Дополнительное соглашение для признания добросовестным приобретателем

В ГК РФ появилась презумпция добросовестности приобретателя недвижимости, полагавшегося на сведения из ЕГРН

С 1 января 2020 г. вступили в силу поправки в ГК РФ о добросовестном приобретении и приобретательной давности. В частности, теперь в нем содержится презумпция того, что для признания приобретателя добросовестным ему достаточно проверить сведения в ЕГРН. Эту презумпцию по-прежнему можно оспорить в суде.

Президент РФ подписал закон, касающийся добросовестных приобретателей и срока приобретательной давности (Федеральный закон от 16.12.2019 № 430-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»). Он вступил в силу 01.01.2020.

Изначально в проекте содержались только поправки, направленные на защиту добросовестных приобретателей приватизированных жилых помещений при обращении государственных органов и органов местного самоуправления с исками об истребовании этих помещений. Дело в том, что в п. 1 ст. 302 ГК РФ предусмотрено правило о том, что собственник вправе истребовать помещения у добросовестных приобретателей в случае, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли. В итоге получалось, что если лицо приобретало жилое помещение в порядке приватизации у органа власти, который не имел права на отчуждение, то у такого приобретателя суд мог истребовать квартиру. Но в окончательную редакцию документа включили общее положение, которое касается добросовестных приобретателей любого недвижимого имущества, то есть не только приватизированных квартир.

Добросовестный приобретатель недвижимого имущества

В статье 8.1 ГК РФ теперь предусмотрено, кто является добросовестным приобретателем недвижимого имущества.

Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него.

Таким образом, в ГК РФ теперь закреплено положение о том, что при приобретении недвижимости достаточно проверить сведения из ЕГРН. Если приобретатель это сделал, то он будет считаться добросовестным. А значит, изъять у него приобретенную недвижимость не получится. В то же время возможно опровержение этой презумпции. Иные лица вправе представить другие доказательства того, что приобретатель знал или должен был знать о том, что продавец не вправе был отчуждать это недвижимое имущество. Такими обстоятельствами могут быть наличие притязаний третьих лиц, частая смена собственников недвижимости за короткий срок и т.д.

Приобретательная давность

Также в ГК РФ появилась норма о том, что течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы (в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ), начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, — не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя. Сейчас срок приобретательной давности (пять лет для движимого имущества и 15 лет для недвижимости) начинается не ранее истечения срока исковой давности по требованию об истребовании вещи из чужого незаконного владения, то есть фактически составляет восемь лет для движимого имущества и 18 лет для недвижимости с момента, когда законный владелец вещи узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Суд будет отказывать в удовлетворении требования РФ, субъекта РФ или муниципального образования об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в ЕГРН записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца должен нести орган власти.

Людмила Степанова, юрист практики по недвижимости и инвестициям «Качкини Партнеры»

О добросовестном приобретателе

По вопросу доказывания добросовестности приобретателя существовали различные подходы. В изначальной редакции п. 38 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) было указано, что по спорам об истребовании имущества из чужого незаконного владения приобретатель должен доказывать свою добросовестность. При этом в судебной практике были сформулированы достаточно жесткие требования к «стандарту добросовестности» приобретателя недвижимой вещи. Учитывались наличие записи в ЕГРН о праве собственности отчуждателя объекта, факт осмотра объекта до его приобретения, ознакомление приобретателя со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость и выяснение оснований возникновения у продавца права собственности (см., например, Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утв. Президиумом ВС РФ 01.10.2014).

Однако в 2015 г. приведенный абзац Постановления № 10/22 был исключен, что позволило некоторым исследователям на основании ст. 10 ГК РФ делать вывод о презумпции добросовестности приобретателя по соответствующей категории споров.

В соответствии с принятыми изменениями для действия презумпции добросовестности лицу при приобретении недвижимой вещи достаточно ознакомиться с данными ЕГРН в отношении объекта и убедиться, что его собственником является отчуждатель и какие-либо обременения/отметки, исключающие право отчуждателя, отсутствуют. При этом сохраняется возможность опровержения добросовестности приобретателя в судебном порядке. Данный подход соответствует принципу публичной достоверности реестра и снимает с приобретателя риск невозможности установления правомерности приобретения объекта предшествующими обладателями.

О приобретательной давности

В соответствии с ранее действующей редакцией п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ (по правилам о виндикации), начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Данная норма вызывала критику (см., например, Концепцию развития гражданского законодательства РФ, одобренную в 2009 г.). Во-первых, она удлиняла общий срок, необходимый для приобретения права собственности по давности владения (исковая давность в три года + срок приобретательной давности 5/15 лет). Во-вторых, делала неопределенным момент, с которого начинает течь срок приобретательной давности (он привязан к моменту истечения срока исковой давности по виндикационному иску собственника, который, в свою очередь, начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком).

В соответствии с новой редакцией п. 4 ст. 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности в указанном случае начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя (в случае регистрации права добросовестного приобретателя на недвижимую вещь в ЕГРН, во всяком случае, не позднее такой регистрации).

Как можно видеть, отмеченные ранее недостатки нормы устранены. При этом новая редакция предполагает иное соотношение срока исковой давности по виндикационному иску собственника и срока приобретательной давности: эти сроки текут параллельно, являются различными, и момент начала течения данных сроков определяется также по-разному.

Отметим, что в соответствии с внесенными изменениями в п. 1 ст. 234 ГК РФ закреплена возможность установления отличающихся от общих сроков и условий приобретения права собственности по давности владения, однако сами такие случаи в настоящее время не предусмотрены ст. 234 ГК РФ.

Защита прав добросовестного приобретателя

Защита прав добросовестного приобретателя тесно связана с такой услугой, как проверка юридической чистоты сделки (юридическое сопровождение сделки). И если юридическая проверка сделки направлена на пресечение возможного обмана при покупке квартиры, то защита приобретателя, являющегося добросовестным, предназначена для защиты права собственности на купленное имущество, когда проверка сделки не проводилась или была проведена недостаточно квалифицированно.

Реальный случай из практики:
Клиент купил квартиру (могло быть и другое имущество – земельный участок, дом) и через полгода нашел в почтовом ящике «письмо счастья», из которого следует, что один из предыдущих собственников в цепочке сделок с Вашей квартирой намерен вернуть ее себе, так как она была отчуждена незаконно.

