Компенсация морального ущерба из-за ничтожности договора

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры” Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры”:

“В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)”.

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.

При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. “Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда”, – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340-2005-00070X), а в Великобритании – до 10-25 тыс. (дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301).

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Компенсация морального вреда при ДТП

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в среднем в два-пять раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой (решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2-111/2016, решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2-3572/2016).

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере. Яна Дианова приводит следующие примеры:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Нередко заявленную истцом сумму суды снижают и в 10 раз. Тем не менее даже при таком раскладе можно получить компенсацию в размере выше среднего – например, 100 тыс. и 200 тыс. руб. соответственно было взыскано с виновника аварии в пользу истца в связи со смертью его бабушки и отца вместо заявленных 1 млн и 2 млн руб. (Определение ВС РФ от 28 марта 2016 г. № 18-КГ15-248).

Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”).

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2-4122/2015, решение Мончегорского районного суда Мурманской области от 18 июля 2016 г. по делу № 2-1019/2016).

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

“Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)”.

Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г. по делу № 2-3336/16, решение Димитровского районного суда г. Костромы от 19 июля 2016 г. по делу № 2-954/2016). А по спору в связи с незаконным увольнением – 5 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 27 июня 2016 г. по делу № 33-13948/2016).

Компенсация морального вреда при причинении вреда здоровью

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина”). По мнению Анастасии Расторгуевой, наибольший размер морального вреда должен взыскиваться именно по данной категории дел, поскольку при этом предполагается наибольшая вероятность несения страданий, нравственных переживаний, потери работоспособности и др.

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).

Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка). Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”:

“Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится”.

По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования. Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

“В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)”, – добавляет Алексей Токарев.

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

Решение суда о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов № 02-0479/2016

И М Е Н Е М Р О С С И Й С К О Й Ф Е Д Е Р А Ц И И 02 февраля 2016 года Хорошевский районный суд г.Москвы В составе председательствующего судьи Жедачевской И.Н.

При секретаре Портновой Д.В.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

по иску Малишевской А.Я. к ООО « Империя Косметик» о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов,

Истец обратилась в суд с иском к ответчику в вышеуказанной формулировке, в обоснование заявленных требований пояснила, что 24 ноября 2015 года истцом, под влиянием обмана со стороны ответчика, было заключено с ответчиком одновременно 2 договора с одинаковыми номерами № № от 24.11.2015г. на покупку товара «Комплекс (набор) «Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок общей стоимостью 79000 руб. и № № от 24.11.2015г. на оказание платных медицинских услуг. В офисе ответчика также было заполнено заявление в банк о заключении кредита, и в тот же день кредит был одобрен под 36,9% и со счета истца списаны денежные средства в сумме 79000 руб. в счет оплаты по договору № № от 24.11.2015г. Обман заключается в предоставлении представителем ответчика недостоверных сведений о предмете сделки -сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений о товаре и в умолчании сведений об истинной цене товара, а также в скрытом включении в договор платных услуг. Ответчик представил товар «Снижение веса – 8 упаковок» как последнюю научную разработку отечественных ученых по снижению веса, как уникальный и эксклюзивный товар, а потому и очень дорогой. Дома истцу разъяснили, что это никакой не уникальный и не эксклюзивный товар, а обычный чай производства ЗАО Эвалар», стоимость которого в сумме за 8 упаковок составляет около 1500 руб. 27 ноября 2015 г. истцом было направлено заявление о расторжении договора с требованием о возврате денежных средств, однако из ответа следует, что договор с истцом не заключали, товар стоит не 79000 руб., а 18500 руб., а 60500 руб. – это плата за услуги по договору.

Читайте также:  Можно ли претендовать на землю под домом

Истец полагает, что факт обмана признан стороной ответчика. В связи с чем просит суд признать договор № № от 24.11.2015г. на покупку товара «Комплекс (набор) «Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок общей стоимостью 79000 руб. недействительной сделкой, применить последствия недействительности сделки, обязать ООО «Империя Косметик» возвратить Малишевской А.Я. 79000 руб. по недействительной сделке № № от 24.11.2015г.

на покупку товара и принять от Малишевской А.Я. товар: «Комплекс (набор) «Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок, компенсировать ответчиком истцу моральный вред в сумме 79000 руб. и сумму уплаченной госпошлины за подачу искового заявления.

Истица в судебное заседание явилась, на удовлетворении исковых требований настаивала по изложенным в иске основаниям, просила иск удовлетворить. Пояснила, что договор о платных услугах она не заключала, только покупала чай, но была обманута ответчиком. Ей предоставили ложные сведения о цене товара, включили в договор скрытые услуги. В офисе ответчика она заключила кредитный договор, деньги были списаны с ее счёта, кредит был оплачен на следующий же день. Проданный чай по штрих-коду идентичен чаю Турбослим из обычной аптеки.

