Какой договор заключить, чтобы квартира не была признана общим имуществом супругов

Решение об исключении квартиры из состава совместно нажитого имущества, признании квартиры личной собственностью супруга

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Москва 20 августа 2014 года

Измайловский районный суд г. Москвы в составе председательствующего федерального судьи А.,

при секретаре Ч.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Ш. к Ш. о разделе совместно нажитого имущества и по встречному иску Ш. к Ш. об исключении квартиры из состава совместно нажитого имущества , признании квартиры личной собственностью супруга ,

УСТАНОВИЛ: Ш. обратился в суд с иском к Ш. о разделе совместно нажитого имущества . В обоснование заявленных требований истец ссылается на то, что состоял с ответчиком в зарегистрированном браке, в период которого, на совместные средства было приобретено следующее имущество :

— легковой автомобиль. Указанная автомашина зарегистрирована на имя Ш.. В настоящее время автомобиль используется Ответчиком.

— квартира, приобретенная по договору уступки. Титульным владельцем квартиры является Ш.

В связи с этим, истец просит произвести раздел совместно нажитого имущества , которым: выделить Ш. автомобиль, взыскать с Ш. в пользу Ш. в счет компенсации стоимости переданного в собственность Ш. имущества денежную сумму, признать за Ш. право собственности на долю квартиры, признать за Ш. право собственности на долю квартиры.

Ответчик Ш., возражая против иска, предъявила встречный иск об исключении квартиры из состава совместно нажитого имущества , признании квартиры личной собственностью.

В обоснование встречного иска указала, что квартира, хотя и была приобретена в период брака, не является общим имуществом супругов , поскольку приобретена на денежные средства, полученные истицей в дар от брата.

Истец Ш. (ответчик по встречному иску), в суд не явился, извещен надлежащим образом, обеспечил явку своего представителя Н., действующего на основании доверенности, который заявленные Ш. требования поддержал в полном объеме, встречный иск не признал.

Ответчик Ш. (истец по встречному иску) в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом, от представителя ответчика Н., действующей на основании доверенности, в суд поступило ходатайство с просьбой о рассмотрении дела в ее отсутствие.

В судебное заседание не явились третье лицо Б., представитель третьего лица Управления Росреестра по Москве, извещены надлежащим образом, что дает суду возможность рассмотреть данное дело в отсутствии не явившихся участников процесса в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Суд, выслушав доводы представителя истца, исследовав письменные материалы данного гражданского дела, приходит к следующему.

В соответствии со ст.34 СК РФ, имущество , нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу , нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов ), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу , который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

В соответствии со ст.38 СК РФ, раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов , а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов . Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. По желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено. В случае спора раздел общего имущества супругов , а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке. При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов . В случае, если одному из супругов передается имущество , стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

В соответствии со ст.39 ч. 1 СК РФ, при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами .

Согласно ст. 244 ГК РФ имущество , находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности (1). Общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество (3). Общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества , которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона (4).

На основании п. 1 ст. 245 ГК РФ если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

Судом установлено, что в период брака сторонами на имя Ш. был приобретен автомобиль.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что данный автомобиль используется Ш.

При изложенных обстоятельствах, Ш. имеет право на компенсацию доли стоимости указанного автомобиля.

Согласно положений, изложенных в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 6) Стоимость имущества , подлежащего разделу , определяется на время рассмотрения дела.

В ходе судебного заседании суду был представлен отчет о стоимости автомобиля, согласно которого рыночная стоимость объекта оценки на момент рассмотрения дела в суде подтверждается Справкой. Не доверять результатам оценки у суда оснований не имеется.

При таких обстоятельствах, исходя из стоимости спорного имущества , с Ш. в пользу Ш. подлежит взысканию доля.

Рассматривая встречный иск Ш., суд исходит из следующего.

В соответствии со ст. 36 СК РФ, имущество , принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество , полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам ( имущество каждого из супругов ), является его собственностью.

Личным (раздельным) имуществом каждый из супругов владеет, пользуется и распоряжается самостоятельно, по своему собственному усмотрению (ст. 209 ГК РФ). Предусмотренные ст. 35 СК РФ правила на него не распространяются.

Судом установлено, что в период брака по договору уступки на имя Ш. была приобретена в собственность квартира общей площадью, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись.

Судом также установлено и подтверждается материалами дела, что между Б. и Ш. был заключен договор дарения, по условиям которого Б. подарил Ш. денежную сумму для покупки квартиры, общей площадью 98 кв. м.

Факт исполнения условий договора в части передачи денежных средств, подтверждается Актом передачи денежных средств.

Как усматривается из объяснений представителя Ш., являющихся в силу ст. 55 ГПК РФ самостоятельным средством доказывания по делу, Ш. не оспаривает подлинность составления договора в указанный период времени, т.к. подписание договора и передача денежных средств происходили в его присутствии. Также, он не оспаривает тот факт, что квартира была приобретена именно на эти денежные средства, никаких других денежных средств из семейного бюджета не добавлялось.

Таким образом, доводы представителя Ш. о том, что спорная квартира была приобретена на денежные средства, подаренные ей братом, нашли объективное подтверждение в ходе судебного разбирательства.