В такой ситуации даже юристы не дадут 100%-ной гарантии, что квартира останется за Вами, но тем не менее, ситуацию нужно подробно анализировать, чтобы делать определенные выводы.

Признание добросовестным приобретателем

Во-первых, разберемся с самим понятием добросовестного приобретателя. Для того, чтобы были какие-то шансы на признание добросовестным приобретателем, Вы обязательно должны обладать признаками такого лица.

И прежде всего, при этом суд будет интересовать, знал ли приобретатель на момент приобретения имущества о том, что продавец не имеет полномочий на продажу имущества. Прежде всего данный признак определяется на основании выписки из ЕГРН (с историей сделок). Однако само по себе наличие записи в реестре о правах продавца на отчуждаемое имущество не будет свидетельствовать безусловно о Вашей добросовестности. Это будет презюмироваться, но такая презумпция будет опровержимой. Если истец докажет, что у вас были основания сомневаться в правах продавца на имущество, то Ваша добросовестность будет под вопросом.

В свою очередь, Вы можете приводить другие доводы, свидетельствующие о Вашей добросовестности как приобретателя. Таковыми могут быть: покупка квартиры через риэлторское агентство, заключение перед покупкой договоров с юристом о проверке юридической чистоты сделки, получение дополнительных документов для того, чтобы убедиться в правах продавца (такими могут быть документы из БТИ, архивов и другие).

Во-вторых, следует понимать, что сама по себе добросовестность не спасает автоматически приобретателя от истребования имущества. Надлежащим способом защиты первоначального собственника от конечного приобретателя будет виндикационный иск (Постановление Конституционного суда № 6 2003 года). Правила о признании сделки недействительной и реституции в данном случае применяться не могут.

Таким образом, важное значение будет иметь наличие у собственника оснований для виндикации имущества от конечного приобретателя. Такими основаниями являются выбытие из владения, выбытие помимо воли, индивидуальная определенность имущества и другие основания, с которыми Вы можете ознакомиться в статье о виндикации (истребовании из чужого незаконного владения).

Кроме того, суд должен исследовать, не пропущены ли в таком случае сроки исковой давности по виндикационному иску. Пропуск сроков исковой давности будет влечь отказ в иске, а значит, владение добросовестного приобретателя будет иметь приоритет.

Само же основание перехода права к добросовестному приобретателю закреплено в статье 223 ГК РФ, из которой следует, что недвижимое имущество будет принадлежать добросовестному приобретателю на праве собственности с момента регистрации такого права, если у первоначального собственника отсутствуют основания истребовать имущество из чужого незаконного владения.

Стоит заметить, что право собственности в таком случае считается перешедшим не только когда отказано в иске об истребовании имущества от добросовестного приобретателя, но и когда основания для истребования просто отсутствуют.

Если Вы попали в ситуацию, когда один из предыдущих собственников недвижимого имущества пытается вернуть его себе, требуя его от Вас, мы рекомендуем незамедлительно обращаться за помощью к компетентному юристу.

Судебная практика о защите прав добросовестного приобретателя

Ответчик может быть признан добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неуправомоченным отчуждателем.

Из материалов дела видно, что *** Т.А. приобрел спорную квартиру на основании письменного договора купли-продажи от 04.05.2009 г., денежные средства за объект недвижимости получены покупателем в полном объеме, право собственности предшественника *** Т.С. зарегистрировано в установленном законом порядке и не было оспорено, обременений не имелось. Данная сделка отвечает всем признакам действительности.

При этом, спорная квартира приобретена в том числе на заемные денежные средства на основании кредитного договора от 29.04.2009 г. № «Ипотечный» на срок по 29.04.2037 г. При заключении данной сделки Банк и созаемщики действовали разумно и проявили должную осмотрительность.

Доказательств того, что при совершении сделки приобретатель *** Т.А. должен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества, истцами суду не представлено.

На основании изложенного, суд признает *** Т.А. добросовестным приобретателем квартиры № расположенной по адресу ***. С учетом установленных в ходе судебного заседания обстоятельств, указанное имущество не может быть истребовано у добросовестного приобретателя *** Т.А.

Решение Ленинского районного суда города Краснодара от «03» октября 2011 года по делу № 2-3152/11

Также посмотрите следующие судебные решения:

Наша консультация юриста посредством онлайн — консультанта осуществляется бесплатно. Мы проводим платные юридические консультации в офисе и предоставляем юридические услуги по представлению интересов в суде в городе Екатеринбурге и других регионах. Вы можете задать вопрос юристу на нашем портале. Если вам нужен юрист или адвокат по защите добросовестных приобретателей от истребования имущества, Вы можете обратиться к нам по телефону. Мы представим ваши интересы или можем посоветовать надежного, опытного, квалифицированного, компетентного в конкретном вопросе адвоката или юриста.

Исковое заявление о признании добросовестным приобретателем квартиры

Адвокат 8(495) 664-55-96

Внимание! Это образец.
Он не может быть применен ко всем делам

В Люблинский районный суд г.Москвы
Истец: С.А.В.
107150, г.Москва, ул.Ивантеевская, д.28, корп.4
Ответчик: К.О.В.
109449, г.Москва, ул.Новороссийская, д.25
Представитель Ответчика:
Хоруженко А.С.
Юридическое бюро «Moscow legal»
г. Москва, ул. Маросейка, д. 2/15
http://msk-legal.ru
тел: 8(495)664-55-96
Ответчик: О.И.Г.
Брянская обл.,Клинцовский р-н, с.Гулевка,ул. Центральная
Третьи лица:
Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве
115191, г.Москва, ул.Большая Тульская, д.15
В.Д.В.
Саратовская обл., Самойловский район, с.Залесянка
Нотариус: М.И.Г.
Пос.Томилино Люберецкого района МО, ул.Гаршина

ВСТРЕЧНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о признании добросовестным приобретателем недвижимого имущества

Истцом, С.А.В., заявлен иск о признании недействительным договора купли-продажи квартиры (г.Москва, ул.Новороссийская, д.25, корп.1, кв.188) от 21.06.2012, заключенного между Истцом (по доверенности – В.Д.В.) и Ответчиком – О.И.Г., договора купли-продажи квартиры от 28.07.2012 г., заключенного между Ответчиком –К.О.В. и О.И.Г., применении последствий недействительности сделки.