Представители ответчика в судебное заседание не явился, извещался судом.

Судебные извещения направлены в соответствии со ст. 113 ГПК РФ.

По смыслу ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе. Поэтому лицо, определив свои права, реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами по усмотрению лица является одним из основополагающих принципов судопроизводства.

Учитывая задачи судопроизводства, принцип правовой определенности, распространение общего правила, закрепленного в ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, отложение судебного разбирательства в случае неявки в судебное заседание какого-либо из лиц, участвующих в деле, при наличии сведений о том, что они знают о наличии в суде дела, по которому они участвуют в качестве стороны не соответствовало бы конституционным целям гражданского судопроизводства, что в свою очередь, не позволит рассматривать судебную процедуру в качестве эффективного средства правовой защиты в том смысле, который заложен в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.ст.7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующем об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, поэтому не является преградой для рассмотрения дела судом.

Суд, выслушав сторону истца, изучив материалы дела, приходит к следующему.

В силу статьи 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Если продавец при заключении договора был поставлен покупателем в известность о конкретных целях приобретения товара, продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для использования в соответствии с этими целями. При продаже товара по образцу и (или) по описанию продавец обязан передать покупателю товар, который соответствует образцу и (или) описанию. Если законом или в установленном им порядке предусмотрены обязательные требования к качеству продаваемого товара, то продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан передать покупателю товар, соответствующий этим обязательным требованиям.

На основании ст. 10 Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

На основании ст. 12 вышеуказанного закона, если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.

На основании ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

Если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором.

Изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

В силу ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 – 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса.

Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

В силу ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Судом установлено, что между сторонами были заключены договора № МА 0349 от 24.11.2015г. на покупку товара «Комплекс (набор) «Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок общей стоимостью 79000 руб. и договор № № от 24.11.2015г. на оказание платных медицинских услуг(л.д.8,9- 10). Также истцом был подписан кредитный договор и со счета истца списаны денежные средства в сумме 79000 рублей в счет оплаты по договору № № от 24.11.2015г.(л.д.11). 27 ноября 2015 г. истцом было направлено заявление о расторжении договора с требованием о возврате денежных средств (л.д.22). Из ответа ответчика следует, что договор с истцом не заключали, товар стоит не 79000 руб., а 18500 руб., а 60500 руб. – это плата за услуги по договору (л.д.23).

Из пояснений стороны истца следует, что ответчик представил товар «Снижение веса – 8 упаковок» как последнюю научную разработку отечественных ученых по снижению веса, как уникальный и эксклюзивный товар, а потому и очень дорогой. Однако, придя домой с товаром, ей разъяснили, что это никакой не уникальный и не эксклюзивный товар, а обычный чай производства ЗАО Эвалар», стоимость которого в сумме за 8 упаковок составляет около 1500 рублей.

Согласно статье 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Суд, обозрев подлинную коробку с чаем «Novicute» 1 Снижение веса» и пищевую добавку «Турбослим День», приходит к выводу, что данные упаковки идентичны.

Ответчиком возражений относительно исковых требований, обоснований размера денежных средств, подлежащих выплате истцу, суду не представлено, доказательств неправомерности заявленных истцом требований также не представлено, в связи с чем, доводы истца суд находит заслуживающими внимания, поскольку они последовательны, непротиворечивы и подтверждены материалами дела, на основании чего суд признает договор № № от 24 ноября 2015 года, заключенный между сторонами на покупку товара «Комплекс ( набор) « Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок, общей стоимостью в размере 79000 руб. недействительным и применяет последствия недействительности сделки.

В связи с чем с ответчика в пользу истца подлежат взысканию денежные средства в размере 79000 руб. Также суд обязывает ответчика принять от истца, приобретенный товар – товар «Комплекс ( набор) « Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок.

На основании статьи 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

В соответствии с частью 6 статьи 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

С учетом принципа разумности и справедливости, считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб.

В соответствии со ст. 13 п. 6 Закона «О защите прав потребителей», за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования истца и с учётом их частичного удовлетворения судом, с ответчика подлежит взысканию штраф в размере 50% от присуждённой истцу суммы.

На основании статьи 103 ГПК РФ, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика. не освобожденного от уплаты судебных расходов пропорционально удовлетворенной части исковых требований. Истец на основании ст. 333.36 НК РФ был освобожден от уплаты государственной пошлины, в связи с чем взысканию с ответчика подлежит государственная пошлина, рассчитанная в порядке ст. 333.19 НК РФ, в размере 2870 руб., а уплаченная истцом госпошлина подлежит возврату (л.д.6-7).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Признать договор № № от 24 ноября 2015 года, заключенный между ООО « Империя Косметик» и Малишевской А.Я. на покупку товара «Комплекс ( набор) « Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок, общей стоимостью в размере 79000 руб. недействительным.