То обстоятельство, что спорная квартира приобретена Ш. в собственность в период брака с Ш. само по себе не означает, что на это имущество распространяется режим совместной собственности.

Поскольку гражданский процесс подчиняется действию принципов диспозитивности и состязательности сторон (ст. 12, 56, 57 и др. ГПК РФ), постольку правомерность заявленных исковых требований определяется судом, рассматривающим соответствующее гражданское дело, на основании оценки доказательств, представленных сторонами, в обоснование их правовой позиции.

Таким образом, в случае непредставления доказательств, подтверждающих исковые требования или возражений по иску, суд принимает соответствующее решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении исковых требований (ст. 56, 57, 67, 195, 196, 198 ГПК РФ).

При таких обстоятельствах, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что встречный иск подлежит удовлетворению, поскольку судом установлено, что спорная квартира не может быть отнесена к общей совместной собственности супругов , является личной раздельной собственностью Ш.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ: Исковые требования Ш. удовлетворить частично.

Произвести раздел имущества супругов Ш. и Ш., выделив Ш. автомобиль.

Взыскать с Ш. в пользу Ш. в счет компенсации стоимости переданного в собственность Ш. имущества денежную сумму.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Встречные исковые требования Ш. удовлетворить.

Исключить из раздела совместно нажитого имущества квартиру.

Признать квартиру личной собственностью Ш.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Измайловский районный суд г. Москвы.

Как оспаривают сделки, совершенные без согласия супруга

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

В своей практике мы много раз сталкивались с требованиями признать сделку недействительной на основании того, что такая сделка была совершена без согласия супруга либо такое согласие являлось порочным.

Причем в большинстве случаев желание “поломать” сделку и отобрать ценный актив возникало у лиц, действовавших недобросовестно. Супруг просто заявлял, что он якобы не знал о данной сделке и не давал согласие на ее совершение.

Для добросовестного контрагента по сделке риски потерять приобретенное имущество очень существенны.

Разберемся во всех нюансах подобных дел.

Корни проблемы

В российской правовой системе де-факто существует режим скрытой супружеской собственности. В публичном реестре (например, ЕГРН) собственником может значиться один человек, а на самом деле существует и другой собственник — его супруг, о котором добросовестный приобретатель может и не знать.

И это нисколько не противоречит правилу ст.8.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК), согласно которому права на имущество, подлежащие гос.регистрации, возникают с момента внесения соответствующей записи в гос.реестр.

Дело в том, что после данных слов стоит оговорка “если иное не установлено законом”. И это “иное” установлено ст.34 Семейного кодекса РФ (далее — СК), в силу которой имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью “независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено”.

Если второй (“незарегистрированный в реестре”) супруг такой же собственник, что и первый, значит с его мнением нужно считаться.

По общему правилу п.2 ст.35 СК при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Такую сделку можно оспорить по мотивам отсутствия согласия другого супруга только если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Однако из этого общего правила есть одно исключение — это п.3 ст.35 СК, согласно которому для определенных трех типов сделок необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, т.е. презумпция согласия супруга в этих случаях не действует.

Когда требуется нотариальное согласие супруга на совершение сделки

В силу п.3 ст.35 СК нотариальное согласие супруга необходимо для совершения следующих сделок с общим имуществом супругов:

  1. Либо это должна быть сделка по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации.

Это не только сделки с недвижимостью, но и сделки с долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25), результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации (в ряде случаев), маломерными и некоторыми иными судами морского и внутреннего плавания, воздушными судами.

Читайте также:  Оспаривание договора дарения после признания дарителя недееспособным

Права на автомобили и акции гос.регистрации не подлежат, а потому для совершения сделки с ними не требуется нотариальное согласие супруга.

  1. Либо это должна быть сделка, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма.

Это может быть договор ренты, залог доли в уставном капитале ООО, договор эскроу (за исключением случаев депонирования безналичных денежных средств и бездокументарных ценных бумаг), наследственный договор, сделка по распоряжению недвижимым имуществом на условиях опеки, договор о передаче доли в уставном капитале ООО (за некоторыми исключениями), договор по отчуждению или залога доли в праве общей собственности на недвижимость.

  1. Либо это должна быть сделка, подлежащая обязательной государственной регистрации.

Это может быть договор ипотеки или договор о передаче нежилого помещения в долгосрочную аренду (на срок 1 год и более).

Следует различать понятия “гос.регистрация перехода права на имущество” и “гос.регистрация сделки”.

Например, при совершении сделки купли-продажи нежилого помещения регистрируется только переход права собственности на помещение, но не сам договор. Такой договор считается заключенным с момента его подписания сторонами.

А вот при совершении сделки купли-продажи жилого дома или квартиры регистрируется и сам договор, и переход права. Такой договор считается заключенным с момента его регистрации, а не с момента его подписания сторонами.

Требования к содержанию согласия супруга

Нередко один супруг берет у другого супруга нотариальное согласие на отчуждение любого совместно нажитого имущества без какой-либо конкретики. Росреестр принимает такое согласие и регистрирует переход права.