Не признавая исковые требования, сторона Ответчика в целях защиты своих законных прав и интересов заявляет встречное исковое заявление о признании добросовестным приобретателем спорной квартиры на основании следующего.

В судебном заседании установлено, подтверждается совокупностью документальных доказательств, что Ответчиком – К.О.В., совместно с К.И.Н., П.П.И. было принято решение о приобретении спорной квартиры. После выполнения ряда процедур, проверки квартиры на предмет отсутствия обременений, правопритязаний третьих лиц, обхода соседей и жильцов дома, осмотра квартиры, К.О.В. подписала договор купли-продажи спорной квартиры с О.И.Г. Данный договор прошел государственную регистрации в Управлении государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве, переход права собственности был зарегистрирован в установленном законом порядке (л.д. 86-103).

Согласно ст. 432 ГК РФ Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Основания возникновения прав собственности и права собственника при нарушении его прав регламентированы ст.ст. 218, 302-304 ГК РФ. Так, Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Как считает сторона К.О.В., она проявила разумную степень осмотрительности и заботливости, которая требовалась от нее при совершении подобного рода сделок, и имеет все признаки добросовестности приобретения, выражающегося в следующем:

  1. Сделка по покупке спорной квартиры была возмездной, цена квартиры соответствовала рыночной стоимости. Данное обстоятельство подтверждается договором купли-продажи от 28.07.2012 г., согласно которому цена сделки составила 5200 руб., денежные средства продавцом – О.И.Г. были получены в полном объеме, спорная квартира была полностью оплачена.
  2. Владение добросовестного приобретателя. С момента регистрации договора купли-продажи спорной квартиры, квартира поступила в полное исключительное распоряжение и владение К.О.В., что не оспаривается Истцом. С момента совершения сделки, вплоть до настоящего момента времени, К.О.В. продолжает пользоваться и распоряжаться принадлежащей ей спорной квартирой, оплачивая все коммунальные расходы.
  3. Добросовестность действий К.О.В. На момент совершения сделки по покупке спорной квартиры приобретатель – К.О.В. не знала, не могла и не должна была знать, что отчуждатель – О.И.Г. по сделке неуправомочен на отчуждение имущества. На момент покупки квартиры, продавцом была предоставлена справка о снятии с регистрационного учета по адресу спорной квартиры С.А.В. (л.д. 86), которая была принята без возражений регистрирующим органом, квартира на момент сделки находилась в свободном, не вызывающем подозрения пользовании продавца – О.И.Г., который в том числе осуществлял ее показ.
  4. Внесение записи о правах покупателя- К.О.В, (добросовестного приобретателя) в ЕГРП. Согласно п. 13 Постановления 10/22, абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации его права в ЕГРП. В соответствии с п. 1 ст. 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.1997 № 122-ФЗ 1 государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Сделка по купле-продаже спорной квартирой прошла государственную регистрацию, с того момента времени юридическим и фактическим собственником квартиры стала К.О.В.

  1. Выбытие спорной квартиры из владения и пользования Истца – С.А.В. по воле самого С.А.В., недостаточное проявление обязанностей по защите своих прав на недвижимое имущество. Согласно представленным документам, С.А.В. добровольно передал спорную квартиру в пользование третьим лицам, не проявлял достаточной заботы о сохранности своего имущества, коммунальные расходы в спорный период не оплачивал, судьбой квартиры не интересовался.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, Истец является добросовестным приобретателем спорного недвижимого имущества.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 432, 302 ГК РФ, 131-132 ГПК РФ,

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 5-КГ17-34

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 25 апреля 2017 г. N 5-КГ17-34

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Худенко Т.А. к Вавилкиной С.В. о признании добросовестным приобретателем автомобиля, по встречному иску Вавилкиной С.В. к Худенко Т.А. признании недействительными агентского договора и договора купли-продажи автомобиля и применении последствий недействительности сделки,

по кассационной жалобе Худенко Т.А. на решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 20 ноября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителей Худенко Т.А. – Савченко О.С., Скрипки И.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Худенко Т.А. обратилась в суд с иском к Вавилкиной С.В. о признании добросовестным приобретателем автомобиля марки , сославшись на то, что по договору купли-продажи от 19 декабря 2013 г. приобрела указанный автомобиль у Вавилкиной С.В., от имени которой на основании агентского договора от той же даты действовал ИП Астапов А.А. Каких-либо нарушений требований закона истцом при этом не допущено, он является добросовестным приобретателем данного автотранспортного средства.

Вавилкина С.В., не согласившись с иском, предъявила встречные требования к Худенко Т.А. о признании недействительными агентского договора и договора купли-продажи автомобиля от 19 декабря 2013 г., применении последствий недействительности сделки, истребовании имущества указав, что агентский договор она не подписывала, а договор купли-продажи от ее имени заключен неуполномоченным лицом, действующим обманным путем. Она признана потерпевшей по уголовному делу, возбужденному 7 июля 2014 г. в отношении неустановленных лиц по факту мошенничества, совершенного путем заключения договоров комиссии от имени ИП Снегирева М.А. с последующим завладением на основании этих договоров автомашинами граждан, в том числе, и автомашиной Вавилкиной С.В. Также указала, что Худенко Т.А. не приняла необходимых мер по установлению полномочий ИП Астапова А.А. на продажу принадлежащего Вавилкиной С.В. автомобиля и не может быть признана добросовестным приобретателем по договору купли-продажи от 19 декабря 2013 г.

Решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 20 ноября 2015 г. в удовлетворении исковых требований Худенко Т.А. к Вавилкиной С.В. о признании добросовестным приобретателем автомобиля отказано. Встречные исковые требования Вавилкиной С.В. к Худенко Т.А., ИП Астапову А.А. о признании агентского договора недействительным, признании договора купли-продажи автотранспортного средства недействительным, о применении последствий недействительности сделки удовлетворены. Агентский договор и договор купли-продажи автотранспортного средства от 19 декабря 2013 г. признаны недействительными. Применены последствия недействительности сделки: на Худенко Т.А. возложена обязанность возвратить Вавилкиной С.В. автомобиль марки прекращены регистрационные действия, совершенные 21 декабря 2013 г.; восстановлен регистрационный учет и выданы новые регистрационные документы Вавилкиной С.В.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В кассационной жалобе Худенко Т.А. ставится вопрос об отмене решения Кунцевского районного суда г. Москвы от 20 ноября 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 20 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, что 14 декабря 2013 г. между Вавилкиной С.В. и ИП Снегирев М.А. заключен договор комиссии по продаже принадлежавшего Вавилкиной С.В. автомобиля марки идентификационный номер (VIN) .