Применить последствия недействительности сделки и взыскать с ООО « Империя Косметик» в пользу Малишевской А.Я. денежные средства в размере 79000 руб. ( семьдесят девять тысяч руб.) и обязать ООО «Империя Косметик» принять от Малишевской А.Я. товар «Комплекс ( набор) « Novicute» 1 Снижение веса», состоящий из 8 упаковок.

Взыскать с ООО « Империя Косметик» в пользу Малишевской А.Я.

компенсацию морального вреда в размере 20000 руб., штраф 49500 руб., а всего : 69500 руб. ( шестьдесят девять тысяч руб.) Взыскать с ООО «Империя Косметик» государственную пошлину в бюджет города Москвы в размере 2870 руб. ( две тысячи восемьсот семьдесят руб.) Обязать УФК г. Москвы ( ИФНС России № 34 г. Москвы) возвратить Малишевской А.Я. государственную пошлину в размере 2870 руб. ( две тысячи восемьсот семьдесят руб.), уплаченные по чеку-ордеру ОСБ 5281, Банкомат 650947 от 22 декабря 2015 года, операция 8910078.

Выдать Малишевской А.Я. подлинник чека, заменив его на копию.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Хорошевский районный суд .

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЯ:

Истец обратился в суд с иском к ответчику с исковым заявлением в вышеуказанной формулировке, мотивируя свои требования тем, что 10 декабря 2013 года в ходе телефонного разговора (в устной форме) между сторонами был заключен Договор возмездного ока.

Погонина О.Ю. обратилась в суд с иском к ответчику ООО «Оксиджен Медикал» о защите прав потребителей, 12.11.2015 года между ней и ООО «Оксиджен Медикал» был заключен купли-продажи медицинских услуг, согласно которому истец приобрела сертификат на .

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о признании недействительными условий договора,применении последствий недействительности в виде возврата денежных средств и компенсации морального вреда

При цене иска иск до 100 000 руб. исковое заявление подается в мировой суд, свыше 100 000 руб. – в районный суд. По делам связанным с нарушением прав потребителей исковое подается по выбору истца: по месту нахождения истца, ответчика, заключения или исполнения договора.

При цене иска свыше 1 000 000 руб. подлежит уплате гос.пошлины в соответствии со ст. 333.19, 333.36 Налогового кодекса РФ.

В ___________________________________ суд

(наименование суда, адрес)

Проживающий по адресу _________________

(город, ул., д., кв., тел.)

(наименование организации, адрес, тел.)

Цена иска: ________________________

от уплаты госпошлины освобождены на основании ст. 17 Закона «О защите прав потребителей», ст. 333.36 НК РФ.

о признании недействительными условий договора,

применении последствий недействительности в виде возврата денежных средств и

компенсации морального вреда

_______ г. между мной и ___ наименование организации___ (далее – Банк) был заключен кредитный договор №_ (далее – Договор). В соответствии с пунктом __ Договора Банк предоставляет Заемщику денежные средства (именуемые в дальнейшем Кредит» в размере и на условиях, предусмотренных Договором, а Заемщик обязуется принять, использовать по назначению, возвратить полученный Кредит и уплатить проценты за него . Цель кредита: __________________________ (п. ___ Договора). Указанные пункты могут быть изложены в тексте конкретного договора иным образом.

При этом помимо уплаты банку процентов за пользование кредитом п. ___ Договора предусматривает оплату комиссии в размере ____________ за открытие ссудного счета/за открытие и ведение ссудного счета.

В соответствии с преамбулой Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» (далее – Закон) регулирует отношения, возникающие между потребителями и исполнителем при оказании услуг (в том числе банковских услуг). Потребителем признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности .

Исходя из изложенного, в понимании Закона я являюсь потребителем, а отношения между мной и банком, возникающие при оказании услуг кредитования попадают под сферу регулирования потребительского законодательства.

Согласно статьей 9 Федерального закона от 26.01.1996 №15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», пункту 1 статьи 1 Закона отношения с участием потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со статьей 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (ст. 819 ГК РФ).

Предоставление (размещение) банком денежных средств физическим лицам осуществляется в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на банковский счет клиента – заемщика физического лица, под которым в целях настоящего Положения понимается также счет по учету сумм привлеченных банком вкладов (депозитов) физических лиц в банке либо наличными денежными средствами через кассу банка (п. 2.1.2. Положение ЦБР от 31 августа 1998 г. N 54-П “О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)”). При этом данное Положение не регулирует распределение издержек между банком и заемщиком, которые необходимы для получения кредита. Вместе с тем, из п. 2 ч.1. ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» следует, что размещение привлеченных банком денежных средств в виде кредитов осуществляется банковскими организациями от своего имени и за свой счет .