В дальнейшем супруг, давший такое “общее” согласие, может попытаться оспорить сделку по отчуждению общего имущества, ссылаясь на п.3 ст.157.1 ГК, в котором сказано: “В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие”.

Как правило, суды в подобных спорах отказываются распространять на согласие супруга действие ст.157.1 ГК и сохраняют сделку.

Дело в том, что данная статья применяется, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, а суды не признают супругов “третьими лицами по отношению друг к другу” (они ведь — сособственники) и исходят из того, что ст.35 СК “не предусматривает обязательного указания в согласии супруга на совершение сделки по распоряжению имуществом конкретного объекта недвижимого имущества, на отчуждение которого оно дается, не содержит запрета давать одним супругом другому супругу согласие на отчуждение любого принадлежащего им имущества без указания его конкретного перечня” (Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 25.07.2018 N 44г-128/2018).

Правда встречается и другая практика, по которой ст.157.1 ГК признается общей, а ст.35 СК — специальной. Здесь действует уже следующая логика. В п.1 ст.157.1 ГК сказано, что “правила настоящей статьи применяются, если другое не предусмотрено законом или иным правовым актом”. В ст.35 СК “другое” (что в согласии супруга предмет сделки можно не указывать) не предусмотрено. А потому некоторые суды применяют правило п.3 ст.157.1 ГК о необходимости конкретизации предмета сделки в нотариальном согласии супруга и не признают “общее” согласие супруга.

Последствия совершения сделки без нотариального согласия супруга

Сразу надо сказать, что сделки, совершенные без нотариального согласия супруга, оспоримы. То есть они действительны пока суд не признает их недействительными (именно поэтому их регистрация в Росреестре часто проходит без проблем).

Что касается оспаривания таких сделок, то здесь не все так просто и практика судов на данный момент неоднородна.

Есть три нормы, о применении которых можно говорить:

  1. Применительно к сделкам, совершенным без согласия третьего лица — п.2 ст.173.1 ГК:

Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, … может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица”.

  1. Применительно к совместной собственности вообще (не важно — супругов или нет) — п.3 ст.253 ГК:

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом”.

  1. Применительно к совместной собственности исключительно супругов — п.3 ст.35 СК:

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки”.

Как видно, первые две нормы ГК защищают интересы добросовестного приобретателя. По ним, если зарегистрированный в ЕГРН собственник продаст квартиру без необходимого нотариального согласия своего супруга, но будет установлено, что покупатель не мог знать о существовании у продавца супруга, то суд оставит сделку в силе. В этом случае может пострадать супруг.

Однако в третьей норме (ст.35 СК) о фигуре добросовестного приобретателя ничего не говорится.

Возникает вопрос: как соотносятся все эти три нормы между собой, какую и когда надо применять?

В первой норме (ст.173.1 ГК) говорится о согласии “третьего лица”. А, как было указано выше, суды в большинстве своем не считают супруга “третьим лицом” по отношению к другому супругу. Суды считают их равноправными собственниками.

Кроме того, первая норм по своему содержанию аналогична второй (ст.253 ГК). Поэтому первую норму можно из нашего анализа исключить и сравнивать только ст.253 ГК (которая защищает добросовестного приобретателя) и ст.35 СК (которая такой защиты не дает).

Есть общее правило — специальная норма имеет приоритет на общей, общая норма применяется в части, неурегулированной специальной нормой.

С этих позиций однозначно ст.35 СК имеет приоритет над ст.253 ГК. Но вот вопрос: ст.35 СК полностью вытесняет ст.253 ГК или нет?

Есть два варианта толкования:

  1. Данные статьи говорят о разном — в п.3 ст.253 ГК говорится о необходимом условии для признания сделки недействительной (если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии согласия), а в ст.35 СК в дополнение к этому говорится о том, в какой срок супруг может заявить иск о признании сделки недействительной.

При таком толковании интересы добросовестного приобретателя защищены.

Скажем сразу, данный подход больше встречается в юридической литературе нежели в судебной практике. Возможно потому, что непонятно зачем в таком случае законодателю надо было устанавливать специальный годичный срок исковой давности для таких дел, если этот же срок уже установлен в п.2 ст.181 ГК. То есть, при таком подходе специальная норма ничего нового не устанавливает, что странно.

  1. Пункт 3 ст.35 СК полностью отменяет ст.253 ГК, так как только в этом случае в специальной норме ст.35 СК можно найти какой-то смысл.

При таком толковании интересы добросовестного приобретателя абсолютно не защищены и именно этот подход главенствует в судебной практике.

В этом случае последствия совершения сделки без нотариального согласия супруга кардинально различаются в зависимости от того, когда была совершена сделка по распоряжению общим имуществом — в период брака или после его расторжения.

Если сделка была совершена в период брака, то применяется ст.35 СК — супруг, не давший нотариального согласия на сделку может оспорить ее и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

Если сделка с общим имуществом была совершена после расторжения брака, то ст.35 СК применить уже нельзя, так как на момент совершения сделки участники совместной собственности супругами не являлись. Соответственно никакого нотариального согласия бывшего супруга получать не надо было. В этом случае должна применяться ст.253 ГК, по которой согласие второго участника совместной собственности предполагается, сделку можно оспорить только в случае, если доказано, что приобретатель был недобросовестным, т.е. знал или заведомо должен был знать о том, что другой участник совместной собственности (бывший супруг) был против сделки (Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 16-КГ17-4).