Согласно агентскому договору от 19 декабря 2013 г., заключенному от имени Вавилкиной С.В. и ИП Астаповым А.А., последний (агент) принял на себя обязательство совершить от имени Вавилкиной С.В. (принципала) сделку купли-продажи указанного транспортного средства.

В тот же день ИП Астапов А.А., действующий от имени Вавилкиной С.В. на основании указанного агентского договора, продал автомобиль Худенко Т.А. за 740 000 руб.

О том, что вышеуказанный автомобиль продан 19 декабря 2013 г., как указывала Вавилкина С.В., она узнала 6 апреля 2014 г. и поскольку денежные средства ей не были переданы обратилась в отделение полиции по району Орехово-Борисово Северное г. Москвы с заявлением о совершении преступления.

7 июля 2014 г. СО отдела России по району Орехово-Борисово Северное г. Москвы вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, Вавилкина С.В. признана потерпевшей.

Удовлетворяя исковые требования Вавилкиной С.В., суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, исходил из того, что агентский договор от 19 декабря 2013 г. с ИП Астаповым А.А. Вавилкина С.В. не заключала, ее подпись в договоре подделана, автомобиль выбыл из ее владения помимо воли, в связи с чем на основании статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит возврату.

Отказывая в удовлетворении иска Худенко Т.А. судебные инстанции указали, что при заключении данного договора Худенко Т.А. не приняла необходимых мер по установлению полномочий ИП Астапова А.А. на продажу принадлежащего Вавилкиной С.В. автомобиля и не может быть признана добросовестным приобретателем.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении” разъяснено, что решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума о судебном решении).

Названным требованиям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации вынесенные судебные постановления не соответствуют.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Абзацем первым пункта 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Из содержания указанных норм и акта их разъяснения следует, что одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию при обращении в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, является выбытие имущества из владения собственника по воле либо помимо его воли.

Между тем такое обстоятельство фактически судами установлено не было.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1).

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2).

Статьей 67 этого же Кодекса предусмотрено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1).

Как установлено судом и не оспаривалось Вавилкиной С.В., между ней и ИП Снегиревым М.А. заключен договор комиссии по продаже принадлежащего Вавилкиной С.В. автомобиля марки , автомобиль передан ИП Снегиреву М.А. для реализации вместе с необходимыми для этого документами (паспорт транспортного средства, свидетельство о регистрации транспортного средства) и комплектом ключей.

Указанные обстоятельства, на которые ссылалась Худенко Т.А., в том числе на выраженную волю собственника на отчуждение имущества – автомобиля, в нарушение требований части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежащей оценки судов не получили.

Юридически значимым обстоятельством при рассмотрении настоящего дела также являлось установление принадлежности подписи, сделанной от имени Вавилкиной С.В. в агентском договоре от 19 декабря 2013 г.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В этой связи суду надлежало поставить на обсуждение сторон вопрос о назначении по делу почерковедческой экспертизы для решения вопроса о том кому, Вавилкиной С.В. или иному лицу принадлежит подпись, сделанная от ее имени в агентском договоре от 19 декабря 2013 г.

Однако в нарушение положений статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд вопрос о проведении экспертизы на обсуждение сторон не поставил, сославшись в обоснование вывода о поддельности подписи на материалы уголовного дела (протокол допроса).

Между тем экспертизы в рамках уголовного дела также не проводилось, доказательств, подтверждающих обратное, представлено не было.

Таким образом, вывод суда о том, что агентский договор Вавилкина С.В. не подписывала, основан только на утверждениях самого ответчика по первоначальному иску, что является нарушением требований статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отметить следующее.

Согласно пункту 1 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента.

Из вышеуказанного следует, что для совершения действий от имени принципала Вавилкиной С.В. агенту ИП Астапову А.А. достаточно иметь заключенный в письменной форме агентский договор, в котором предусмотрено, что агент вправе действовать от имени принципала.

Согласно пункту 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд (часть 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в апелляционном определении должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

При рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций сделан вывод о том, что Худенко Т.А. не были совершены действия по выяснению правомочий продавца на отчуждение спорного автомобиля, в связи с чем она не может являться добросовестным приобретателем.

Однако в нарушение приведенных выше норм процессуального права суд не указал норму закона, которой, по его мнению, следовало руководствоваться Худенко Т.А. при выяснении правомочий продавца, действовавшего на основании агентского договора, который соответствовал требованиям закона и содержал подпись принципала Вавилкиной С.В. и агента ИП Астапова А.А., т.е. считался заключенным, на отчуждение автомобиля.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что третье лицо – Худенко Т.А. знала или должна была знать об ограничении полномочий агента, Вавилкиной С.В. представлено не было и в материалах дела такие доказательства также отсутствуют.

С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что решение суда принято с нарушением приведенных выше положений норм материального и процессуального права.

Судом апелляционной инстанции данные нарушения устранены не были.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса. Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”).

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г. подлежащим отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Судебная практика о добросовестном приобретателе недвижимого имущества

Добросовестный приобретатель: критерии допустимой защиты

Для начала определимся с терминологией, а именно установим, кто может получить защиту в качестве добросовестного приобретателя. Ответ на этот вопрос мы найдем в п. 1 ст. 302 ГК РФ. Приобретателя можно однозначно рассматривать как добросовестного и имеющего право на защиту от истребования у него его приобретения, если он отвечает таким критериям:

  1. Он не знал и не имел возможности узнать о том, что приобретает имущество не у собственника или его надлежащего представителя, а у человека, который вовсе не был наделен правом на отчуждение.
  2. Приобрел имущество на возмездной основе (иными словами, не получил его в дар, а предоставил равноценное возмещение — деньги или иные материальные или нематериальные ценности).