Изложенное соответствует содержанию Положения о Правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденного Центральном банком Российской Федерации от 26.03.2007 №302-П, из которого следует, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка), является открытие и ведение банком ссудного счета . Назначение указанного счета: учет кредитов , предоставленных кредитной организацией (п. 4.53 Положения). Плата за осуществление организацией учета своих хозяйственных операций в денежном выражении, что установлено Федеральным законом от 21.11.1996 г. №129-ФЗ «О бухгалтерском учете», действующим законодательством не предусмотрено.

Таким образом, ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщиками и возврату им денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. Действия банка по открытию и ведению такого счета не являются самостоятельной банковской услугой, а соответственно, к омиссия за обслуживание банками ссудных счетов не должна взиматься (У казанный вывод соответствует позиции Президиума ВАС РФ (постановление ВАС РФ от 17.11.2009 г. №8274/09).

Читайте также:  Не дают техпаспорт на новое жилье

Следовательно, взимание банком комиссии за открытие ссудного счета/за открытие и ведение ссудного счета является незаконным, а п. ___ ущемляет права потребителя.

Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей в соответствии со статьей 16 Закона признаются недействительными .

Также действия ответчика причинили мне моральный вред, выраженный в ___________________(указать обоснование причинения морального вреда), которое я оцениваю в __________________ руб.

В соответствии с ч. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с продавца за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 166, 167, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст.ст. 16-17 Закона РФ «О защите прав потребителей», п.2 ст.5, ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», ст.ст. 3, 131 Гражданского процессуального кодекса РФ,

ПРОШУ:

1. Признать недействительными условия договора от __________ №__________, заключенного между _____ Ф.И.О. ______ и __ наименование банка __, согласно которым на заемщика возлагается обязанность оплаты комиссии за открытие ссудного счета/за открытие и ведение ссудного счета.

2. Применить последствия недействительности условий договора, обязав __ наименование банка __ возвратить ____ Ф.И.О. ______ (или зачесть в погашение общей задолженности ____ Ф.И.О.______ по договору №_____от_______) неосновательно уплаченных денежных средств в размере______________ рублей;

3. Взыскать с _____ наименование организации ___ в мою пользу сумму в размере _____________ руб. в качестве компенсации морального вреда .

4. Взыскать с _____ наименование организации ___ штраф в размере 50% от присуждения судом суммы в доход государства.

– указывается перечень прилагаемых документов (копия договора; копии претензий или иных обращений в банк по спорному пункту договора и т.п.)

Взыскание и возмещение реального ущерба

Возмещение реального ущерба

Продолжаем говорить о возмещении убытков. В этот раз остановимся более подробно на возмещении реального ущерба.

1. Что такое реальный ущерб и как он возникает.

Если кратко, то реальный ущерб – это один из видов убытков, наряду с упущенной выгодой .

Исходя из пункта 2 статьи 15 ГК РФ, реальный ущерб – расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества лица.

В соответствии со статьей 393 ГК РФ, Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

При этом (пункт 2 статьи 307 ГК РФ), обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ. В качестве иных оснований статья 8 ГК РФ («Основания возникновения гражданских прав и обязанностей») указывает: решения собраний, акты государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей; события, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий и др.

2. Что и как доказывать при взыскании реального ущерба.

При заявлении требования о возмещении реального ущерба истец столкнется с необходимостью доказывать:

а) противоправность действий (бездействия) ответчика,

б) факт причинения ущерба и его размер,

в) причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившим ущербом.

Вид и объем доказательств, которые необходимо собрать истцу, будет зависеть от того, в чем состоит причиненный ущерб – повреждено или утрачено имущество, произведены какие-либо выплаты и др.

Согласно пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК).

Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

При доказывании факта и размера ущерба следует принимать во внимание также положения п. 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, в соответствии с которым «При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права.

Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 Кодекса и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены.»

Напомним, согласно п.3 ст. 393 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, – в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

3. Что необходимо учесть при взыскании реального ущерба?

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п.1 статьи 15 ГК РФ). Данную норму следует рассматривать во взаимосвязи с положениями статьи 400 ГК РФ («Ограничение размера ответственности по обязательствам»): 1. По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). 2. Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Примеры ограничения законом размера ответственности должника:

а) Наследник (правопреемник) участника полного товарищества несет ответственность по обязательствам товарищества перед третьими лицами, по которым в соответствии с пунктом 2 статьи 75 ГК РФ отвечал бы выбывший участник, в пределах перешедшего к нему имущества выбывшего участника товарищества (статья 78 ГК РФ).