Выводы для добросовестного приобретателя общего имущества супругов

Приобретение нажитого в браке имущества у бывшего супруга (т.е. после расторжения брака) достаточно безопасно.

Однако приобретение нажитого в браке имущества у одного из супругов в течение его брака сопряжено с большими рисками.

Если даже продавец предоставит покупателю нотариально удостоверенное заявление, что в браке не состоит, а также свой паспорт без отметки о заключении брака, то это ничего не значит. Может “объявиться” второй супруг, чье нотариальное согласие на сделку не было получено, и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

В этом вопросе российский законодатель отдает предпочтение интересам супруга в ущерб стабильности гражданского оборота.

На этом нередко строятся мошеннические схемы.

Пример из практики: гражданин Азербайджана Алиев Т.И. у себя на родине зарегистрировал брак с гражданкой России Яничкиной Е.В., в связи с чем приобрел российское гражданство. Далее он решил продать долю в ООО, которая была приобретена в браке. Алиев Т.И. оформил у нотариуса заявление об отсутствии режима совместной собственности в отношении доли в ООО (т.е. сознательно скрыл наличие брака), в его российском паспорте не было отметки о его семейном положении. После сделки объявилась Яничкина Е.В. и успешно оспорила сделку (Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2018 N 305-ЭС17-20998). Добросовестный приобретатель конечно может получить решение суда о взыскании с Алиева Т.И. убытков, но будет ли оно исполнено?

Особенно осторожным надо быть когда сделка совершается через представителя по доверенности. Желательно запросить у него нотариально заверенную копию паспорта доверителя, чтобы хотя бы по паспорту проверить его семейное положение.

Способа полностью исключить такие риски не существует.

Да, уже создан и тестируется Единый государственный реестр актов гражданского состояния и это сильно снизит риски. Но из него Вы все равно не узнаете о наличии у Вашего контрагента зарубежного брака. Дело Алиева Т.И. тому пример.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Сугубо личная квартира. Верховный суд разъяснил, что из нажитого в браке добра нельзя признать общим

Как показал разбор Верховным судом РФ одного из таких решений о разделе совместно нажитого, не все приобретенное в период брака получится поделить поровну. Предметом анализа Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ стал процесс о дележе однокомнатной квартиры. Их брак просуществовал три года. Он был заключен в сентябре, а спустя месяц после свадьбы супруга подписала с застройщиком договор долевого участия в строительстве дома, в котором она должна была получить однокомнатную квартиру.

Еще спустя месяц эта сделка прошла государственную регистрацию. Судя по материалам суда, у жены до брака была своя квартира, которую она продала через месяц после свадьбы, а вырученные деньги вложила в строительство однокомнатной квартиры.

После того как брак распался, в суд с иском о разделе совместно нажитого имущества пришел ее бывший супруг. Свои требования истец аргументировал так: на момент рассмотрения спора право собственности на однокомнатную квартиру за бывшей женой не было зарегистрировано. Никакого соглашения о разделе общего добра они не заключали. Но после развода жена единолично пользуется этой однокомнатной квартирой, а так как она была куплена в браке, значит, он, как супруг, имеет полное право на половину жилплощади.

Районный суд истцу отказал. Суд решил, что квартиру бывшая супруга приобрела на деньги, вырученные от продажи имущества, которое у нее было до заключения брака. Поэтому однушка не относится к общему имуществу супругов. Бывший супруг это решение оспорил.

Не будет общим имущество, купленое в браке, но на личные деньги, которые были у супруга до свадьбы

Апелляция встала на сторону истца и с решением районных коллег не согласилась. Она его отменила и постановила – однокомнатную квартиру поделить пополам. По ее мнению, сам факт внесения в счет оплаты по договору участия в долевом строительстве денег от продажи личного имущества не имеет правового значения для правильного разрешения спора “в отсутствии доказательств наличия соглашения сторон о приобретении ответчиком спорного имущества в личную собственность”.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ с таким решением и делением квартиры не согласилась.

Читайте также:  Что нужно для подачи заявления в суд о разделении долга по коммунальным платежам

Высокая инстанция напомнила коллегам 34-ю статью Семейного кодекса. В ней говорится про то, что нажитое в браке имущество считается совместной собственностью. В статье подробнейшим образом перечислено, что относится к такому общему имуществу – доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской или интеллектуальной деятельности. Полученные ими пенсии, пособия и прочие выплаты, не имеющие целевого назначения. К слову, деньги целевого назначения – материальная помощь, возмещение ущерба по утрате трудоспособности и прочие подобные выплаты – собственность личная.

Общим достоянием будет и то, что куплено за счет совместных доходов. Это движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в коммерческие организации. Заканчивается этот список словами “и другое нажитое супругами имущество” независимо от того, на имя кого из них оно приобретено либо оформлено и кто из супругов вносил деньги.

А в статье 36 Семейного кодекса перечислено то, что не делится. Это имущество, принадлежащее каждому до брака, а также то, что получил каждый из них во время брака в дар, по наследству и “по иным безвозмездным сделкам”.

