, так как незнание вышеуказанных правил может повлечь за собой незаконное разглашение врачебной тайны и привлечение к административной ответственности…

Случай из практики

&nbsp «В апреле 2014 года в прокуратуру Пермского края поступила жалоба гражданина на отказ главного врача краевой больницы в предоставлении сведений, со ссылкой на «врачебную тайну».

&nbsp В ходе проверки установлено, что в марте текущего года в реанимационном отделении районной больницы скончался новорожденный ребенок. Родители ребенка, проживающие на расстоянии более 250 километров от больницы, письменно обратились к главному врачу с просьбой представить им сведения не только о факте обращения за медицинской помощью, но и данные (ФИО должность) врача, дежурившего в отделении плановой консультативной помощи, что не относится к категории врачебной тайны.

&nbsp Однако, главным врачом, со ссылкой на врачебную тайну в предоставлении сведении отказано, заявителям неправомерно указано на необходимость нотариального подтверждения подлинности подписи под текстом запроса. Постановлением мирового судьи главный врач признан виновным в совершении административного правонарушения».

&nbsp Адвокатское сообщество, понимая всю двоякость ситуации с адвокатскими запросами, инициировало в Министерстве юстиции Российской Федерации разработку проекта федерального закона, который должен устранить пробелы в законодательстве и установить вид и содержание адвокатского запроса, ответственность должностных лиц и других адресатов, за неполучение, не предоставление или предоставление заведомо ложной информации по адвокатскому запросу, а также за нарушение срока на ответ по нему. Кроме того, в настоящее время законодательством не определены случаи, когда орган или организация, получившая адвокатский запрос, вправе отказать в предоставлении информации. Проектом предусматривается также, введение ответственности адвоката за разглашение информации, полученной им посредством адвокатского запроса. Принятие в окончательном чтении законопроекта планируется в 2015 году.

&nbsp Необходимо особо отметить следующее. Зачастую для участия в судебном разбирательстве участники не нанимают официального адвоката, а уполномочивают доверенностью для участия в процессе коллегу, родственника или друга. Такие представители не вправе самостоятельно запрашивать никакие документы у сторонних лиц или организаций, а могут только обратиться с ходатайством к суду о запросе той или иной документации, обосновав необходимость ее получения. Однако имея на руках судебный запрос, такие представители вправе обратиться в организации или к гражданам для получения необходимых документов.

Порядок возврата медицинской документации

&nbsp Медицинская документация по минованию надобности должна быть возвращена в медицинскую организацию.

&nbsp Как правило, следственные и судебные органы, а также прокуратура самостоятельно возвращают документы, однако ввиду их большой загруженности не будет лишним направить запрос о возвращении медицинской документации, если в ней миновала надобность.

&nbsp В заключение хочется отметить, что предоставление медицинской документации – очень неоднозначный вопрос с точки зрения охраняемой законом врачебной тайны.

&nbsp И важно помнить, что незнание процедуры предоставления документов может повлечь за собой невольное разглашение врачебной тайны, а следовательно – административное наказание.

&nbsp В то же время грамотное общение с представителями следственных и судебных органов позволяет избежать многих ошибок и строго соблюсти букву закона.

Внимание! информация на сайте не является медицинским диагнозом, или руководством к действию и предназначена только для ознакомления.

Просмотр полной версии : Полномочия адвоката

[Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи]

Смотрим здесь. Тема поднималась и рассматривалась.

“Появилась ли с введением в действие названного Федерального Закона у лиц, профессионально обязанных соблюдать врачебную тайну, обязанность предоставлять сведения, её составляющие, также и по запросу адвоката?
На этот вопрос следует ответить положительно, так как, во-первых, уклон действующего процессуального законодательства от обвинительной направленности в сторону состязательности должен обеспечивать обеим сторонам в процессе равные возможности, поэтому защитник (представитель) гражданина также должен быть наделён полномочиями, равными с правами органов дознания и следствия. Во-вторых, Федеральный Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вступил в действие позднее Основ, поэтому, согласно общему юридическому принципу действия закона во времени, можно говорить о том, что с 1 июля 2002 г. перечень лиц, имеющих право на запрос сведений, составляющих врачебную тайну, был дополнен в части запросов адвокатов. И наконец, в-третьих, законодательство обеспечивает неразглашение врачебной тайны также и соблюдением иной профессиональной тайны – адвокатской: согласно статье 8 названного закона, адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю; адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с её оказанием. Кроме того, ст. 61 Основ устанавливает также, что лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную тайну, наравне с медицинскими работниками с учетом причиненного гражданину ущерба несут за разглашение врачебной тайны дисциплинарную, административную или уголовную ответственность. Выявленное противоречие в указанных нормативных актах сегодня вынесено на обсуждение законодателя и в ближайшем будущем будет устранено.”