б) В соответствии со статьей 354 Кодекса торгового мореплавания, ограничивается ответственность судовладельца и спасателя по требованиям, предусмотренным статьей 355 КТМ.

в) Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. Пример «штрафной неустойки» содержится в п.6. статьи 17 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» №164-ФЗ: в случае, если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Обращаем внимание, что проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) всегда носят зачетный характер, то есть убытки взыскиваются только в части, не покрытой суммой этих процентов (п. 2 ст. 395 ГК РФ, п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996).

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием (статья 16 ГК РФ).

4. Некоторые выдержки из судебной практики для иллюстрации вышеизложенных положений.

1) Недоказанность причинно-следственной связи при взыскании ущерба. Суд отменил принятые по делу судебные решения в части взыскания с покупателя-должника денежных средств в возмещение реального ущерба и упущенной выгоды по договору репо, указав, что продавец-кредитор не доказал возникновение убытков вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательств по возврату ценных бумаг ( Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 февраля 2013 г. N 13893/12) .

2) Требование о возмещении убытков, причиненных истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, удовлетворено, поскольку передача такого имущества указанным органом на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти надлежащего хранения изъятого имущества. При этом реальный ущерб рассчитан истцом как разница между закупочной ценой и ценой фактической реализации испорченных овощей, а упущенная выгода – исходя из цены реализации овощей надлежащего качества, существующей на рынке, за вычетом закупочной цены овощей и транспортно-заготовительских расходов (Из Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 ).

3) На основании части 1 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме. Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд установил, что повреждение имущества истца произошло вследствие аварии на трубопроводе системы холодного водоснабжения. При таких обстоятельствах суд правомерно удовлетворил иск Общества, взыскав в его пользу с домоуправляющей компании 160 489 рублей 06 копеек реального ущерба и 87 405 рублей 69 копеек упущенной выгоды ( Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 марта 2014 г. N Ф01-13568/13 по делу N А43-7800/2013 ).

4) Судами не дана должная оценка доводам ответчика относительно причинной связи между действиями ответчика и наступлением последствий в виде причинения вреда истцу. Из Технического заключения следует, что в качестве причины столкновения тепловоза с вагонами, повлекшего возникновение ущерба у истца, указано наличие нарушений не только в действиях (бездействиях) ответчика, но также и заказчика, который по условиям заключенного с ответчиком договора обязуется давать ответчику указания по использованию тепловоза. При таких обстоятельствах принятые по делу решение и постановление не могут быть признаны законными, в связи с чем, подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для рассмотрения заявленных требований по заявленным основаниям, установления фактических обстоятельств дела, исследования и оценки представленных по делу доказательств. ( Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 марта 2014 г. N Ф05-1704/14 по делу N А40-87016/2013 ).

5) Ссылка заявителя кассационной жалобы в лице конкурсного управляющего на невозможность определения размера убытков ввиду того, что договор, заключенный с участником долевого строительства, не был расторгнут, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку положения Закона о банкротстве не содержат запрета на определение размера убытков в виде реального ущерба и в том случае, если участник строительства не отказался от исполнения договора. Кроме того, в ст. 201.6 Закона о банкротстве внесены изменения, с учетом которых участники строительства в части требований о передаче жилых помещений имеют право участвовать в собраниях кредиторов и обладать числом голосов, определяемым исходя из суммы, уплаченной участником строительства застройщику по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) стоимости переданного застройщику имущества, а также размера убытков в виде реального ущерба, определенного в соответствии с п. 2 ст. 201.5 Закона о банкротстве. Все это в совокупности свидетельствует о том, что наличие у участника строительства требований о передаче жилых помещений и наличие нерасторгнутого договора долевого участия в строительстве не является препятствием для установления размера убытков в виде реального ущерба. ( Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18 февраля 2014 г. N Ф09-3448/12 по делу N А50-14741/2010 ).