Отметим, что для жилого помещения, виндикационный иск в отношении которого предъявило публично-правовое образование (РФ, ее регион, район или город) существует однозначный маркер добросовестности – регистрация прав в ЕГРН за добросовестным приобретателем в течение 3-х лет после того, как собственник перестал владеть жильем. Если первоначальный собственник все же надеется на возврат помещения, то ему придется доказать недобросовестность приобретения (п. 4 ст. 302 ГК РФ, действует с 01.01.2020).

Оспаривая добросовестность приобретателя, при рассмотрении вопроса о наличии у него осведомленности относительно полномочий продавца в качестве доказательств можно представить документы, подтверждающие наличие между сторонами:

  • родственных связей;
  • служебных связей;
  • участия в уставных капиталах организаций;
  • иных форм аффилированности.

ВАЖНО! Добросовестность приобретения по критерию возмездности сделки оценивается не только на момент ее заключения, но и на момент передачи имущества, а также на момент исполнения обязательства по его оплате.

Так, если вещь не была оплачена покупателем по возмездному договору в установленный срок, то и требовать защиты как добросовестный приобретатель он не имеет права (п. 4 информационного письма президиума ВАС РФ «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» от 13.11.2008 № 126).

Приведем еще один пример, когда отсутствие возмездности при получении имущества является основанием для отказа в защите, казалось бы, абсолютно добросовестного приобретения. Спорное имущество было передано в хозяйственное ведение унитарному предприятию. Суд при рассмотрении иска собственника об истребовании такого имущества указал, что передача имущества унитарному предприятию была произведена безвозмездно, а, следовательно, защита добросовестного приобретения на эту ситуацию не распространяется.

Добросовестный приобретатель недвижимого имущества и его особенности

Добросовестный приобретатель недвижимости отличается от любого иного прежде всего тем, что обретение им права собственности на такое имущество связано с процедурой государственной регистрации. Во-первых, совершение акта регистрации со стороны государственной власти обуславливает момент наступления права собственности, во-вторых, предоставляет правообладателю особую защиту.

Вспомним общее правило, закрепленное в абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ. Согласно этому правилу право собственности на объект недвижимости возникает у добросовестного приобретателя с момента государственной регистрации отчуждения этого имущества. Оспаривание зарегистрированного права собственности добросовестного приобретателя допускается только путем истребования такого имущества и только в случаях, установленных законом. Об этих случаях мы будем говорить подробнее в следующем разделе.

Суды прямо называют должную осмотрительность в качестве правоустанавливающего критерия при оценке добросовестности покупателя при заключении договора купли-продажи.

Например, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 04.06.2019 № 18-КГ19-37 указано, что покупатель квартиры была близко знакома с истицей и в курсе ее дел (муж ответчицы был доверенны млицом мужа истицы). Соответственно, приобретя квартиру, выбывшую из владения истицы по недействительным сделкам, ответчица не провяила должной осмотрительности.

Покупатель недвижимости должен проявить должную осмотрительность, то есть доподлинно выяснить все обстоятельства, касающиеся:

  • личности продавца, его правового статуса и наличия у него прав на распоряжение недвижимостью;
  • соответствия продаваемого объекта данным, изложенным в договоре и содержащимся в соответствующем государственном реестре;
  • отсутствия возможных притязаний на объект со стороны третьих лиц;
  • наличия согласия или одобрения со стороны третьих лиц или государственных органов/организаций, если таковые требуются в соответствии с законодательством.

Истребование имущества у добросовестного приобретателя

Ст. 302 ГК РФ предусматривает ряд случаев, когда, даже несмотря на наличие государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, собственник может потребовать у добросовестного приобретателя вернуть имущество:

  1. При возмездном приобретении покупателем — при наличии доказательств, свидетельствующих, что имущество:
    • собственником или его представителем, уполномоченным на владение, было утеряно;
    • было у них похищено;
    • выбыло из владения другим путем против их воли.
  2. При безвозмездном приобретении — без каких-либо дополнительных условий.

Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном президиумом 01.10.2014, указал, что в том случае, если жилое помещение получено владельцем не от собственника, собственник вправе истребовать его посредством виндикационного иска (ст. 301 ГК РФ).

ВАЖНО! Возможность истребовать недвижимое имущество у добросовестного приобретателя имеется также и тогда, когда, несмотря на возмездность приобретения, передача недвижимости во владение добросовестному приобретателю фактически не состоялась по той причине, что собственник сам продолжал пользоваться этим имуществом (п. 6 информационного письма № 126).

Существенное занижение договорной цены недвижимого имущества по отношению к его рыночной стоимости может быть расценено судом в качестве обстоятельства, указывающего на сговор сторон, а, следовательно, на возможность истребования такого имущества у покупателя (п. 9 информационного письма № 126).

Особенности, связанные с добросовестным приобретением земельного участка

Не требует специального разъяснения тот факт, что земельные участки относятся к недвижимому имуществу, а, следовательно, имеют все те же особенности, о которых мы говорили выше. Тем не менее в этом разделе мы затронем еще несколько вопросов, так или иначе связанных с добросовестным приобретением земельных участков или их истребованием:

  1. Не может быть признан добросовестным приобретателем покупатель самовольной постройки, расположенной на земельном участке, который был истребован из чужого незаконного владения. К такому выводу пришел президиум ВАС РФ в информационном письме «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 ГК РФ» от 09.12.2010 № 143 (п. 11).
  2. Существуют особенности, связанные с истребованием земельных участков, входящих в состав лесного фонда. Напомним, что в соответствии со ст. 8 Лесного кодекса РФ право собственности на такие участки может принадлежать только Российской Федерации. Из этого следует, что участки лесного фонда могут быть истребованы в любом случае, даже если их покупатель мог бы быть признан добросовестным приобретателем. Так, президиум Псковского областного суда встал на сторону прокурора и признал отсутствующим право собственности на участок лесного фонда, зарегистрированное ранее за гражданином, несмотря на то, что участок был приобретен последним по возмездной сделке (постановление от 24.10.2014 № 4-г-281/2014).
  3. Должная осмотрительность добросовестного приобретателя будет поставлена под сомнение, если он проигнорировал несоразмерность площади земельного участка по отношению к площади постройки, а также несоответствие назначения земельного участка, содержащегося в кадастровых документах, назначению, указанному в договоре (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.10.2015 № Ф04-23620/2015).
  4. Не могут также получить защиту добросовестные приобретатели земельных участков, если продавцы таких участков приобрели право собственности на них на основании судебных постановлений, которые были впоследствии отменены. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в своем определении от 24.05.2016 № 18-КГ16-32.