Был специальный пленум Верховного суда, который рассматривал сложные вопросы по искам о расторжении брака (№ 15 от 5 ноября 1998 года). На этом пленуме были даны такие разъяснения: не является общим совместным имущество, хоть и приобретенное во время брака, но купленное на личные средства каждого из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак. А еще не будут общими “вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши”.

Из всего сказанного Верховный суд делает следующий вывод: юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие деньги оно куплено, личные или общие, и по каким сделкам, возмездным или безвозмездным, приобретал один из супругов это имущество в период брака. Имущество, купленное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (это наследство, дарение, приватизация), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Верховный суд подчеркнул, что в нашем споре апелляцией такое важное, “юридически значимое” обстоятельство, как использование для покупки однокомнатной квартиры средств, принадлежавших лично бывшей супруге, “ошибочно оставлено без внимания”.

Вырученные от продажи старой квартиры деньги по закону были личной собственностью ответчика, поскольку совместно в период брака они не наживались и не могли быть общим доходом супругов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда особо подчеркнула – срок между получением денег от продажи квартиры до брака и оплатой по договору долевого участия в строительстве составил всего пять дней. Так что в соответствии со статьей 34 Семейного кодекса купленная на эти деньги однокомнатная квартира никак не могла быть признана общим имуществом супругов.

Итог анализа – решение районного суда, отдавшего квартиру бывшей жене, Верховный суд посчитал правильным, законным и оставил его в силе, а решение апелляции отменено.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета – Федеральный выпуск №7616 (153)

Как признать квартиру моим личным имуществом, а не нажитым в браке?

Договор на покупку квартиры подписала до брака, оплату по данному договору также произвела полностью до брака за счет добрачных средств. А свидетельство на право собственности этой квартиры получила в браке. Во время брака существенных вложений в квартиру не было, только косметический ремонт. Сейчас мы с мужем в официальном разводе. Хочу квартиру продать. Бывший муж не дает нотариального согласия на продажу. Можно каким-либо образом признать данную квартиру моим личным имуществом, не подлежащим разделу, чтобы не нужно было предоставлять согласие бывшего мужа на продажу?

Ответы юристов ( 7 )

Переход права собственности на недвижимость — с момента государственной регистрации. Если государственная регистрация произошла в браке — оно является совместно нажитым и муж имеет право на 50% долю в таком имуществе.

Можно каким-либо образом признать данную квартиру моим личным имуществом, не подлежащим разделу
Виктория

Можно, в судебном порядке.

Договор на покупку квартиры подписала до брака, оплату по данному договору также произвела полностью до брака за счет добрачных средств
Виктория

Эти документы подтвердят, что квартира не является совместно нажитым имуществом, поскольку не приобреталась на совместные доходы супругов.

Имущество приобреталось не в период брака и на ваши средства, формально и наверное это ваша ошибка в ее регистрировали уже в период брака. Необходим судебный иск и опытный юрист о признании квартиры вашим личным имуществом приобретенным до брака.

Статья 36. СК РФ Имущество каждого из супругов

(в ред. Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ)

1. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

2. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.

3. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата.

(п. 3 введен Федеральным законом от 18.12.2006 N 231-ФЗ)

Здравствуйте! Обратитесь в суд. Если у Вас имеются документы об оплате и другие подтверждающие документы (заключенный договор купли-продажи и т.д.), то судебном порядке Вы можете признать, что квартира не является совместно нажитым имуществом.

Личным имуществом супругов является имущество, принадлежащее каждому из них ДО вступления в брак, а также имущество, полученное во время брака по безвозмездным сделкам.

Безвозмездными сделками являются дарение, наследование, приватизация. Имущество, полученное в собственность по этим основаниям, не приобреталось на совместные доходы супругов, поэтому и не включается в состав СОВМЕСТНОЙ собственности.

Кроме того, согласно статье 36 Семейного кодекса РФ, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.

На практике часто возникает вопрос — ЧТО считать предметами роскоши. У разных людей различные доходы, и отличный от других уровень жизни. Поэтому, как правило, применяется такое определение: роскошь это товары, предметы, без которых можно обойтись в повседневной жизни, доступные по цене только состоятельным людям. То есть в каждом случае вопрос об отнесении имущества к предметам роскоши решается индивидуально.

Личным имуществом супруга является и исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов (авторское право на произведения литературы и искусства, изобретения и т. д.).

В определенных случаях личное имущество супруга может быть признано в судебном порядке совместно нажитым имуществом супругов. Согласно ст.36 СК РФ, имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества. Обычно это относится к недвижимому имуществу: индивидуальному жилому дому, даче, реже — квартире.

Почему брачные договоры не работают: ВС объяснил, как нужно делить имущество

Супруги заключили брачный договор, по которому мужу доставались машина и гараж, а жене – квартира и долг по ипотеке. Через месяц пара развелась, после чего экс-супруг решил, что условия соглашения его не устраивают, и обратился в суд, требуя признать контракт недействительным, а квартиру – разделить пополам. В первой инстанции ему отказали, апелляция удовлетворила иск, точку в споре поставил ВС. А эксперты Право.ru прокомментировали, почему брачные контракты в России пока не работают.