Иск о признании сделки недействительной и компенсации морального вреда

В Судебный участок №___
судье ___________________
___________________________

Истец: ____________________________
______________________________

Ответчик: Индивидуальный предприниматель ____________________________

гос. пошлина, согласно ст. 333 Налогового Кодекса составляет ____ рубля ___ копеек

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о признании сделки недействительной и компенсации морального вреда

По договору розничной купли-продажи от _________ г., заключенного между ИП _____________ и мной – ____________, я приобрела систему водоочистки «__________», уплатив за него стоимость в размере _________ рублей. Указанное обстоятельство подтверждается товарным чеком от __________ № ________ г. Кроме того, между нами был заключен Договор на сервисное обслуживание и продление гарантийных обязательств № _______ от _____________________ года.
В данном случае договор розничной купли-продажи соответствует требованиям ст. 492 ГК РФ, в соответствии с которой по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью. Договор розничной купли-продажи является публичным договором. Согласно ст. 493 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором розничной купли-продажи, в том числе условиями формуляров или иных стандартных форм, к которым присоединяется покупатель (статья 428), договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара. Отсутствие у покупателя указанных документов не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключения договора и его условий.
__________ года сотрудники ИП _____________, представившись работниками управляющей компании провели собрание жильцов моего дома. Они утверждали, что в нашем доме из водопровода течет ржавая, непригодная для питья и приготовления пищи вода. Кроме того, в ходе презентации вышеуказанного товара и дальнейшей его продажи были использованы методы активных продаж. Тем самым, сотрудники ИП ___________ ввели меня в заблуждение, что они сотрудники управляющей компании, что данная система водоочистки необходима мне. Данные обстоятельства могут подтвердить свидетели – мои соседи, которые так же участвовали в презентации системы водоочистки «____________».
Мною были написаны заявления и претензия на имя ИП ___________, однако, на все мои законные требования ИП ______________ ответил отказом.
Я неоднократно обращалась в офис ИП _______________
Согласно ст.179 Гражданского кодекса РФ Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.
Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки. Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.
Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 – 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Согласно статьи 167 Гражданского Кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

Согласно ст. 1099 ГК РФ «Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом ».

Согласно ст.100 ГПК РФ « стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах».

За защитой своих законных прав и интересов, я обратился в ООО «________». В кассу ООО «_________», мной внесены денежные средства в размере __________ рублей

Читайте также:  Аренда нежилого помещения

На основании изложенного,

1. Обязать ИП ____________, произвести демонтаж системы водоочистки «______________»;
1. Обязать ИП ____________, возвратить мне денежные средства в размере __________ рублей, уплаченные мной за системы водоочистки «____________»;
2. Обязать ИП ____________, возместить денежные средства, уплаченные ООО «________» в размере ___________ рублей;
3. Обязать ИП __________, возместить уплаченную государственную пошлину в размере _______ рубля

4. Компенсировать моральный вред в размере __________ рублей.

1.Копия договора на сервисное обслуживание и продление гарантийных обязательств № _________;
2.Копия товарного чека № _________ от ________ года;
3.Копия договора ООО «___________» на оказание юридических услуг;
4. Копия претензии в адрес ИП ____________;
5. Копия заявления в адрес ИП ___________;
6. Копия ответа на заявление от ИП _____________;
7.Квитанция об оплате гос.пошлины.

«____ » ____________ года. _________________________

Статья 1099. Общие положения

1. Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

2. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

3. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Комментарий к Ст. 1099 ГК РФ

1. Комментируемая статья открывает § 4 гл. 59 ГК РФ, содержащий нормы, определяющие условия компенсации морального вреда. Институт компенсации морального вреда играет важную роль не только в регулировании гражданско-правовых отношений, но и в обеспечении гарантий конституционных прав и свобод личности.

Действующим законодательством возможность компенсации морального вреда предусмотрена по общему правилу для случаев посягательств на нематериальные блага, принадлежащие личности. К числу таких благ относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, а также все иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона. Нематериальные блага, принадлежащие личности, являются объектами соответствующих личных неимущественных прав. Значительная часть указанных неимущественных прав представляет собой конституционные права личности или производные от таких прав субъективные гражданские права.

Необходимо признать, что в большинстве случаев практически единственным действенным способом защиты указанных благ является компенсация морального вреда — способ, применение которого позволяет хотя бы отчасти сгладить страдания, причиненные личности. Так, например, восстановить положение, существовавшее до разглашения личной тайны, невозможно в принципе. Однако не исключено, что взыскание сумм компенсации морального вреда в пользу потерпевшего способно в некоторой степени облегчить его душевное состояние. Во всяком случае потерпевший вправе воспользоваться предоставленной ему законом возможностью и обратиться с требованием о компенсации морального вреда.

Кроме того, возможность привлечения правонарушителя к ответственности в форме компенсации морального вреда выполняет и превентивную функцию. Сам факт закрепления в законе такой меры ответственности стимулирует участников гражданских правоотношений к тому, чтобы воздерживаться от посягательств на неимущественные права личности.

То обстоятельство, что наиболее эффективным инструментом защиты прав человека является способ защиты, предусмотренный гражданско-правовыми нормами, подчеркивает особую роль гражданского права в регулировании общественных отношений. Не случайно заявители, обращающиеся в Европейский суд по правам человека с жалобами на то, что они явились жертвами нарушения их прав, признанных в Римской конвенции 1950 г., в подавляющем большинстве случаев требуют присуждения им «справедливой компенсации» с опорой на ст. 41 названной Конвенции. Такого рода компенсация включает в себя и суммы компенсации морального (неимущественного) вреда.