Читайте также:  Отпаривание договора соц.найма

2. В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также – соглашение) для вступления адвоката в дело.
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(в ред. Федеральных законов от 28.10.2003 N 134-ФЗ, от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от 20.12.2004 N 163-ФЗ, от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 23.07.2008 N 160-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным законом от 03.12.2007 N 320-ФЗ)

В нашем случае достаточно доверенности, оформленной в соответствии со ст. 53 ГПК.

Выявленное противоречие в указанных нормативных актах сегодня вынесено на обсуждение законодателя и в ближайшем будущем будет устранено.”[/B]

Вот это-то меня и смущает. Я понимаю логику рассуждений, однако никаких официальных разъяснений о том, что адвокаты приравнены к органам дознания, не встречала (может, они и есть!).
А по приведённой Вами ссылке – просто мнение юристов. Которые к тому же признают, что законодательство сформулировано неоднозначно.

“Появилась ли с введением в действие названного Федерального Закона у лиц, профессионально обязанных соблюдать врачебную тайну, обязанность предоставлять сведения, её составляющие, также и по запросу адвоката?
На этот вопрос следует ответить положительно, так как, во-первых, уклон действующего процессуального законодательства от обвинительной направленности в сторону состязательности должен обеспечивать обеим сторонам в процессе равные возможности, поэтому защитник (представитель) гражданина также должен быть наделён полномочиями, равными с правами органов дознания и следствия. “

Увы! Это фактически “благие” пожелания, не более. “Обвинительная направленность” законодательства сохраняется и поныне. Все предпринятые до сих пор реформы носили лишь косметический характер и ничего не меняли по сути. Более того, скажу, что обвинительная направленность законодательства в интересах большинства населения страны. Представьте на минуту стороны процесса на суде. Сторону обвинения нередко представляют вчерашние студенты со стажем от года до пяти лет, о которых даже президент недавно сказал, что качество их подготовки в ВУЗах оставляет желать лучшего. А на стороне защиты – матерые адвокаты, вчерашние обвинители, которые приступили к адвокатской практике, солидно поднаторев на госслужбе, знающие как свои пять пальцев всю технологию “пришивания” дел и, соответственно их “разваливания”, да еще и работающие совсем за другое вознаграждение. Кто победит, коли обе стороны на процессе будут иметь равные возможности? Зачем нужно такое “равенство”?. Все что нужно на нынешнем этапе – сильная, профессиональная, неподкупная прокуратура. Вот это будет настоящее равенство в условиях РФ!

Поэтому не верьте, плиз, что в обозримом “ближайшем будущем” законодатели что-либо кардинально изменят. Готов биться об заклад – не изменят! В любом случае, пока не изменили смело можно не обращать серьезного внимания на запросы адвоката. “Требовать подтверждения, доверенности” – делать что ли нечего? Он вам запрос – вы ему ответ ” в соответствии с Основами законодательсва. “(см. выше) ответ может быть дан только по запросу органов следствия или суда”. Жирная точка! Меня тоже одно время пытались донимать всякими запросами. Пару раз обломались – перестали.

К тому же никто не отнимал у адвоката права ходатайствовать о запросе на ту или иную информацию от имени суда. В чем проблема-то? Или есть желание какие-то сведения вне судебного процесса добыть, а потом ими козырнуть?
Мой совет, ув. GRISKOVA – не поддавайтесь!

Странно, конечно, что толкование закона имеет для Вас меньшее значение, чем собственный опыт обламывания. Кроме ОЗОЗ есть ещё ФЗ “Об адокатской деятельности. “, который Вы предпочитаете игнорировать.

Действительно, в ходе судебного заседения может быть подано ходатайство об истребовании доказательства. Но уголовный процесс и судебный процесс – не одно и то же. Уголовный процесс начинается с момента возбуждения уголовного дела уполномоченным лицом (например, следователем) и до суда может не дожить (ну как вариант), а если доживает, то судебный процесс рассматривается как часть уголовного процесса. Принцип состязательности и равенства сторон – это принцип уголовного процесса. И обеспечение равного доступа сторон к сведениям, которые могут быть рассмотрены судом в качестве доказательств по делу – это прям таки буквальное соблюдение закона, представляете? А Вы нам тут про обломы рассказываете. Очень напоминает “наша кафедра считает, что. “.

Странно, конечно, что толкование закона имеет для Вас меньшее значение, чем собственный опыт обламывания.
обеспечение равного доступа сторон к сведениям, которые могут быть рассмотрены судом в качестве доказательств по делу – это прям таки буквальное соблюдение закона, представляете? А Вы нам тут про обломы рассказываете.