Тебе квартиру, мне машину

Светлана и Сергей Гладковы* поженились в марте 2007 года и вскоре задумались о приобретении жилья. В октябре того же года Светлана взяла в “Сбербанке” кредит на сумму в 750 000 руб. Часть этих денег, а именно 250 000 руб., супруги внесли в качестве задатка за квартиру, остальную сумму планировали использовать на ремонт, покупку мебели и бытовой техники. В мае следующего года Гладковы стали хозяевами собственной жилплощади в Анапе, ипотечный договор со “Сбербанком” на 2,25 млн руб. также был оформлен на Светлану, а Сергей выступил в качестве поручителя по обоим кредитам. Единственной владелицей квартиры в свидетельстве о праве собственности значилась Гладкова.

12 апреля 2013 года супруги заключили брачный договор, по условиям которого собственником любого имущества, приобретенного в браке, будет считаться тот, на чье имя оно куплено (п. 4 документа). Отдельно в пп. 7 и 8 оговаривалось, что Светлана становится единоличной владелицей квартиры, в связи с чем Сергей не имеет на нее никаких прав, а его согласия на отчуждение жилья не требуется. За Гладковым же признавалось право собственности на автомобиль и гаражный бокс, которые были зарегистрированы на него.

Через месяц супруги развелись, и Сергей подал иск в Анапский горсуд, требуя признать недействительным условие брачного договора о том, что квартира отходит его бывшей жене, установить, что она является общей собственностью супругов, и поделить пополам.

В обоснование своих требований он сослался на п. 2 ст. 44 Семейного кодекса (признание брачного договора недействительным):

– Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку, по его мнению, брачный договор соответствовал закону, а доказательств того, что его условиями Гладков поставлен в крайне неблагоприятное положение, тот не представил. На заседании Сергей говорил о том, что нажитое в браке имущество поделено несправедливо и несоразмерно, но суд на это заметил, что “возможность отступления от равенства долей посредством заключения брачного договора предусмотрена законом, а несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания его недействительным”. При этом Светлана Гладкова соблюдает имущественные обязательства, наложенные на нее договором, – за свой счет выплачивает долг по ипотеке. Кроме того, в собственности Гладкова имелась другая квартира, так что его довод об отсутствии недвижимого имущества суд признал необоснованным.

Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск. Судебная коллегия обратила внимание на то, что Гладков был поручителем по двум кредитам, за счет которых куплена квартира, а в период брака погашал задолженность по ним вместе с женой. Кроме того, в определении указано, что принадлежавшую ему другую квартиру Сергей продал за 2,3 млн руб., а часть этих средств пошла на покупку “семейного” жилья. Поэтому передача спорной жилплощади экс-супруге “полностью лишает Гладкова права на имущество, нажитое сторонами во время брака”, и ставит его в крайне неблагоприятное положение, несмотря на то, что ему достались машина и гараж.

Было ли положение “крайне неблагоприятным”?

Гладкова подала жалобу в ВС (дело № 18-КГ16-10), и 24 мая этого года ее рассмотрели судьи коллегии по гражданским делам Татьяна Вавилычева, Татьяна Назаренко и Игорь Юрьев.

Главным было – понять, ставит ли брачный договор бывшего мужа, оставшегося без квартиры, в то самое “крайне неблагоприятное положение”. Согласно п. 15 постановления Пленума ВС «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 5 ноября 1998 года, примером такого положения может быть ситуация, когда муж или жена полностью лишаются права собственности на имущество, нажитое в период брака. В этом случае суд может признать дискриминационные условия брачного договора недействительными по требованию обиженного супруга.

Между тем, как указал ВС, в соглашении, которое заключили Гладковы, нет положений о том, что все имущество достается Светлане. По договору Сергею переданы гараж и машина, а его бывшая жена получила не только квартиру, но и обязательство по погашению кредита, взятого на ее покупку. “Доказательств наличия существенной диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака и имущественных обязанностей супругов в связи с передачей каждому из них конкретного вида имущества, в деле не имеется”, – установили судьи ВС.

Читайте также:  Оформление в собственность сарая и расположенной под ним земли

Ошибочным они признали и вывод апелляции о том, что поручительство Гладкова по кредитным договорам, заключенным его экс-супругой, и передача ей квартиры ставят мужчину в крайне неблагоприятное имущественное положение. Согласно ст. 363 (ответственность поручителя) и ст. 365 (права поручителя, исполнившего обязательство) ГК, поручитель отвечает перед кредитором, если должник исполняет свои обязательства ненадлежащим образом. После этого к нему (в объеме удовлетворенных поручителем требований) переходят все права кредитора по этому обязательству, в том числе и права залогодержателя. Между тем Гладкова исправно платит взносы по ипотеке, и требований к ее бывшему мужу, как к поручителю, банк не предъявлял.

Кроме того, по мнению ВС, суд апелляционной инстанции не принял во внимание то, что спорная квартира находится в залоге у банка, а нынешняя ее собственница по брачному договору (п. 4) приняла обязательства самостоятельно погасить ипотеку. Гладков действительно продал принадлежавшую ему иную квартиру за 2,3 млн руб., но сделал это более чем через год после развода и не смог представить суду доказательств, что часть полученных средств пошла на погашение долга за “семейное” жилье. ВС посчитал, что условия договора все же не ставят его в крайне неблагоприятное положение, и оставил в силе решение суда первой инстанции, отменив апелляционное определение.