2. Основы института компенсации морального вреда заложены в ст. 151 ГК РФ, часть первая которого введена в действие с 1 января 1995 г. Однако в современной истории отечественного права начало существования этого института связывают с Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (далее — Основы 1991 г.), хотя справедливости ради необходимо заметить, что первое упоминание о моральном вреде было сделано в Законе СССР «О печати и других средствах массовой информации» 1990 г.

Статья 131 Основ 1991 г. гласила: «Моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда».

Таким образом, в названной статье было не только предложено определение понятия морального вреда, но и закреплен способ его компенсации (возмещения) — в денежной или иной материальной форме. При этом размер компенсации определялся исключительно по усмотрению суда. Однако указанные нормы, по существу, предлагали возможность возмещения морального вреда во всех случаях его причинения, в том числе и тогда, когда страдания потерпевшего связаны с утратой его имущества или с нарушением иных имущественных прав.

С принятием ГК РФ институт компенсации морального вреда был окончательно оформлен в законодательстве. Однако его содержание некоторым образом изменилось. Действующие нормы Кодекса прежде всего установили особое основание для предъявления требования о компенсации морального вреда — по общему правилу такая компенсация возможна лишь в случаях нарушения личных неимущественных прав гражданина либо посягательства на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

В современной отечественной правовой науке компенсация морального вреда длительное время отрицалась со ссылкой на то, что нематериальные блага не могут быть оценены, а сама компенсация морального вреда порождает не вполне добросовестное стремление потерпевших обогатиться . В настоящее время целесообразность этого института признана, а сам институт рассматривается как одно из достижений развития цивилизованной правовой системы. Сформирована и практика применения законодательства о компенсации морального вреда. В 1994 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в которое впоследствии вносились изменения (1996, 1998, 2007 гг.).

———————————
Об этом см.: Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 45, 46.

Нормы института компенсации морального вреда в настоящее время закреплены в ст. 151, § 4 гл. 59 ГК РФ, а также в ряде других законодательных актов.

3. Термин «компенсация» использован законодателем применительно к моральному вреду не случайно. Как принято считать в отечественной правовой науке, нематериальные блага, нарушение которых является основанием для компенсации морального вреда, не могут иметь стоимостной оценки. В силу ст. 150 ГК РФ личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. По этой причине вред, причиненный душевному состоянию личности, может лишь компенсироваться, но никак не возмещаться.

Будучи по своей природе не только способом защиты гражданских прав, но и мерой ответственности, компенсация морального вреда может быть применена при наличии следующих условий.

Первым условием является наличие самого вреда, который выражается в физических или нравственных страданиях человека. Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10, моральный вред может, в частности, заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью из-за причиненного увечья, иного повреждения здоровья, с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др. Так, М.Н. Малеина полагает, что моральный вред может заключаться в испытываемом страхе, унижении, беспомощности, стыде, разочаровании, в переживании иного дискомфортного состояния .

———————————
См.: Малеина М.Н. Указ. соч. С. 48.

При этом необходимо отметить, что физические или нравственные страдания способно претерпевать лишь физическое, но никак не юридическое лицо. Юридическое лицо, будучи, по существу, обособленным имуществом, страдать не способно. Юридическому лицу может быть причинен имущественный вред, в том числе при нарушении его деловой репутации, однако это не создает предпосылок для компенсации морального вреда. В такого рода ситуациях защита гражданских прав осуществляется с помощью института возмещения убытков.

Между тем иное мнение по данному вопросу высказал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации«. По мнению Конституционного Суда, «применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации)». Конституционный Суд РФ счел необходимым в этом вопросе сослаться также на практику Европейского суда по правам человека, отметив, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (ст. 41). В названном Определении Конституционного Суда приведено решение Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 г. по делу «Компания Комингерсол С.А. против Португалии», в котором Суд пришел к выводу о том, что не может быть исключена возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными». Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании».

Тем не менее, по нашему мнению, исходя именно из природы юридического лица применять положения о компенсации морального вреда к юридическим лицам нет никаких оснований.

Вторым условием применения такой меры, как компенсация морального вреда, является причинная связь между действиями (бездействием) причинителя вреда и физическими или нравственными страданиями потерпевшего. Обязанность доказывания наличия вреда и указанной причинно-следственной связи лежит на потерпевшем. Моральный вред может быть причинен как действиями (например, незаконное вмешательство органов государственной власти в частную жизнь), так и бездействием (например, неоказание необходимой медицинской помощи пациенту).