Дело не в обломах. Я хотел бы подчеркнуть, что толковать закон – не значит цитировать выдержки из кодексов или частные мнения частных ассоциаций и организаций. Я в самом деле не знаком с ФЗ “об адвокатской деятельности”. Но я точно знаю, что “Основы законодательства. ” потому и называются Основами, что имеют приоритет над любым ФЗ! Если между этими юридическими документами существуют противоречия, то это не проблема “Основ” а проблема авторов ФЗ. Вам это тоже хорошо известно. Недаром в цитате из Вашего поста упоминается “противоречие в указанных нормативных актах”. Авторы цитаты считают, что противоречие в скором времени будет устранено. Я не так оптимистичен, но независимо от этого до внесения поправок в “Основы. ” следует руководствоваться буквой действующей редакции, в которой об адвокатах НИ СЛОВА! Это как раз будет означать буквальное соблюдение закона. Так что по этому пункту обвинения типа “это ваша кафедра считает” не принимаются.

Современное законодательство не обеспечивает абсолютного равенства сторон в доступе к сведениям, могущими быть доказательствами по делу. Это, опять-таки, факт, а не моя выдумка. Достаточно вспомнить об экспертизах. Право их назначать принадлежит стороне обвинения. Сторона защиты довольствуется лишь правом ознакомиться с результатами оных, получить независимое аргументированное мнение специалиста (не эксперта! др. Вадим знает разницу) по полученным результатам, ходатайствовать об ответах на дополнительные вопросы (ходатайство не обязательно будет исполнено и может быть отклонено). Принимая эту реальность как данное, “моя кафедра” считает, что это скорее плюс, чем минус современного положения вещей, и при этом понимает, что не всех это устраивает.

ходатайство не обязательно будет исполнено и может быть отклонено

Да уж, о равенстве речи и нет! Отклоняется только так.:bb:

Я точно знаю, что “Основы законодатетельства. ” потому и называются Основами, что имеют приоритет над любым ФЗ! Если между этими юридическими документами существуют противоречия, то это не проблема “Основ” а проблема авторов ФЗ.

Вот это очень интересно! Расскажите, откуда взялся вывод про приоритет ОЗОЗ над другими федеральными законами? Это серьёзное заявление и просто частного мнения здесь недостаточно.
Для примера. Трудовой Кодекс – это федеральный закон, но в нём самом указано, что остальные федеральные законы не должны ему противоречить; вот такой юридической техникой установлено формальное преимущество ТК РФ над другими федеральными законами в области регулирования трудовых и иных связанных с ними отношений, хотя изначально федеральные законы имеют равную между собой юридическую силу.
Но откуда взялся вывод о преимуществе ОЗОЗ? Настаиваю на ответе и жду с нетерпением.

Потом, с чего Вы взяли, что процессуальное право требования о назначении экспертизы принадлежит только стороне обвинения?? Это опять таки Ваша выдумка, а не факт. Примет или не примет суд это требование (заявленное в виде ходатайства) – второй вопрос, но процессуально стороны равны в своём праве подать такое ходатайство.

Ну и общий вывод. Мы здесь не обсуждаем факты как критерий истины. На правовом форуме обсуждается право, а не бесправие. Пусть это со стороны кажется борьбой с ветряными мельницами, но должно быть место в сети, где обсуждается “чистое” право в надежде на то, что идея соблюдения закона когда-то претворится в конкретные действия. Процессуальные кодексы содержат в себе нормы-принципы (принципы! то есть основополагающие направления отрасли права) о процессуальном равенстве сторон в процессе и состязательности.

Расскажите, откуда взялся вывод про приоритет ОЗОЗ над другими федеральными законами? Это серьёзное заявление и просто частного мнения здесь недостаточно. Настаиваю на ответе и жду с нетерпением.

Насчет приоритета я погорячился и выразился неудачно. Дело конечно не в приоритете, а в установленном законом разграничении полномочий лиц, принимающих участие в следствии или судебном разбирательстве. И с этой точки зрения медработник, к которому поступил запрос на выдачу сведений о состоянии здоровья того или иного гражданина должен руководствоваться буквой закона, в частности п. 3 ст. 61 ОЗОЗ, в котором, повторюсь, адвокаты не упомянуты среди лиц, имеющих право на получение таких сведений без желания самого гражданина. Фраза, в цитате с адвокатского сайта, приведенная Dr. Vadim, о том, что “можно говорить о том, что с 1 июля 2002 г. перечень лиц, имеющих право на запрос сведений, составляющих врачебную тайну, был дополнен в части запросов адвокатов” не выдерживает критики и является не более и не менее как попыткой выдать желаемое за действительное. Что это за юридический принцип такой, предлагающий додумывать отсутствующие юридические положения? Любая норма вступает в силу лишь с момента своего опубликования. Думаю, что с этим спорить никто не будет.