Судебная практика по исковым заявлениям о признании добросовестным приобретателем квартиры

В этом разделе пришел черед изучить самую последнюю судебную практику, так или иначе затрагивающую вопросы о добросовестном покупателе жилых помещений.

Разберем некоторые из них:

  1. Начнем с постановления Конституционного суда от 22.06.2017 № 16-П, признавшего неконституционным положения п. 1 ст. 302 ГК РФ для следующего случая: когда истребуется местными властями выморочное (т.е. оставшееся от умершего, у которого не было наследников) жилье от добросовестного приобретателя, если жилье было приобретено возмездно и оформлено в Росреестре. При этом местные власти не предприняли своевременных действий для оформления прав на спорное жилье. Позиция Конституционного суда успешно реализуется на практике: момент принятия местной администрацией мер по оформлению спорного жилья уверенно вошел в предмет доказывания по спорам о выморочном имуществе (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18.06.2019 № 5-КГ19-88).
  2. Правом на предъявление виндикационного иска обладает только собственник или наниматель квартиры (Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от граждан по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015)..
  3. Конституционный суд пояснил, что в применяемом судами толковании ст. 302 ГК РФ данная статья распространяет своедействие на земельные участки (Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2019 N 2092-О).
  4. В апелляционном определении от 18.04.2016 по делу № 33-9610/2016 Мосгорсуд встал на защиту добросовестного приобретателя, указав, что жилое помещение не выбывало из владения собственника против его воли. При наличии обязательственных отношений истребование имущества из чужого незаконного владения невозможно.

Исковое заявление о добросовестном приобретении

Иски, предъявляемые в суд и предполагающие исследование вопросов относительно добросовестного приобретения, можно условно разделить на 2 большие группы:

    Исковые заявления об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (ст. 301, 302 ГК РФ).

Правила о виндикационных исках следует применять и при рассмотрении исков, когда истребование осуществляется в качестве последствия недействительной сделки (п. 35 постановления от 29.04.2010 Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», далее — постановление № 10/22).

ВАЖНО! При составлении искового заявления об истребовании имущества необходимо привести доказательства наличия у истца права собственности. Таким доказательством в отношении объектов недвижимого имущества служит выписка из ЕГРН.


Если собственник не может доказать свое право с помощью этого документа, он вправе представить иные доказательства, в силу которых можно установить его права на спорное имущество. Однако данные из реестра государственной собственности или сведения о балансовой принадлежности имущества в данном случае не могут расцениваться как надлежащие доказательства (п. 36 постановления № 10/22).
Требования о признании добросовестным приобретателем.

Такие требования могут быть заявлены в качестве первоначального иска, но чаще всего являются ответной мерой (то есть встречным иском) на заявление об истребовании. Напомним, что основанием доказательной базы в этом случае должны стать:

  • документы и иные доказательства, подтверждающие возмездность сделки;
  • документы и иные доказательства, свидетельствующие, что покупатель не располагал информацией о том, что продавец не имел права на отчуждение имущества.

ВАЖНО! Внесение спорной недвижимости в качестве вклада в уставный капитал признается судами возмездной сделкой, так как в ответ участник приобретает право участия в корпорации (п. 37 постановления № 10/22).

Компенсация за утрату права

Принимая во внимание, что и добросовестный приобретатель, и утративший жилье собственник могут фактически безвинно пострадать в результате того, что суд займет противоположную позицию, законодатель предусмотрел компенсацию из бюджета государства.

ВАЖНО! Компенсация предусмотрена ст. 68.1 закона «О государственной регистрации недвижимости» от 13.07.2015 № 218-ФЗ. Данная норма применяется с 01.01.2020, ранее правила о компенсации содержались в отмененном законе «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

На компенсацию может рассчитывать добросовестный приобретатель, который все же лишился своего приобретения. Компенсацию для собственника, который не смог истребовать жилье у добросовестного приобретателя, отменили.

Условия получения компенсации:

  • вступившим в законную силу решением суда было присуждено возмещение вреда, который был причинен в виде утраты жилья;
  • исполнение этого решения не произошло в течение 6 месяцев по причинам, за которые взыскатель не отвечает.

Размер компенсации вычисляется по размеру реально причиненного ущерба, например, по кадастровой стоимости утраченного жилья.

В заключение еще раз подчеркнем, что добросовестным приобретателем может быть признан только покупатель, который оплатил недвижимое имущество, а также не знал и не имел возможности узнать о неправомерности сделки. Если же недвижимое имущество попало к приобретателю безвозмездно, рассчитывать на защиту по принципу добросовестного приобретения ему не удастся.

Особенности признания лица добросовестным приобретателем по договору купли-продажи помещения

Автор: Юлия Сорокина

Юлия Сорокина, адвокат

В советское время добросовестный приобретатель защищался сначала Гражданским кодексом РСФСР 1922 года, затем Гражданским кодексом РСФСР 1964 года. Разница заключалась в том, что в соответствии с Гражданским кодексом РСФСР 1922 года добросовестный приобретатель объявлялся собственником приобретенного у неуправомоченного лица имущества. Гражданский кодекса РСФСР 1964 года, напротив, не указывал на возникновение у добросовестного приобретателя права собственности на такое имущество.

Сегодня действующее законодательство добросовестным называет приобретателя, который не знал и не мог знать о том, что имущество приобретается им у лица, которое не имеет права его отчуждать. Таким образом, буквальное толкование процитированной нормы позволяет подвести под формулировку «мог знать» любого субъекта, проявляющего способности в процессе познания, то есть любого разумного человека. Очевидно, что такое положение не могло прижиться, и фактически судебная практика отыскивает добросовестность в том, должен или не должен был знать приобретатель о неуправомоченности отчуждателя. Именно по этой причине в абзаце 1 пункта 38 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10/22 от 29.04.2010 закреплено, что приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом.

Тем не менее в статье 1 Гражданского кодекса РФ среди основных начал гражданского законодательства требования добросовестности поведения как принципа гражданского права не оказалось.

Пятнадцатилетний опыт применения Гражданского кодекса и судебная практика разрешения конфликтов указывают на то, что в этом есть объективная необходимость.