Мнение экспертов

Эксперты, опрошенные “Право.ru”, согласны с мнением судей ВС, поскольку оно подтверждает сложившуюся практику. “Позиция ВС укладывается в тот подход, который является по таким делам общепринятым”, – говорит партнёр КА “Юков и партнёры” Марина Краснобаева. По ее словам, дело вполне себе типичное, и подход к нему апелляции несколько удивляет. “Брачный контракт сформулирован так, что имущество остается за тем супругом, на которого оно зарегистрировано. Само по себе это условие несправедливым не является. Когда Гладковы покупали квартиру, пусть и за счет совместных средств, данное условие было известно и понятно обоим. Более того, сам истец получил имущество, которым с супругом делиться не хочет”, – комментирует она.

Дмитрий Штыков из юридического бюро “Падва и Эпштейн” согласен, что по факту имеющееся у супругов имущество было разделено, а не перешло к одному из них. “С учетом того, что брачный договор был заключен после приобретения супругами квартиры и иного имущества, и судьба всей собственности четко прописана в брачном договоре, супруги, подписывая соглашение, сами определили его судьбу и прекрасно осознавали порядок его раздела в случае расторжения брака”, – считает он.

“Консервативным толкованием норм п. 3 ст. 42 и п. 2 ст. 44 СК” назвал подход ВС Илья Алещев, партнер из “Алимирзоев и Трофимов”. По его мнению, то самое “крайне неблагоприятное положение”, в которое брачный договор может поставить одного из супругов, – оценочная норма, и содержание ее фактически зависит от усмотрения суда. “Как показывает анализ судебной практики, суды неохотно применяют это основание недействительности. Как правило, обстоятельства дела указывают на переход к истцу – супругу, интересы которого нарушены, – какой-то собственности из состава общего имущества супругов. Ссылаясь на это, суды указывают, что истец “не лишается всего имущества”, в том числе единственного жилого помещения, и отказывают в иске”, – комментирует юрист. “Иной исход был бы возможен в случае, когда одна из сторон брачного договора полностью лишилась права собственности на любое имущество, нажитое во время брака. В целом практика по такой категории споров, как правило, сводится к отказу истцу в иске”, – подтверждает Татьяна Кормилицына, партнер юридической группы “Яковлев и Партнеры”.

Брачный договор – не панацея: почему брачные договоры не распространены в России

Заключение брачных договоров в России – не слишком распространенная практика. Между тем это вполне действенный способ поделить имущество не только в случае развода, но и без разрыва семейных отношений. Однако иногда, уже после заключения соглашения, одна из сторон решает, что его условия несправедливы, и обращается в суд, требуя признать договор недействительным. Впрочем, по словам наших экспертов, это случается нечасто. “Законодательная возможность изменить законный режим имущества супругов дает сторонам возможность договориться, обдумать, оценить и только после этого подписать брачный договор, – комментирует Светлана Бурцева, председатель “Люберецкой коллегии адвокатов”. – Практики признания договора недействительным крайне мало, поскольку, его составление предполагает просчет рисков сторон еще до подписания”.

Антон Соничев, адвокат бюро “Деловой фарватер”, считает, что брачные контракты в большинстве случаев призваны защитить состоятельных граждан от неблагоприятных последствий брака. Поэтому они отражают позицию лица, стремящегося защитить свои имущественные интересы, вразрез с положениями Семейного кодекса. “Допустим, коммерсант обладает долей в фирме, которая в период брака значительно возросла в стоимости. По закону это – совместно нажитое имущество, а в контракте оговорено, что эта доля не является общей собственностью. Налицо заранее созданная неблагоприятная ситуация для члена семьи”, – приводит пример юрист.

“Хрестоматийным примером непропорционального распределения совместно нажитого имущества является условие о переходе всех долгов одному из супругов после расторжения брака. Однако на практике супруги редко заключают настолько «бесспорно незаконные» брачные договоры”, – развивает мысль коллеги Артем Соколов, юрист Forward Legal. По его словам, единой практики по таким спорам нет, и суды по-разному оценивают условия брачного договора и их соответствие нормам о равном распределении совместного имущества. “Например, суды одного округа часто признают незаконными условия брачного договора, по которым только один из супругов должен выплачивать кредит, взятый на покупку совместного жилья. В другом округе суды признают недействительными брачные договоры, если по их условиям один из супругов после расторжения брака получает значительно более дорогое имущество”, – рассказывает юрист.

Конкретный пример “несправедливого” раздела собственности супругов по брачному договору приводит Дмитрий Штыков, руководитель юротдела бюро “Падва и Эпштейн”. В апреле 2013 года Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу по делу № 11-17943. Фабула дела такова: супруг после 24 лет совместной жизни осознал, что в результате заключенного брачного договора все общее имущество, к которому относилось два земельных участка, жилой дом и три квартиры, принадлежит его супруге, а ему не остается ничего. Рассмотрев его исковые требования об оспаривании брачного договора, суды трех инстанций пришли к выводу о недействительности брачного договора, содержащего такие условия.