п. 3 ст. 6 ФЗ “об адвокатской деятельности” (пришлось таки прочесть) гласит: “. Адвокат вправе: собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством (читай ОЗОЗ), обязаны выдать адвокату запрошенные им документы. “.
“Помощь зала”, которой мне пришлось воспользоваться, утверждает в этой связи, что в этой части между ОЗОЗ и ФЗ об адвокатской деятельности вообще никаких противоречий нет. У каждой стороны свои полномочия и для обеспечения равенства во время следствия или судебного процесса стороны не обязательно должны дублировать свои функции. Следователь назначает экспертизу, запрашивает необходимые для этого документы. Защита не назначает экспертизу, но вправе знакомиться с её выводами, заявлять ходатайства перед следователем или судьей о назначении дополнительной экспертизы, воспользоваться помощью специалиста для обоснования своего ходатайства и т.д. Впрочем я повторяюсь.

Справки и иные документы, которые имеет право запросить адвокат лично без ходатайства, не должны затрагивать вопросы врачебной тайны без согласия лица, в отношении которого оформлен запрос.
Главный вывод: Grishkova вправе отказать адвокату в предоставлении сведений о состоянии здоровья лица без согласия последнего, сославшись на ст. 61 ОЗОЗ. Более того, она обязана так поступить по закону.

Off, уж простите.

Моя первая курсовая называлась “История адвокатуры в России”. Хорошая курсовая получилась. Вот Вы знаете, никто в России не любит адвокатов. Я, признаться, их тоже недолюбливаю в большинстве своём, но это я. А тут что ни первое лицо государства, то чуть ли не все беды рассейские видит в адвокатах; разница только в словесной изящности.
Зато прокуратура у нас постоянно претендует на место чуть ли не четвёртой ветви государственной власти. Во Франции и Великобритании (может где-то ещё, но там точно) прокуратура входит в министерство юстиции в качестве структурного подразделения. А во время судебного процесса судья, обращаясь к представителям защиты и обвинения, говорит: “Адвокаты, подойдите ко мне!”, подчёркивая тем самым, что каждый их них защищает свою позицию.

Ч.1 ст.80 УПК РФ. Заключение эксперта – представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами. Сторон в процессе две. Продолжать? Назначается судебная экспертиза только судом. Следователь экспертизу не назначает.

ч.3 Ст. 86 УПК . Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Да-да, я уже вижу, как Вы снова тянетесь к ст. 61 ОЗОЗ. Я тоже, пожалуй, полюбопытствую)).
“С согласия гражданина или его законного представителя допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, . в интересах обследования и лечения . и в иных целях”. Даже форму такого согласия ОЗОЗ не закрепляет! Другим гражданам и в иных целях. Применим расширительное толкование? А почему нет? Вам так не нравится? А мне очень нравится. Адвокат может быть “другим гражданином”? Может. Иные цели, кроме обследования и лечения? Например, защита интересов в уголовном процессе. Как оформить согласие? Доверенностью с перечислением полномочий.

Вас как-то сразу сносит ниже по тексту, во всём-то у Вас обвинительный уклон. Неспроста это))

Ещё немного off.
Когда принимался Земельный Кодекс, произошла одна интересная ситуация. ЗК РФ , конечно, далёк от идеала, но хорош тем, что составлялся настоящими профессионалами, людьми, понимающими что такое земля (как объект природопользования, как объект права собственности, как объект экономического оборота и тд). Отдельная статья (первая) в ЗК РФ посвящена перечислению принципов земельного права. Кто-то из обсуждающих (не-юристов, замечу) чего-то там хотел своё протащить в текст закона, на что ему сделали замечание и напомнили про принципы. Нимало не смущаясь этот человек высказался в духе :” А чё, давайте принципы изменим и всё будет ок !” Немая сцена.

Проблема в отсутствии официального толкования, а также в том, что я понимаю, что такое нормы-принципы, а Вы нет.
Мне и помощи зала не требуется. Я не знаю ни одного случая, чтобы адвокату отказали в выдаче медицинской документации. Ордер адвоката и доверенность.

Проблема в отсутствии официального толкования, а также в том, что я понимаю, что такое нормы-принципы, а Вы нет.

Не буду спорить. Очень даже может быть, что Вы правы.

Тем не менее, это не мешает мне понять, что “с согласия гражданина. ” хоть кому, да в любых целях! А вот “без согласия” только определенным перечисленным лицам. И больше никому.

Почему я никак не угомонюсь? Неправда, что это от нелюбви к адвокатам. Я их люблю не меньше, чем других, тем более, что со многими из них знаком еще с тех пор, когда они выступали в другой ипостаси.
Однако мы здесь обсуждаем право не ради собственно обсуждения, а ради конкретной помощи конкретным людям, тем более коллегам.

Ссылка на основную публикацию