Прежде всего она диктуется характером регулируемых гражданским правом отношений. Стабильность отношений собственности, а следовательно и эффективность общественного производства, особенно на инновационной основе, возможны лишь при их надежной правовой защите от всяких незаконных, заведомо или очевидно недобросовестных посягательств.

Чтобы быть признанным добросовестным приобретателем, ответчик должен доказать, что принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества, например, потребовал документы, на основании которых отчуждатель приобрел право собственности, запросил уполномоченные органы о зарегистрированных правах и прочее.

Подтверждением вышесказанного служит один из примеров сложившейся на сегодняшний день судебной практики.

Так, решением Железнодорожного районного суда города Самары исковые требования Б.М.А., действовавшей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына к З.В.В., М.А.В., Г.А.Е. о признании договоров купли-продажи жилого помещения недействительными и применения последствий признания сделок недействительными не были удовлетворены.

Истец обратилась в суд, указывая на то, что в 2008 году в связи с финансовыми проблемами ею были заимстовованы у З.В.В. денежные средства в размере 1 000 000 рублей. В качестве обеспечения исполнения своих обязательств по возврату 1 000 000 рублей и процентов на данную сумму ею на З.В.В. в феврале 2009 года была оформлена принадлежащая ей на праве собственности квартира.

В августе 2009 года З.В.В. уступил свое право на получение от нее денежных средств М.А.В., в связи с чем оформил находившуюся у него в залоге квартиру на М.А.В.

В декабре 2009 года М.А.В. заключил договор купли-продажи квартиры с Г.А.Н.

Истец сочла, что заключенный ею договор купли-продажи квартиры с З.В.В. являлся мнимой сделкой, совершенной лишь для вида, без намерения создать тот правовой результат, который должен был возникнуть при сделке. Более того, все вышеуказанные договоры купли-продажи нарушили не только ее права, но и права малолетнего сына, так как ее малолетний сын после заключения договора купли-продажи квартиры М.А.В. с Г.А.Н. и их принудительного выселения из квартиры остался без жилища и до момента рассмотрения дела не имел постоянного места жительства.

Также истец в суде опиралась на постановление Конституционного суда РФ от 08.06.2010 № 13-П, согласно которому сделка по отчуждению жилого помещения, нарушающая права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего, не согласуется с требованиями положений статей 38, 40 и 46 Конституции РФ. Таким образом, все вышеуказанные договоры купли-продажи квартиры не соответствуют требованиям Конституции РФ и являются ничтожными.

Однако, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд сослался на заключенный между Б.М.А. и З.В.В. договор купли-продажи данной квартиры. Цена квартиры, определенная по договоренности сторон, составляет 970 000 рублей, оплата произведена покупателем на день подписания договора в полном объеме. Продавец никаких претензий к покупателю по оплате цены не предъявил.

Между З.В.В. и М.А.В. заключен договор купли-продажи квартиры стоимостью 1 990 000 рублей. Между М.А.В. и Г.А.Е. заключен аналогичный договор купли-продажи данной квартиры.

В силу статьи 432 Гражданского процессуального кодекса РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случае форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

На основании изложенного суд решил, что исковые требования необоснованны и не подлежат удовлетворению.

Согласно статье 170 Гражданского кодекса РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В соответствии со статьей 454 Гражданского кодекса РФ по договору купли-продажи одна сторона обязуется передать вещь в собственность другой стороне, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму.

Сделка, заключенная между Б.М.А. и З.В.В., соответствует действующему законодательству. Правовые последствия сделки купли-продажи недвижимости наступили, от продавца к покупателю был передан в собственность объект недвижимости и произведена оплата цены данного объекта недвижимости от покупателя к продавцу. Договор подписан сторонами лично, следовательно стороны выразили волю на заключение данного договора на указанных в договоре условиях.

Доводы истицы о том, что права ее несовершеннолетнего сына нарушены при продаже квартиры, неосновательны, поскольку ранее несовершеннолетний был выписан с данного места жительства и до настоящего времени нигде не зарегистрирован.

Позиция суда заключалась в том, что в данном случае имеет место злоупотребление своими родительскими правами законных представителей несовершеннолетнего – его родителей. У отца несовершеннолетнего имеется постоянное место жительство в трехкомнатной квартире, где он также вправе был зарегистрировать своего ребенка. Мать также не учла интересы несовершеннолетнего сына при получении свидетельства о государственной регистрации права собственности на спорную квартиру, не зарегистрировала его по данному адресу, а продала данную квартиру З.В.В.

При заключении договора купли-продажи указала в договоре, что квартира не обременена правами третьих лиц.

В связи с отсутствием оснований для признания договора купли-продажи, заключенного между Б.М.А. и З.В.В., недействительным, последующие сделки по продаже спорной квартиры, а именно договоры между З.В.В. и М.А.В., между М.А.В. и Г.А.Е., также не были признаны недействительными, поскольку являются производными сделками. Кроме того, М.А.В. и Г.А.Е. являются добросовестными приобретателями квартиры, сделки купли-продажи квартиры.

Согласно статье 302 Гражданского кодекса РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать, собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Поскольку истребование вещи у добровольного приобретателя допускается лишь в случаях, предусмотренных в пункте 1 статьи 302 Гражданского кодекса РФ, лицо считается добросовестным приобретателем пока не доказано обратное. В данном случае действует общее правило пункта 3 статьи 10 Гражданского кодекса РФ о том, что добросовестность лица предполагается.

Конституционным судом РФ в постановлении от 21.04.2003 года № 6П разъяснен судам порядок применения норм об истребовании имущества собственника у добросовестного приобретателя. В соответствии с данным постановлением права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ.

Иное истолкование положений пунктов 1, 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, то есть требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей и так далее) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Добросовестность приобретения недвижимости сама по себе не является достаточным основанием для возникновения у приобретателя права собственности на это имущество. Закон признает такое право только за тем добросовестным приобретателем, у которого собственник не вправе истребовать утраченное им недвижимое имущество (пункт 2 статьи 223 Гражданского кодекса РФ). Без этого важнейшего обстоятельства добросовестный приобретатель не только не сможет стать собственником имущества, но и лишится владения им.

Если покупатель сможет доказать в суде свою добросовестность, то, по общему правилу, недвижимость поступает в его владение.

В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 223 Гражданского кодекса РФ недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации его права в едином государственном реестре прав.