Третье условие — противоправность поведения причинителя. Специфика института компенсации морального вреда заключается в этом отношении в том, что противоправным считается не всякое причинение морального вреда, а причинение вреда путем нарушения личных неимущественных прав потерпевшего либо посягательства на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (по общему правилу).

В то же время в качестве исключения действующее российское законодательство допускает возможность компенсации морального вреда, причиненного посягательством на имущественные права граждан. Случаи компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав, должны быть прямо предусмотрены законом. В настоящее время упоминание о компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав гражданина содержится в ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации».

Кроме того, необходимо отметить, что несколько десятков других федеральных законов также содержат нормы, предоставляющие право на компенсацию морального вреда. В большинстве случаев это нормы, дублирующие положения ГК РФ и предоставляющие право на компенсацию морального вреда в случаях посягательства на частную жизнь гражданина или его честь и достоинство.

В то же время имеет место и упоминание о компенсации морального вреда в иных отраслевых правоотношениях. Так, ст. 16 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» указывает, что гражданин имеет право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица при рассмотрении обращения, по решению суда.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2006. N 19. Ст. 2060.

В соответствии со ст. 30 СК РФ добросовестный супруг (тот, который не знал или не должен был знать о недействительности заключенного брака) вправе требовать «возмещения причиненного ему морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством». В данном случае, по существу, нравственные или физические страдания добросовестного супруга презюмируются. Вместе с тем открытым остается вопрос о возможности компенсации морального вреда иным членам семьи. Многие субъективные права, предусмотренные семейным законодательством, являются неимущественными (например, право ребенка на получение родительского воспитания, право на общение с ребенком дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников). В случае их нарушения вопрос о компенсации морального вреда должен решаться с учетом положений ст. ст. 4 и 5 СК РФ, допускающих субсидиарное применение гражданского законодательства к семейным правоотношениям.

На основании ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного «ущерба». Приведенные положения трудового законодательства допускают компенсацию морального вреда при нарушении как личных неимущественных, так и имущественных прав работника.

Поскольку институт денежной компенсации морального вреда является гражданско-правовым, необходимо признать, что особые правила компенсации морального вреда, закрепленные в нормативных правовых актах иной отраслевой принадлежности (не относящихся к гражданскому законодательству), являются специальными нормами по отношению к общим нормам ст. 151 и § 4 гл. 59 ГК РФ.

Проблема компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав граждан была предметом обсуждения Конституционного Суда РФ. Решением Магаданского городского суда было отказано в удовлетворении иска гражданина В.И. Щигорца в части компенсации морального вреда при нарушении ответчиком обязательств по договору комиссии, поскольку в данном случае имел место имущественный спор. Гражданин обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой, ссылаясь на то, что ст. 151 ГК РФ исключает возможность обращения в суд с требованием о компенсации за нанесенный моральный вред по любым имущественным искам и потому не соответствует требованиям ст. ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1), 52 и 55 (ч. 2) Конституции РФ.

Рассматривая этот вопрос, Конституционный Суд отметил, что современное правовое регулирование не исключает возможности компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. При этом в качестве примера было приведено правоотношение, регулируемое законодательством о защите прав потребителей .

———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 16 октября 2001 г. N 252-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Щигорца Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации».

По нашему мнению, расширение круга случаев компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав граждан необоснованно и нецелесообразно. Такого рода подход дезавуирует институт нематериальных благ и, по существу, смешивает такие способы защиты, как возмещение убытков и компенсация морального вреда. Как отмечал С.А. Беляцкин, «моральный вред не заключает в себе никакого имущественного элемента, являясь страданием чисто физическим или чисто нравственным» .

———————————
Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М., 1997. С. 15.

И наконец, четвертым условием компенсации морального вреда является вина причинителя. Случаи, в которых компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, определены ст. 1100 ГК РФ. Поскольку понятие вины применительно к деликтным обязательствам законодательно не определено, в науке принято обращаться к положениям ст. 401 ГК РФ. В рамках ответственности за нарушение обязательства лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Бремя доказывания отсутствия противоправности (правомерности действий или бездействия), а также отсутствия вины причинителя ложится на самого причинителя морального вреда.

Завершая вопрос об условиях, при которых может быть применена компенсация морального вреда, отметим, что Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 20 декабря 1994 г. рекомендовал судам устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

4. Поскольку компенсация морального вреда по общему правилу связана с посягательством на нематериальные блага, на требование о компенсации морального вреда в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется. При этом, как отмечается в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г., в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные ст. 392 Трудового кодекса РФ сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

Ссылка на основную публикацию