Екатерина Екимова, юрист практики семейного и наследственного права юрфирмы “ЮСТ”, считает, что раз СК обязывает удостоверять брачный договор у нотариуса, именно на него в определённой степени возложена функция контроля за равноправием сторон соглашения. “Нотариус разъясняет сторонам сущность и правовые последствия заключения такого рода сделки. Это является правовой гарантией для участников брачного соглашения и позволяет избежать подписания брачных договоров с действительно кабальными условиями, когда, в частности, в личную собственность одного из супругов передается все совместно нажитое во время брака имущество, а общие долги супружеской пары полностью возлагаются на другого супруга”, – говорит она.

*имена участников событий изменены редакцией

Сугубо личная квартира

Как показал разбор Верховным судом РФ одного из таких решений о разделе совместно нажитого, не все приобретенное в период брака получится поделить поровну. Предметом анализа Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ стал процесс о дележе однокомнатной квартиры. Их брак просуществовал три года. Он был заключен в сентябре, а спустя месяц после свадьбы супруга подписала с застройщиком договор долевого участия в строительстве дома, в котором она должна была получить однокомнатную квартиру.

Еще спустя месяц эта сделка прошла государственную регистрацию. Судя по материалам суда, у жены до брака была своя квартира, которую она продала через месяц после свадьбы, а вырученные деньги вложила в строительство однокомнатной квартиры.

После того как брак распался, в суд с иском о разделе совместно нажитого имущества пришел ее бывший супруг. Свои требования истец аргументировал так: на момент рассмотрения спора право собственности на однокомнатную квартиру за бывшей женой не было зарегистрировано. Никакого соглашения о разделе общего добра они не заключали. Но после развода жена единолично пользуется этой однокомнатной квартирой, а так как она была куплена в браке, значит, он, как супруг, имеет полное право на половину жилплощади.

Районный суд истцу отказал. Суд решил, что квартиру бывшая супруга приобрела на деньги, вырученные от продажи имущества, которое у нее было до заключения брака. Поэтому однушка не относится к общему имуществу супругов. Бывший супруг это решение оспорил.

Апелляция встала на сторону истца и с решением районных коллег не согласилась. Она его отменила и постановила – однокомнатную квартиру поделить пополам. По ее мнению, сам факт внесения в счет оплаты по договору участия в долевом строительстве денег от продажи личного имущества не имеет правового значения для правильного разрешения спора “в отсутствии доказательств наличия соглашения сторон о приобретении ответчиком спорного имущества в личную собственность”.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ с таким решением и делением квартиры не согласилась.

Высокая инстанция напомнила коллегам 34-ю статью Семейного кодекса. В ней говорится про то, что нажитое в браке имущество считается совместной собственностью. В статье подробнейшим образом перечислено, что относится к такому общему имуществу – доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской или интеллектуальной деятельности. Полученные ими пенсии, пособия и прочие выплаты, не имеющие целевого назначения. К слову, деньги целевого назначения – материальная помощь, возмещение ущерба по утрате трудоспособности и прочие подобные выплаты – собственность личная.

Общим достоянием будет и то, что куплено за счет совместных доходов. Это движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в коммерческие организации. Заканчивается этот список словами “и другое нажитое супругами имущество” независимо от того, на имя кого из них оно приобретено либо оформлено и кто из супругов вносил деньги.

А в статье 36 Семейного кодекса перечислено то, что не делится. Это имущество, принадлежащее каждому до брака, а также то, что получил каждый из них во время брака в дар, по наследству и “по иным безвозмездным сделкам”.

Был специальный пленум Верховного суда, который рассматривал сложные вопросы по искам о расторжении брака (№ 15 от 5 ноября 1998 года). На этом пленуме были даны такие разъяснения: не является общим совместным имущество, хоть и приобретенное во время брака, но купленное на личные средства каждого из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак. А еще не будут общими “вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши”.

Из всего сказанного Верховный суд делает следующий вывод: юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие деньги оно куплено, личные или общие, и по каким сделкам, возмездным или безвозмездным, приобретал один из супругов это имущество в период брака. Имущество, полученное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (это наследство, дарение, приватизация), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Верховный суд подчеркнул, что в нашем споре апелляцией такое важное, “юридически значимое” обстоятельство, как использование для покупки однокомнатной квартиры средств, принадлежавших лично бывшей супруге, “ошибочно оставлено без внимания”.

Вырученные от продажи старой квартиры деньги по закону были личной собственностью ответчика, поскольку совместно в период брака они не наживались и не могли быть общим доходом супругов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда особо подчеркнула – срок между получением денег от продажи квартиры до брака и оплатой по договору долевого участия в строительстве составил всего пять дней. Так что в соответствии со статьей 34 Семейного кодекса купленная на эти деньги однокомнатная квартира никак не могла быть признана общим имуществом супругов.

Итог анализа – решение районного суда, отдавшего квартиру бывшей жене, Верховный суд посчитал правильным, законным и оставил его в силе, а решение апелляции отменено.

Ссылка на основную публикацию