По смыслу статьи 261 Гражданского кодекса РФ признание лица добросовестным приобретателем является оценочным понятием при разрешении вопроса о законности требования истца об истребовании имущества из чужого незаконного владения и не может рассматриваться как самостоятельный предмет спора. Добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, поэтому признание покупателя добросовестным приобретателем является основанием для отказа в удовлетворении иска собственника об истребовании имущества.

В описанном ниже случае в удовлетворении иска также было отказано полностью.

Ч.Н.Ч. обратилась в Октябрьский районный суд города Новосибирска с иском к К.Л.В., указав, что ее отцу на состав семьи три человека, в том числе и на нее была предоставлена двухкомнатная квартира. Она помогала своему отцу приватизировать занимаемую квартиру в равных долях с бывшей женой – К.Л.В. Узнала от отца, что он подарил долю квартиры К.Л.В.

Основным условием договора дарения явился пожизненный уход К.Л.В. за ее отцом.

Однако такой уход К.Л.В., со слов отца, не осуществлялся, напротив, после заключения договора дарения она стала плохо к нему относиться, и отец хотел расторгнуть данный договор. Однако сделать это не успел, отец скоропостижно скончался по причине алкогольной кардиомиопатии. При заключении договора между ее отцом и ответчиком была достигнута договоренность, что он будет проживать, пользоваться и владеть долей квартиры на тех же условиях, что и до его заключения. Истец сочла, что ее отец заблуждался относительно природы указанной сделки, был заключен договор, дарения, хотя согласно достигнутой договоренности должен был быть заключен договор пожизненного содержания. Отец несколько раз лежал в больнице, в выписном эпикризе указан диагноз: алкогольный галлюциноз и токсикососудистая энцефалопатия. Данные заболевания также затрудняли понимание его отцом природы заключаемого договора. Так как спорная квартира уже была продана ответчиком К.Л.В. ответчику Р.М.Э., просила суд признать договор дарения 1/2 доли, недействительным, признать договор купли-продажи, заключенный между К.Л.В. и Р.М.Э. в части продажи 1/2 доли квартиры, недействительным.

Р.М.Э. была вынуждена обратиться в суд со встречным иском к Ч.Н.Ч. о признании ее добросовестным приобретателем квартиры, указав, что истица Ч.Н.Ч. не являлась стороной по договору купли-продажи. Согласно договору купли-продажи, Р.М.Э. купила у К.Л.В. двухкомнатную квартиру. Впоследствии за ней было зарегистрировано право собственности на указанную квартиру. При заключении и подписании указанного договора купли-продажи не возникало никаких сомнений в подлинности правоустанавливающих документов собственника квартиры К.Л.В. на продажу. Ч.Н.Ч. никакого отношения к указанной квартире не имеет, собственником ее никогда не была.

Выслушав стороны, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, суд исковые требования Ч.Н.Ч. отклонил. Требования по встречному иску Р.М.Э. удовлетворил.

В соответствии с пунктом 1 статьи 572 Гражданского кодекса РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 574 Гражданского кодекса РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации. В соответствии с пунктом 1 статьи 209 Гражданского кодекса РФ собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Все условия договора сторонами были соблюдены. Отец истца как участник договора дарения при жизни не оспаривал его. Истец также знала при жизни своего отца о том, что он подарил свою долю К.Л.В. Каких-либо доказательств о признании указанного договора дарения недействительным по основаниям, указанным заявителем, согласно статьям 177, 178 Гражданского кодекса РФ, что он мог страдать психическим заболеванием и не отдавал отчет своим действиям, введен в заблуждение К.Л.В. при заключении сделки договора дарения, не нашли своего подтверждения.

Судом было установлено, что отец истца и К.Л.В. более 20 лет прожили в спорной квартире, ранее состояли длительное время в зарегистрированном браке, К.Л.В. как член семьи была включена в ордер при получении квартиры, участвовала в приватизации указанной квартиры вдвоем с мужем в равных долях. После совершения сделки договора дарения отец продолжал проживать в указанной квартире с К.Л.В. до его смерти. При указанных обстоятельствах суд решил, что К.Л.В. являясь собственником на законном основании, вправе была как собственник распорядиться своим имуществом.

Согласно договору купли-продажи от 20.04.2010 Р. М.Э. приобрела на законном основании у К.Л.В. указанную двухкомнатную квартиру, произвела ее оплату, и за ней было зарегистрировано право собственности на указанную квартиру согласно свидетельству.

Таким образом, оснований для признания указанной сделки недействительной не имелось.

Принцип добросовестности должен реализовываться на всех стадиях развития гражданских правоотношений — совершения сделок, установления прав и обязанностей, осуществления прав, исполнения обязанностей, защиты нарушенных прав и ответственности правонарушителей.

Для того чтобы принцип добросовестности был действенным, он должен быть обеспечен правилами, относящимися ко всем элементам механизма гражданско-правового регулирования.

Он должен быть закреплен в законодательстве о сделках, договорах в виде правил об основаниях недействительности сделок, о порядке и последствиях признания их недействительными, чтобы исключить получение выгоды как от сделки, совершенной с использованием недобросовестности, так и от недобросовестного уклонения от исполнения сделки путем необоснованного объявления о ее недействительности или незаключении договора.

В сфере публичных договоров и договоров присоединения должен быть усилен контроль за соблюдением прав граждан-потребителей, за предоставление им полной и добросовестной информации при совершении сделок и заключении договоров, а также за текстами договоров в целях исключения навязывания односторонне выгодных условий договоров.

Применительно к юридическим лицам добросовестность должна обеспечиваться правилами о публичности, достоверности, актуальности государственного реестра юридических лиц, а также размером уставного капитала, достаточным для обеспечения прав и интересов контрагентов, ставших жертвами недобросовестного поведения юридического лица, и мерами ответственности виновных в этом органов юридических лиц.

Действие принципа добросовестности важно распространить на систему защиты и ответственности участников гражданского оборота. В процессуальные нормы гражданского судопроизводства также должны быть введены нормы о полномочиях и обязанностях судей оценивать поведение сторон на предмет их соответствия требованиям принципа добросовестности и использования мер по пресечению злоупотребления процессуальными правами стороны, действующей недобросовестно.

Читайте также:  Санитарные нормы для колодцев
Ссылка на основную публикацию